Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?

В последние недели одной из главных тем во всех мировых СМИ стала ситуация в Афганистане. На фоне вывода американских войск, которые присутствовали в стране с 2001 года, боевики движения «Талибан» развернули широкомасштабное наступление на правительственные войска. Всего за пару месяцев под контроль талибов перешли сотни населенных пунктов. 9 июля представители группировки заявили, что контролируют более 85% территории страны, и хотя официальный Кабул эту информацию не подтвердил, становится очевидно, что позиции правительства Ашрафа Гани становятся все более шаткими, и есть большая вероятность, что в ближайшем будущем «Талибан» станет главной действующей силой в стране. Из-за наступления талибов десятки тысяч жителей Афганистана уже были вынуждены бросить свои дома и стали вынужденными переселенцами, а МИД страны заявил, что в случае затягивания совместных действий региональными странами и международными организациями террористические группировки усилят своё присутствие в регионе, что приведёт к гуманитарной катастрофе. О том, что стране грозит гуманитарная катастрофа заявили и в ООН.

Однако усиление позиций «Талибана» в Афганистане может иметь далеко идущие последствия не только для самой исламской республики, но и для ее соседей, в частности стран Средней Азии. За последний месяц напряженность на границе этих стран с Афганистаном заметно возросла. Так, в конце июня –начале июля около 1,500 афганских военных под натиском боевиков перешли на территорию Таджикистана. А 22 июля РИА Новости со ссылкой на источник в Госкомитете нацбезопасности Таджикистана сообщили, что члены движения «Талибан» контролируют 80% таджикско-афганской границы. И хотя группировка заверяет, что «афганская земля не будет использована против кого-либо», складывающаяся в Афганистане ситуация не может не беспокоить его соседей. Таджикистан для усиления охраны своей границы уже мобилизовал 20 тысяч военнослужащих резерва, а также обратился к государствам Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ), членом которой он является, за помощью.

Эксперты отмечают, что даже если на данный момент талибы сдержат обещание и не будут нарушать границ стран Центральной Азии, их усиление в Афганистане несет для северных соседей много проблем.

По мнению американского эксперта по Центральной Азии Брюса Панньера, сам «Талибан» не представляет угрозы для Центральной Азии, так как эта афганская группировка до сегодняшнего дня не проявляла особого интереса к чему-либо помимо получения полного контроля над Афганистаном.

«До тех пор, пока талибы не смогут подчинить себе весь Афганистан, все что они хотят от Центральной Азии, это чтобы государства этого региона не вмешивались во внутренние дела Афганистана, а точнее, не поддерживали силы, борющиеся против талибов», – отмечает Панньер в комментарии для аналитического центра STEM.

По мнению эксперта, в данной ситуации угроза странам Центральной Азии исходит не от талибов, от их собственных граждан, которые состоят в группировках боевиков действующих в Афганистане, таких как «Джамаат Ансарулло» в случае Таджикистана или «Союз исламского джихада» (ответвление террористической организации «Исламское движение Узбекистана») в случае Узбекистана, а также таких экстремистских группировок как «Исламское государство Хорасан» (отделение ИГИЛ, действующее в Афганистане и в Пакистане) и ИГИЛ в Афганистане, которые всегда ищут новые территории на которые можно распространить свое влияние. Панньер напоминает, чтов конце 1990-х годов «Исламское движение Узбекистана» очень комфортно себя чувствовало на территориях Афганистана подконтрольных талибам, а в 1999-2000 вооруженные группы этой экстремистской организации даже совершали нападения на Кыргызстан и Узбекистан.

И хотя сейчас «Талибан» обещает правительствам Центральной Азии, что он не позволит таким группировкам использовать афганскую территорию для планирования или осуществления нападений на Центральную Азию, сдержит ли группировка это обещание и сможет ли она это сделать, остается под большим вопросом.

«Что талибы пообещали группировкам боевиков в Афганистане, которые вместе с ними борются с правительственными силами Афганистана? Что произойдет, если талибы захватят весь Афганистан и станут правительством? Разрешат ли они этим иностранным боевикам остаться? Или они скажут им уходить куда угодно, потому что в Афганистане они больше не нужны? А если все-таки эти боевики уйдут, куда они отправятся после Афганистана? Вот что беспокоит правительства Центральной Азии», – отмечает Панньер.

 

При этом, эксперт напоминает, что ситуация в разных странах Центральной Азии разная. Так Узбекистану, у которого небольшая граница с Афганистаном и самая большая армия в Центральной Азии, скорее всего помощь не понадобится. У Туркменистана граница с Афганистаном достаточно протяженная (примерно 750-800 километров), и большая часть ее проходит по малонаселенным районам, но правительство страны продолжает заявлять, что у него нет никаких проблем на этой границе и не обращается за помощью к другим странам. Кому он обратится в случае необходимости пока непонятно.

По словам Панньера, если Ашхабад обратится за помощью к Москве, то Россия несомненно поможет, но Кремль будет ожидать чего-то взамен и может настаивать на том, чтобы российские войска остались в Туркменистане, чтобы предотвратить новые проблемы на границе. Также, по мнению эксперта, помочь Туркменистану финансами и снаряжением мог бы Китай. Но несмотря на то, что Пекин не хочет свержения Бердымухаммедова и его правительства, он едва ли отправит в Туркменистан какие-либо войска, и предпочтет, чтобы свои силы для поддержки туркменского правительства посылала Россия.

Но самая сложная ситуация среди всех центральноазиатских стран, по словам американского эксперта, в Таджикистане, который имеет самую длинную границу с Афганистаном (по разным данным около 1400 километров), большая часть которой проходит через высокогорные районы. Панньер отмечает, что для ее контроля могут быть задействованы силы российской военной базы в Таджикистане, на которой дислоцированы свыше 7000 военнослужащих. Кроме того,Таджикистану очевидно будет помогать ОДКБ, в которую страна уже обратилась, а также может помочь ШОС, членом которой она также является.

«Но если все меры по обеспечению обороны, которые эти центральноазиатские государства принимали все эти годы, по какой-то причине не помогут предотвратить переход групп боевиков из Афганистана в Центральную Азию в больших количествах, то я думаю, что Россия будет единственной страной, которая могла бы обеспечить помощь странам Средней Азии, в которой они будут нуждаться. В любом случае, позиции России в Средней Азии должны значительно укрепиться из-за наступления талибов в Афганистане, даже если боевики никогда не пересекут границы стран Средней Азии», –отмечает Брюс Панньер.

Научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук, кандидат исторических наук Александр Воробьёв также считает, что наступление талибов в Афганистане на данный момент не означает апокалиптический сценарий для государств Центральной Азии.

«Вряд ли целью движения «Талибан» является экспансия в страны Центральной Азии. Для этого недостаточно ресурсов и мотивации. Задача талибов – захват власти в Афганистане, ее последующее политическое и экономическое укрепление. На этой рациональной почве в будущем возможны и определенные элементы сотрудничества с государствами Центральной Азии», –говорит российский эксперт, комментируя ситуацию для аналитического центра STEM.

 

При этом, по словам Воробьёва, текущее развитие ситуации в Афганистане и перспектива прихода к власти талибов, несет для государств Центральной Азии целый ряд вызовов, таких как кризис у границ, перспектива расширения наркотрафика, потенциальные попытки боевиков террористических организаций «Аль-Каида» и ИГ усилить свое влияние за пределами Афганистана, стагнация экономического сотрудничества с Кабулом и возможный приток беженцев.

По мнению российского эксперта, среди центрально-азиатских государств, только Узбекистан и Казахстан обладают неплохим военным, политическим и экономическим потенциалом для влияния на ситуацию. В связи с этим неслучайно то, что значительную долю ответственности за развитие ситуации в Афганистане готов взять на себя Узбекистан, стремящийся в настоящее время выстроить стратегическое партнерство с Пакистаном – страной, имеющей определенное влияние на афганские силовые группировки. Но в целом, по словам Александра Воробьёва, региональных сил недостаточно чтобы справиться с растущей угрозой из Афганистана. Повлиять на ситуацию в этих условиях могут Россия и Китай.

«Ресурсом российской стороны являются ее военные базы в Таджикистане и Киргизии, готовность оказывать Бишкеку, Душанбе и Нур-Султану военную поддержку по линии ОДКБ.  Кроме того, свою роль играет координация военного сотрудничества с Узбекистаном и Туркменистаном», – отмечает Воробьёв.

 

Китай, по словам российского эксперта,имеет возможность влияния на ситуацию через свои тесные военно-политические контакты с Пакистаном. При этом США хочет максимально снять с себя бремя ответственности за развитие событий в Афганистане и делегировать эту ответственность региональным игрокам, сохранив при этом возможность эффективного мониторинга ситуации и присутствия в сопредельных с Афганистаном странах: Пакистане и государствах Центральной Азии.

Независимый аналитик из Кыргызстана Канатбек Абдиев в свою очередь отмечает, что основная проблема, которую несет «Талибан» для Центральной Азии – это угроза распространения радикальных и экстремистских идей.

«В Центральной Азии существует ячейки экстремистских групп, которые находятся в спячке, а также есть небольшой процент населения, которое выезжало в Сирию и имеет опыт участия в боевых действиях. Если призыв «Талибана» строить исламский халифат найдет отклик среди населения, это будет нести большой риск для центральноазиатских стран», –отмечает Абдиев в комментарии для аналитического центра STEM.

Другой угрозой, по словам эксперта, является неконтролируемый канал наркотрафика, причем это будет проблемой не только для стран Центральной Азии, но для России и Европы, куда будут идти эти наркотические средства.Наконец, захватывая стратегические пункты, дороги и маршруты в Афганистане, талибы ставят под угрозу многие международные проекты, представляющие интерес для стран Средней Азии, например, китайский проект «Один пояс, один путь», а также газовые проекты Туркменистана и ряд транзитных дорог и магистральных соединений, которые планировалось построить на этой территории.

«Быстрый захват всех стратегически важных точек, на мой взгляд, это ясный месседж для мирового сообщества, что талибы станут полноценными хозяевами страны, и это произойдёт скорее, чем мы ожидали», –говорит Абдиев.

В этой ситуации, по словам кыргызского эксперта, помогать странам центральноазиатского региона будут те же игроки, что присутствовали в регионе ранее – США, Европа, Россия и Китай. Кроме того, новой силой в регионе становится Турция. Так недавний визит министра обороны этой страны в Таджикистан и Кыргызстан даёт сигнал, что Турция готова их поддерживать. Канатбек Абдиев считает, что страны региона, не имея достаточно средств для сдерживания талибов, будут приветствовать присутствие различных сил, которые будут оснащать и снабжать их армии. Но наращивания военного потенциала, по его мнению,может привести к новым проблемам в регионе в долгосрочной перспективе.

«Бездумное одаривание оружием этих стран когда-нибудь может привести к региональному конфликту. Потому что в Ферганской долине проживают очень много этнических групп без четких делимитированных границ, и в регионе очень остро стоит вопрос питьевой и поливной воды. Наращивание военного потенциала всегда ведёт к конфликтам. Доказательством этому может служить недавний конфликт между Таджикистаном и Кыргызстаном», – заключил Абдиев.

 

Почему «Грузинская мечта» пошла на демарш против ЕС в преддверие выборов
Украинский вопрос: встреча Зеленского и Байдена – последний шанс вывести Киев на новый уровень партнёрства с Вашингтоном
Сможет ли Грузия наладить прямой диалог с Абхазией и Южной Осетией - отвечают эксперты
Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами