После 1991 года по разным причинам на пост-Советском пространстве продолжаются различные конфликты. Каждая из 15 бывших союзных республик так или иначе пытается выжить в анархичном пространстве международных отношений. Военная составляющая этих международных отношений с годами только растет, в том числе и в Республике Казахстан. В этой статье автор пытается раскрыть стратегическое развитие Вооруженных Сил Республики Казахстан.

В Казахстане пристально наблюдали за ходом боевых действий в Карабахе, а сегодня  внимательно следят за развитием событий на украинском фронте. Военное руководство страны пытается проанализировать опыт ведения боевых действий в этих двух войнах и перенять соответствующий опыт. Вместе с тем, несмотря на то, что Вооруженные Силы не принимают участие в подавлении демонстраций, митингов, и согласно Конституции страны они не могут быть использованы против народа,  вместе с тем,  поводом ввести коллективные миротворческие войска (далее КМС) во время Январских событий стало действие незаконных вооруженных формирований (далее НВФ). Так, по сообщениям официальных властей около 20 000 иностранных террористов пересекло государственную границу Республики Казахстан. В этой статье не оспаривается решение ввода КМС ОДКБ или информация о 20 000 террористах, а анализируются мотивы неиспользования собственных Вооруженных Сил.

 

Политическое руководство Казахстана в последние годы проводит модернизацию армии и пытается поднять обороноспособность страны. Так было принята новая военная доктрина, закуплено современное военное вооружение. Однако, существует ряд вопросов к политике модернизации армии. На каком опыте основываются предпринимаемые попытки модернизации? Какие выводы власти сделали от войны в Украине, январских событий 2022 года или других региональных и международных конфликтов при планировании и создании новой оборонной стратегии страны?  Это важные вопросы в принятие решения по модернизации армии, так как данные процессы в армии должны соответствовать исходящим угрозам, должна быть причинно-следственная связь, иначе принятые решения не будут иметь должных последствий.

 

Война в Украине

Если причина модернизации армии и изменение военной доктрины — это Российская агрессия в Украине, то нужно начать укреплять Противовоздушную оборону (далее ПВО), так как воздушное пространство как известно у Казахстана защищается Россией, а Казахстан входит в единую систему ПВО с официальной Москвой. Однако модернизация ПВО в Казахстане не проводилась со времен получения независимости. В 2000х были попытки, которые закончились коррупционными скандалами. В настоящее время никаких планов по модернизации нет, а это чуть ли ни самая важная проблема для суверенного государства – защита своего воздушного пространства. Примечательно, что военное руководство Казахстана решило закупать беспилотные летательные аппараты (далее БПЛА) турецкого производства которые зарекомендовали себя в Российско-Украинской и Карабахской войнах, но это один из последних этапов модернизации украинской и азербайджанской армий. До этого они прошли очень много других этапов модернизаций, таких как переход на стандарты НАТО, модернизация военного образования, создание профессионального сержантского корпуса, производство боеприпасов для стрелкового оружия, то есть пошли по пути от простого к сложному. И только после всех вышеупомянутых этапов пришли к использованию беспилотников. В Казахстане при масштабных проблемах в управлении и коммуникациях, в элементарных проблемах формы одежды, боеприпасах, стрелкового оружия, заработных плат военнослужащих и социальных пакетов, при отсутствии должного уровня военного образования и военной науки и многих других вопросов, требующих незамедлительных решений,  перешли сразу к закупке БПЛА.

 

Для справки: По сообщению официальных СМИ 27 июля 2023 года в Жамбылской области (Республика Казахстан) прошли тестовые испытания турецкого разведывательно-ударного беспилотника Anka. В случае успешных испытаний казахстанская сторона поставит на вооружение турецкие дроны.

 

При нынешней ситуации в армии это выглядит больше, как имиджевый проект, нежели, как решение реальных проблем в обороне и безопасности.

Карабахская война

 

Прошедшая 44-х дневная Отечественная война по восстановлению территориальной целостности Азербайджана также была в центре внимания военных в Казахстане. Многие обратили внимание на то, как азербайджанская армия использовала БПЛА. Но разве БПЛА выиграли всю войну? Войну выигрывают люди, человеческий потенциал очень важен в любой самой технологичной войне.

 

Этому свидетельствуют войны в Афганистане, во Вьетнаме и другие современные и исторические конфликты. Азербайджанская армия при поддержке своих союзников в лице Турции и Пакистана прошли глубокое переосмысление и модернизацию своих Вооруженных Сил. В Карабахе столкнулись две армейские школы – российская и «натовская». Но Казахстан решил взять только один маленький аспект из всей общей картины успеха на поле боя. Ни о какой глубокой модернизации сознания, нормативов, образования и других важных составляющих так и не было заявлено.

Январские события 2022 года

Во время кровавых Январских событий в Казахстане, когда погибло 238 человек, армия, правоохранительные и специальные органы не смогли оперативно отреагировать на кризисную ситуацию в стране. В связи с чем, президент Казахстана запросил помощь у ОДКБ, как регионального военного блока. Правительство Казахстана объяснило ввод иностранного контингента в связи с борьбой  с 20 000 иностранных террористов. Иностранный контингент занял стратегические объекты и высвободил нужные для наведения правопорядка силы. Другими словами, личный состав иностранного контингента не принимал прямого участия в наведении конституционного порядка. Переброшенные КМС ОДКБ состояли из 2030 человек и 250 единиц техники, по меркам Казахстана это одна МСБр (мотострелковая бригада), но почему не казахстанская мотострелковая бригада, а иностранный миротворческий контингент? Анализ видеосъёмок очевидцев и доступной информации свидетельствует о нескольких слабых сторон у армейцев, такие как: управление кризис менеджментом,  отсутствие коммуникаций и отсутствие мобильности. Такие важные и отработанные составляющие, как кризис менеджмент, коммуникации и мобильность наглядно страдают в ВС РК. Во время январских событий военные не понимали своей задачи и не могли никому объяснить, что происходит и что они собираются делать, и не смогли совершить для занятия обороны важных стратегических и других государственных объектов в целях высвободить силы для правоохранительных и специальных органов для наведения конституционного порядка.

 

Не надо быть военным экспертом, чтобы понять, что КМС ОДКБ и одна мсбр ВС РК равны по силам и что казахстанская армия просто не была способна совершить марш (из-за низкой мобильности частей и подразделений). Это прямое свидетельство об отсутствии правильного оперативного принятия решения, исполнение данного решения и доведения его до общественности.

 

И как на эти проблемы в настоящее время отвечает военно-политическое руководство Казахстана? По имеющийся информации из открытых источников в Казахстане разрабатывают концепцию «территориальной обороны», в случае кризисных ситуаций обученные резервисты, около 60 тыс. человек, будут оперативно привлечены для обороны страны. Однако как показывает опыт январских событий, не то, что резервисты, даже  военнослужащие, на действующей воинской службе (профессионалы) не смогли оперативно отреагировать на кризисную ситуацию. Здесь напрашивается вопрос как собирается военное руководство оперативно управлять с 60 тыс. резервистами (недействующих военных, а военнообязанных)? Может для начала стоит научиться управлять  контингентом 50 тыс. военнослужащих, а потом думать о новых подходах для управления резервистами? Здесь, также, возникает вопрос против кого задумывался концептуально новый вид ВС РК – силы территориальной обороны. Если примером здесь выступал российско-украинский конфликт, то вероятно нужно начинать с собственных ПВО, но если за основу брали прорыв потенциальных 20 000 иностранных террористов, то тогда, наверно, достаточно будет улучшить мобильность существующих соединений, частей и подразделений, так как опыт январских событий показал, что около 2000 военнослужащих КМС ОДКБ смогли переломить ход конфликта. В этой связи складывается мнение, что модернизация в казахстанской армии происходит не совсем в правильном направлении. Причинно-следственная связь немного потеряна. Министерству обороны Казахстана в первую очередь надо решить вопрос с действующими военнослужащими, их подготовкой, профессионализмом, управлением войсками в мирное и военное время, а потом передавать этот опыт резервистам.

Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Борьба с обмелением Каспия, таянием ледников и минным загрязнением: чем Азербайджан идет на COP29?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами