Азербайджан - Иран: перезагрузка 2.0 или попытка выработать новую культуру стратегической сдержанности?

Иран и Азербайджан открывают новую страницу во взаимоотношениях. По крайней мере, так заявляют главы МИД Азербайджана Джейхун Байрамов и Хоссейн Амир Абдоллахиан по итогам визита последнего в Баку. 

Еще осенью между Ираном и Азербайджаном было очень серьезное напряжение. Казалось, была даже угроза прямого столкновения, когда Иран делал грозные заявления, предупреждал о недопустимости действий Азербайджана в районе границы с Ираном, вплоть до того, что некоторые иранские чиновники говорили, что Карабах - иранский. Иран делал высказывания и в защиту Армении. Он провел крупные военные маневры в районе границы. Кроме того, Тегеран упоминал присутствие Израиля в Азербайджане как неприемлемую угрозу. Все этот было угрожающе и несколько хаотично. 

Сейчас между сторонами наступила разрядка. Решающей между странами проблемы, стала встреча президентов Азербайджана и Ирана в Ашхабаде.

Тогда, лидеры двух стран смогли договориться о своповых поставках туркменского газа в Азербайджан через Иран. Исламская республика, а в частности новая ее администрация Раиси представила иранскому обществу данное соглашение как большую дипломатическую и экономическую победу. 

После этой встречи также состоялся визит вице-премьера Азербайджана в исламскую республику, а затем глав МИД на саммите ОИС в Исламабаде и как итог, Абдоллахиан был приглашен в Баку. По итогам бакинской встречи, можно сказать, что Иран нашел свое место в новой геополитической и экономической конфигурации после 44 дневной войны прошлого года. 

Главы МИД обеих стран совещаются, делают дружественные заявления. Министр иностранных дел Исламской Республики Иран Хосейн Амир Абдуллахиан на совместной пресс-конференции с главой МИД Азербайджана Джейхуном Байрамовым говорил о дружбе между странами. 

«Это не только слова. Речь идет о развитии крупных инфраструктурных проектов, упоминаются строительство ГЭС "Худаферин", Ордубадской электростанции, строительство моста через реку Астарачай, благоустройство коридора Иран-Азербайджан-Россия, совместный автомобильный завод в Нефтчале, договоренности о транзите туркменского газа через Иран и другие проекты. Мы живем в мире, где транспортные коридоры играют огромную роль в экономике, так что тут не только дежурные слова о дружбе», - прокомментировал STEM востоковед Михаил Магид. 

Почему так происходит?

Как отмечает эксперт, прежде всего, важно, что летом в Иране пришло к власти новое руководство, команда нового президента. 

«Это не совсем точное определение, потому что в Иране абсолютной властью обладает верховных лидер, Великий аятолла Али Хаменеи, и он руководит страной через свою канцелярию, которая называется Бете Рахбари. Ему подчиняются так же силовики, включая самую мощную независимую армию Ирана, куда набирают религиозных военных - КСИР, (Корпус стражей исламской революции) и есть еще Совет Экспертов и Совет Стражей - в значительной степени органы власти шиитского духовенства. Но существуют и обычная армия, парламент, президент, вроде бы общество выбирает депутатов и президента. Это две структуры управления. 

Настоящая власть, конечно, у духовного лидера (рахбара) и КСИР, и вот эту параллельную систему власти в Иране так и называют "Незам" – Система»,- добавил аналитик. Это параллельное исламское государство и «в последний год произошло почти полное поглощение государства этой параллельной системой управления», считает аналитик. 

«Нынешний президент Эбрахим Раиси, глава МИД, большинство парламентариев,  - все это люди, связанные с КСИР, почти всех остальных отстранили от участия в выборах. Это относительное новшество для Ирана. Возможно, оно связана с будущим транзитом власти от 82-летнего верховного лидера к КСИР. Некоторые рассматривают Раиси как преемника. В Иране сейчас говорят, что люди в сапогах (военные из КСИР) высасывают власть у людей в чалмах (у шиитского духовенства) и одновременно и у гражданской части бюрократии!», - полагает эксперт. 

По мнению политолога, все это означало, что Раиси и его люди должны были продемонстрировать жесткость, непреклонность. «Если он - настоящий преемник верховного лидера и все на него так смотрят, включая самого действующего лидера, он должен показать, что он - мощный суровый правитель, с ним шутки плохи», - добавил он.

На Ближнем Востоке так принято.... 

Реалии Ближнего Востока всегда были суровы. Здесь не правитель определяет политическую структуру, а сами так называемы «правила игры» вынуждают страны и их правителей руководствовать жесткими методами управления. 

Иран один из центров на Ближнем Востоке, которая и этнически, религиозно и лингвистически отличается от всего остального региона. Иран – это не одна из суннитских арабоязычной страны региона, а это целая персидская цивилизация, которая имеет многовековую претензию в своей региональной повестке. 

«С вами просто не станут разговаривать, если про вас не будут думать, что вы опасны и сильны. И Раиси очень важно было показать силу», - сказал Магид.

Однако отношения Баку с Тегераном довольно сложны и имеют много как перспектив для развития, так и огромные риски. 

«Ситуация сложившаяся после 44-дневной войны резко усилила отношения Турции и Азербайджана. Иран делает ставку на создание противовеса их влиянию, ставку на Армению, потому что опасается их усиления и нуждается в балансе. В Иране вообще неоднозначное отношение к самому факту существования независимого Азербайджана и есть те, кто считают это для Ирана катастрофой, так как существует иранский Азербайджан с 30-миллионным населением и независимость может стать для иранского региона, густонаселенного азербайджанцами, примером», - полагает эксперт. 

По мнению Магида, кроме отношений Баку и Анкары, Тегеран, также напрягает и отношения Баку и Тель-Авива: «Израиль стремится закрепиться в Азербайджана тем или иным способом, считая это инструментом против Ирана. И Иран отреагировал, проведя маневры и угрожая. Ведь Иран и Израиль - главные соперники на Ближнем Востоке», - отметил он.

Ситуация еще и обостряется тем, что экономическая ситуация в Иране неоднозначна. Провал в переговорах в Вене и нежелание американского руководства снимать санкции с Ирана, делают эту страну более сговорчивее. 

«В Иране очень неспокойно, в стране тяжелейшая экономическая ситуация, вспыхивают протесты, и все это на фоне социально-экологических проблем. Эти вопросы сливаются в один узел - Ирану очень тяжело под американскими санкциями. Новому иранскому руководству надо решать эти проблемы. Поэтому оно ищет пути для экономического партнерства с Турцией, Азербайджаном. Это богатые страны, а в Иране на счету каждый доллар. И вот, в таких тяжёлых условиях Иран противостоит США и Израилю, причем это военное противостояние, с взаимными ракетными ударами», - считает Магид.

 

Однако данная ситуация никак не будет коренным образом менять ситуацию в отношениях Баку и Тегерана. Противоречия никуда не делись, риски остаются прежними, считатет эксперт, не исключив обострение между сторонами после улучшения геополитической ситуации вокруг Ирана. 

«Иран не откажется от ставки на Армению, он, видимо, посчитал, что не может себе сейчас позволить прямой конфликт с турецко-азербайджанским блоком в таких условиях. И теперь Тегеран прощупывает почву, включает дипломатию - жить-то надо. Продемонстрировали силу, показали зубы, прочертили красные линии (думаю, они прежде всего касались присутствия Израиля в Азербайджане), теперь можно и поговорить, и поторговать... таков Ближний Восток», - резюмировал Михаил Магид.

 

Узбекистану необходимо начать процесс диверсификации транспортных корридоров через Южный Кавказ - Фарход Толипов
Политическая риторика российско-украинской войны: как ораторское искусство меняет восприимчивость общества
Экономист Владислав Иноземцев: Россию ждет кризис хуже дефолта 1998 года
Летопись независимости: историк Арман Сулейменов о главных этапах развития казахстанской государственности
Мир и война в Украине: хаос в системе международного порядка
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами