Азербайджан-Центральная Азия: Внешнеполитический вектор получивший новую актуальность

12 января 2022 года президент Азербайджана во время своего интервью местным телеканалам изложил взгляд на процессы проистекающие в мире: «Если мир продолжит развиваться традиционным путем — во что я не верю — (то) мы готовы. Если мир, международная архитектура полностью рухнет, мы к этому (тоже) готовы».[1]

Другими словами если в текущем глобальном противостоянии одержит вверх Запад и мир вернется в состояние однополярного мира, то в этом «старом новом мире» Азербайджан займет важное место. Активные взаимоотношения с ЕС в энергетической, транспортно-логистической сфере прямо указывают на возросшую роль Баку для Западных партнеров. Однако если Россия выстоит хотя бы в ничью, то архитектура международных отношений изменится коренным образом. Кризис однополярности сменится мультиполярностью и помимо Запада появится более сильный, а также более независимый Север, Восток и Юг. Таким образом Центральная Азия становится для Азербайджана важным регионом по выходу в Китай и в Азиато-Тихоокеанский регион.

За последние годы Азербайджан заключил и углубил стратегические отношения с большинством стран Центральной Азии. 23 марта 2004 года в Ташкенте была подписана «Декларация о дальнейшем укреплении стратегического партнерства между Азербайджанской Республикой и Республикой Узбекистан».[2]

11 марта 2017 года в ходе официального визита Президента Туркменистана в Азербайджанскую Республику главы государств подписали «Декларацию о стратегическом партнерстве между Азербайджанской Республикой и Туркменистаном».[3]

В 2022 году Азербайджан подписал «Декларация о стратегическом партнерстве» с Кыргызстаном и «Договор о стратегическом партнерстве и союзнических отношениях» с Казахстаном.

Общие вызовы

Заметим, что общемировые экономические проблемы сближают Азербайджан и Центральную Азию не хуже геополитики. Российско-Украинская война привела к общим и частым экономическим проблемам на постсоветском пространстве. Западные санкции нацеленные на крушение рубля привели к обратному эффекту. Ответные действия Центробанка РФ не только предотвратили обрушение рубля, но и наоборот очень сильно усилили рубль по отношению к иностранным валютам. Поскольку Россия является основным торговым партнером для большинства стран Центральной Азии и Южного Кавказа, чрезмерное удорожание или удешевление рубля негативно сказывается на экономиках этих стран. Если рубль чрезмерно сильный это приводит к удорожанию цен на товары Российского производства на внутренних рынках, а следовательно к инфляции. Если рубль наоборот чрезмерно слаб это может привести ценовому демпингу и захвату внутренних рынков постсоветских стран Российскими товарами. Товарооборот между Азербайджаном и Россией за  2022 год составил более $3 млрд 710 млн., что на 23,9% больше показателя 2021 года.[4]

Товарооборот Казахстана же с Россией за этот же год составил около 26 млрд. долларов. При целевом среднегодовом уровне инфляции в Казахстане в диапазоне 4-6% фактический рост цен в июле 2022 года составил 15% в годовом выражении.[5] В Азербайджане же в июле 2022 г. инфляция в годовом выражении составляла 12,9%.[6] Показатели двух крупных экономик Центральной Азии и Южного Кавказа показывают, что в остальных странах региона дела идут только хуже. Все это актуализирует снижение зависимости от Российской экономики и увеличение двухсторонних и многосторонних экономических взаимоотношений между странами. Заметим, что за последние годы товарооборот между Азербайджаном и странами Центральной Азии сильно увеличился. Так, в 2021 году товарооборот с Казахстаном составил 135 млн.$, с Узбекистаном 112 млн.$, с Туркменистаном 105 млн.$, с Кыргызстаном 9 млн.$, а с Таджикистаном 7,5 млн.$.

Два локомотива развития отношений: энергетика и логистика

Энергетика играет особую роль в двухсторонних и многосторонних отношениях. Казахстан является нефтяным, а Туркменистан газовым гигантом региона. Однако более 90% нефти Казахстан экспортирует по транспортно-транзитной инфраструктуре России. Более 70% этой нефти поступает в Европу и составляет примерно 6% от общего импорта нефти ЕС. Геополитическая напряженность между Россией и Западом привела к тому что Каспийский трубопроводной консорциум трижды останавливал экспорт Казахстанской нефти в ЕС. Заметим, что нефть занимает более половины экспорта Казахстана, а доход полученный от него составляет треть бюджета страны.[7]

Таким образом безопасная транспортировка нефти в Европу является жизненно-важным для Казахстана. В этом деле Азербайджан любезно протягивает руку помощи братскому Казахстану. Согласно мнению аналитиков S&P Global Ratings Казахстан мог бы транспортировать нефть через Каспийское море в Баку. Однако аналитики центра считают это логистически сложным маршрутом из-за ограниченности грузоподъемность нефтяных танкеров Казахстана.[8] Во время своего выступления на саммите ШОС в Самарканде президент Азербайджана сказал, что Бакинский международный морской торговый порт имеет грузопропускную способность 15 миллионов тонн в год, которая может быть увеличена до 25 миллионов тонн. Азербайджан обладает крупнейшим гражданским грузовым флотом в Каспийском бассейне, насчитывающим 52 судна. А самое главное - Бакинский судостроительный завод может производить все типы судов.[9] 24 августа же при участии президентов Азербайджан и Казахстан подписали «Меморандум о взаимопонимании между Государственной нефтяной компанией Азербайджанской Республики (SOCAR) и национальной компанией «KazaqGas», а также «Меморандум о сотрудничестве между Национальной компании «Казахстанские железные дороги» и ЗАО «Бакинским Международным Морским Торговым Портом».[10]

В данном контексте уместно упомянуть Ашхабадское соглашение о поставках туркменского газа через территорию Ирана в Азербайджан. Согласно договору Туркменистан отправляет в Азербайджан по 5-6 миллионов кубометров газа в день, что в годовой выражении равна 1,5-2 млрд. кубометрам. Поставка осуществляется по схеме SWAP: Иран за счет поставок газа их Туркменистана обеспечивает пять своих провинций, а Иран в свою очередь поставляет свой газ в Азербайджан. Такие схемы экспорта через третьи страны используются при отсутствии готовой инфраструктуры для прямой перекачки углеводородов.[11] Однако вполне возможно, что в будущем Азербайджан не только будет получать прямую перекачку газа из Туркменистана, но и сможет экспортировать его в Европу.

СВМДА и Зенгезурский коридор

Есть много форматов для многостороннего сотрудничества с Центральной Азией. Один из таких многосторонних форматов это Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). Помимо Азербайджана и Центральной Азии данный формат включает в себя КНР, Индию, Пакистан, Турцию, Россию, Израиль, Вьетнам, Корею, Иран, Египет и другие страны. Заметим, что на последнем саммите в Астане 12-13 октября 2022 года было принято решение о поэтапной трансформации СВМДА в полноценную региональную международную организацию.[12]

В период геополитического кризиса такие многосторонние форматы сотрудничества привносят элемент стабильности и прокладывают путь к новым и амбициозным проектам. Санкции Запада лишили возможности Китай экспортировать свою продукцию в ЕС через территорию России, но зато увеличили значимость Среднего коридора. Неудивительно что 13 октября расширение пропускной способности Транскаспийского маршрута стала главной темой обсуждения Азербайджана и Казахстана в Астане.[13]

Для этого Азербайджан мобилизует усилия в трех направлениях: 1) расширяет и углубляет отношения с Казахстаном, 2) развивает многосторонние взаимоотношения с Туркменистаном, Узбекистаном и Кыргызстаном, 3) активно продвигает идею открытия Зенгезурского коридора.

Строительство железной дороги Термез-Мазари-Шариф-Кабул-Пешавар связывает Китай-Кыргызстан-Узбекистан. В свою очередь Узбекистан успешно довела до конца переговоры с Туркменией о получения доступа к порту Туркменбаши. А этот порт как известно тесно связан с Азербайджанским портом в Алят. Таким образом Азербайджан помимо Казахстана получает еще один маршрут в Китай через территории Туркменистана, Узбекистана и Кыргызстана, что вписывается в общий тренд по развитию Среднего коридра, актуальность которого возросла после российско-украинской войны.  

Также планомерно и целенаправленного продвигается идея Зенгезурского коридора. Важность открытия Зенгезурского коридора упоминается в документах подписанных между Азербайджаном и Казахстаном в 2022 году. А 16 сентября в ходе своего выступления на саммите ШОС президент Алиев указал на важность открытия этого коридора и сказал, что после открытия Зангезурского коридора он еще больше увеличит транспортные возможности стран региона и будет выгоден всем странам, расположенным вдоль маршрута.[14]

Перспективы на будущее

После начала войны в Украине Казахстан стал центром, куда в основном стекались покинувшие Россию IT компании. В 2017 году был создан Международный финансовый центр Астана. В стране действуют Astana Hub, бизнес-инкубатор MOST, IT-хаб «Терриконовая долина», а также другие государственные и частные институты поддержки. В казахстанскую юрисдикцию полностью или частично переехало несколько международных технологических гигантов с общей капитализацией свыше $27 млрд. Помимо этого Казахстан стал одной из главных точек входа международных компаний на объединенный рынок ЕАЭС.[15] Азербайджану тоже есть что предложить странам Центральной Азии. Два Азербайджанских спутника “Azersky” və “Azerspace-1” уже предоставляет услуги Кыргызстану.[16]

Обобщая сказанное можно заключить что Центральная Азия станет очень важным вектором внешней политики Азербайджана. В краткосрочной перспективе можно предсказать расширение и углубление взаимоотношений Азербайджана с Центральной Азией, а в среднесрочной перспективе успешную реализацию значимых международных проектов.

 

 

[4] https://interfax.az/view/885303

 

 

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами