Растущая взаимозависимость: как изменились российско-иранские отношения в связи с войной на Украине

Одной из главных тенденций в новых геополитических реалиях после начала военных действий в Украине стало сближение России и Ирана. Отношения между двумя странами последние 30 лет основавались на геополитических измерениях. Оба государства всегда старались не допустить участия в внерегиональных акторов в активном участии геополитических процессах, в часности максимально ослабить позиции США и Запада.  В сочетании с успешным сотрудничеством в Сирии, не лишенным элементов соперничества, эти приоритеты делают Россию и Иран стратегическими партнерами на Ближнем Востоке. Между тем, с началом вторжения РФ на территорию Украины отношения в военной сфере между двумя Москвой и Тегераном поднялись на новый уровень. Иран активно стал поставлять РФ БПЛА и артиллерийские установки.    

24 декабря прошлого года советник президента Украины  Михаил Подоляк призвал атаковать иранские заводы по производству беспилотников. Он заявил, что Иран планирует увеличить поставки ракет и БПЛА в Россию и унижает институт международных санкций. Украина считает, что Иран поставляет России беспилотники Shahid-136 и Muhajir-6.

Однако, после последней серии ударов неизвестными БПЛА по территории Ирана в конце января ряд экспертов выдвинули идею, что иранская оборонка не столь надежная, как завялет Тегеран. Помимо прочего, украинские военные начали заявлять, что научились сбивать иранские БПЛА, а сама промышленность Ирана в тяжелом кризисе.
Говоря об оборонной промышленности, нужно отметить, что с начала 1990-х годов Россия является крупнейшим поставщиком оружия в Иран, в том числе широкого спектра техники: от танков и бронетранспортеров, систем противовоздушной обороны (С-300, Тор) до боевых самолетов и подводных лодок. В 2010-2015 годах Россия частично приостановила поставки из-за действовавшего на тот момент санкционного режима. Совместные боевые действия в Сирии, проводимые с 2015 года, потребовали от России и Ирана развития контактов между военными и спецслужбами двух стран. В январе 2015 года министры обороны двух государств подписали соглашение о сотрудничестве, предусматривающее проведение совместных учений, контакты между командными структурами, а также обмен разведданными.

В Багдаде и Дамаске были созданы два общих центра обмена военной информацией и координации операций. В последние пару лет военно-морские силы двух государств часто проводят совместные учения на Каспии, а иранские офицеры приглашаются для участия в организованных в России учениях. Возобновлено военно-техническое сотрудничество: в апреле 2015 года президент Путин отменил указ президента Медведева от 2010 года, которым вводился запрет на экспорт систем противовоздушной обороны. Как следствие, в начале 2016 года Россия поставила Ирану первую партию зенитных комплексов С-300 (подписанный контракт предусматривает поставку четырех дивизионных комплектов).

Одним из значимых символов тесных военных отношений между Россией и Ираном стало согласие иранцев в августе 2016 года на использование российскими бомбардировщиками авиабазы Хамадан в Иране для бомбардировок Сирии. Военно-морские силы двух государств неоднократно проводили совместные учения на Каспии, а иранские офицеры приглашались для участия в организованных в России учениях. 

По мнению российского военного эксперта Алексея Хлопотова, достижения Ирана в области развития оборонно-промышленного комплекса больше дутые и показушные. "Иран чрезвычайно закрытая страна. Миру показывается только та картинка, которая выгодна руководству Ирана. Конечно, мы помним, что Иран выдержал очень тяжелую и затяжную войну с Ираком. Но это было, во-первых, давно, а во-вторых, вытянул он ее не за счет техники, промышленности и технологий, а исключительно за счет людских ресурсов. Наличие каких-то современных вооружений у Ирана не наблюдается.  Там нет ни современной авиации, ни ПВО, танки – самое новое, это Т-72С, которые они успели получить от СССР/России в начале 1990-х"- заметил эксперт.
По его словам, на парадах в Иране всякий раз показывают новые образцы тех же танков или ракет. "Но есть ли они в реалиях в массовом производстве? Судя по репортажам с учений – в войсках, их нет. Да и данные разведки, стратегического анализа говорят о том же. Какого-то радикального развития технологий в Иране не наблюдается. Насколько хороши их ракеты? Мне представляется, что это уровень технологий 60-х, от силы 70-х годов прошлого века", - заметил эксперт в беседе STEM. 

Что касается БПЛА, по мнению Холопова, то и в этой сфере у Ирана слабая позиция. "Это уровень советских кружков «Юный техник» с использованием элементов, полученных по серым схемам из того же Китая. Не более того. Они смогли наладить их производство, но самый интересный вопрос о масштабах этого производства. БПЛА, особенно ударных, и тем более барражирующих боеприпасов нужно не просто много, а очень много. Россия вообще не наладила их производство. Поэтому Иран со своими «шахедами» стали для России волшебной палочкой-выручалочкой.

Но чудес не бывает. Военно-политическое руководство Ирана прекрасно понимает, что им самим нужен солидный запас БПЛА", - отметил эксперт. 

По его словам, военное руководство РФ в последнее время часто обращается к Ирану с целью еще больших доставок БПЛА, однако Тегеран похоже эти просьбы превратил в торг с элементами вымогательства.  Эксперт предположил, что Тегеран посредством дальнейших поставок  пытается выторговать у РФ доступ к технологиям ядерного оружия и получения современных средств ПВО. "Но опять же, скорей всего, руководство Ирана просто блефует. У них нет больше свободных БПЛА и тем более нет ракет.  Давайте представим, что Иран дал России баллистические ракеты и пусковые установки. Россия начала их использовать против Украины и тут вдруг выясняется, что иранские ракеты не обладают какой-либо приемлемой точностью, легко перехватываются и вообще мало эффективны.  Это будет мощнейшим ударом по обороноспособности Ирана, по имиджу иранской промышленности и руководству", - отметил эксперт.
Резюмируя, нужно отметить, что  сратегическое партнерство России и Ирана дальше будет основываться на общей заинтересованности Москвы и Тегерана в сдерживании мощи США.

Россия сегодня во многом единственный источник для Ирана как в поставках оружия, так и ядерных технологий. Тегеран, со своей стороны, интересует преимущественно региональное измерение этой силы, тогда как Москву интересует и ее глобальный аспект. 

Более того, благодаря своему праву вето в Совбезе ООН она способна защитить Иран от попыток Вашингтона использовать механизмы ООН для усиления давления ООН на него. Россия рассматривает политику Ирана на постсоветском пространстве как важный элемент «стратегического партнерства». Тегеран не только избегает соперничества с Москвой, но и лояльно с ней сотрудничает. 
В ситуации сохраняющейся серьезной напряженности в отношениях России с США и сохраняющихся разногласий между Россией и Европейским союзом Москва будет и впредь стремиться поддерживать и укреплять отношения с Ираном. Очевидно, что РФ в ближайшем будущем не откажется от своей проиранской политики, как это было в середине 2000-х. 
Нынешние растущие разногласия между Россией и Турцией в отношении того, как урегулировать конфликт в Сирии, и усиление интенсивности израильских ударов по иранским целям в Сирии заставят Тегеран и Москву еще больше укрепить свое сотрудничество. Дальнейшему сближению будет способствовать и ситуация в Афганистане, где обе страны заинтересованы в минимизации присутствия США и готовы начать переговоры и выработать договоренности с талибами.

 

К вопросу о процедуре импичмента Саломе Зурабишвили:  причины и возможные последствия
Переживет ли Украина эту зиму в условиях войны?: Киев проводит масштабные работы по укреплению энергосистемы
Российско-украинская война.  Аналитическая выкладка на 579-й день
От анти-террористической операции к миру в Карабахе
Российско-украинская война и перспективы разрешения конфликтов в Грузии
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами