Что означают выборы президента Узбекистана для Средней Азии и как Ташкент примет участие восстановлении Карабаха

Как и ожидалось на президентских выборах в прошедшие выходные уверенную победу одержал действующий президент Шавкат Мирзиёев. Однако, в отиличие от предыдущих выборов в 2016 г, доля отданных за него голосов сократилась с 89%  до чуть более приличных 80,1% в этот раз. В итоге Мирзиёев набрал 16,2 миллиона голосов. Тем не менее,  его переизбрание последовало практике большинства республик Центральной Азии, где действующие лидеры выиграли второй срок.

Помимо 64-летнего Мирзиёева, выдвинутого Движением предпринимателей и деловых людей - Либерально-демократической партии (УзЛиДеП), кандидатами в президенты выступали заместитель председателя политсовета Народно-демократической партии Узбекистана Максуда Ворисова, лидер Социал-демократической партии "Адолат" ("Справедливость") Бахром Абдухалимов,  Алишер Кодиров от Демократической партии "Миллий тикланиш" ("Национальное возрождение") и Нарзулло Обломурадов от Экологической партии.

С самого начала Мирзиёев начал свою кампанию как фаворит, и ожидалось, что он получит поддержку и одобрение избирателей. Наблюдатели заявили, что значительная часть граждан воспринимают его как лучшего лидера, способного безболезненно провести реформы в стране.

Между тем, главная интрига этой президентской кампании было - кто займёт второе место.

В итоге, избиратели отдали свои голоса за первую в истории женщину, участвующую на выборах президента Максуду Варисову. Ее программная речь, за укрепление отношений с СНГ, помощ бедным, бесплатное образование, медицинское обслуживание и защища прав трудовых мигрантов, оказалось респектабельнее, чем у отсальных кандидатов. 

Впрочем, в отношении президентских выборов в Узбекистане многих интересовало положение одного из проигравших - Алишера Кадырова, который благодаря своим заявлениям оказался известен не только в Узбекистане.

Уровень поддержки его идей - отказ от советского прошлого, включая понижение статуса Дня Победы, отказ от русского языка и русских школ, позитивная борьба с миграцией (незачем гражданам Узбекистана ездить в миграцию в Россию) - составил 5,5% проголосовавших избирателей. Примерно около миллиона человек. Для Кадырова это были первые президентские выборы, и динамику поддержки его идей пока не отследить, однако националистический тренд, который постепенно охватывает Центральную Азию, достаточно показателен.

Почти миллион сторонников Кадырова - возможно, не много для 34-миллионного Узбекистана, но все же никто пока не может определить куда пойдет крен националистических настроений.  

Предполагается, что национал-популизм Кадырова на этих выборах позволял замерить в обществе реальный запрос на такого рода ценности, что позволит Мирзиёеву в своей дальнейшей работе, уже после переизбрания, опираться на часть национал-патриотического электората Узбекистана, проводя более независимую от Кремля политику. Заигрывание с националистами в Узбекистане может стать политическим трендом на ближайшие несколько лет и охватить всю Центральную Азию.

Между тем, по мнению наблюдателей, рейтинг кандидата от МТ Алишера Кадырова сильно просел после того, как он выдвинул непопулярную идею о налогообложении трудовых мигрантов.

Что касается двух остальных партий, то лидер социал-демократической партии «Адолат» Бахром Абдухалимов занял пост лидера партии в 2020 году, сменив на этом посту перешедшего в Сенат Олий Мажлиса Наримана Умарова. Умаров пользуется гораздо большим доверием среди населения, чем Абдухалимов, он участвовал в президентских выборах 2016 года и набрал тогда 3,46% голосов.

 Экологическая партия Узбекистана впервые участвовала на президентских выборах, выдвинула в качестве кандидатуры малоизвестного политика Нарзулло Обломуродова, который активно продвигает экологическую повестку в Узбекистане. Это неудивительно, учитывая актуальность темы экологии для Центральной Азии.

В целом можно сказать, что победа действующего президента ни у кого не вызывало сомнений.

При Мирзиёеве свобода слова расширилась по сравнению с подавлением эпохи Ислама Каримова, и появились некоторые независимые СМИ и блоггеры. Он также ослабил жесткий контроль над исламом в преимущественно мусульманской стране, который Каримов ввел для противодействия диссидентским взглядам.

Мирзиёев останется на своем посту, несмотря на коррупционные скандалы на протяжении первого срока. Сам 64-летний Мирзиёев позиционирует себя как реформатор.

В сравнении с его предшественником  Исламом Каримовым, он проводит более прагматичную и открытую политику. Страна открылась для иностранных инвестиций, ослаб полицейский и административный надзор, вышли на свободу  политзаключённые. Все эти меры являлись частью попыток Мирзиёева выработать собственную внутреннюю и внешнюю политику, принципиально отличную от эпохи Каримова.

В экономической сфере взят курс на либерализацию, развитие предпринимательства и улучшение инвестиционного климата. Приватизация государственных активов, преобразование государственных предприятий, унификация обменных курсов стали основными условиями ускоренного экономического роста. За 2017-2020 годы экономика страны выросла на 24%, промышленность - на 34%, а ВВП на душу населения достиг 1700 долларов по сравнению с 1068 долларами в 2011-2016 годах. Благодаря либерализации экономики и упрощению таможенных процедур объем экспорта в 2020 году достиг 15,1 миллиарда долларов, что на 25% больше, чем в 2016 году.

 

Послевыборные ожидания

В поствыборном сценарии успех Мирзиёева теперь будет измеряться степенью восстановления экономики после спада, вызванного пандемией. За последние несколько месяцев темпы роста некоторых конкретных отраслей выросли.

В Узбекистане за последние десятилетия были обнаружены огромные залежи медной руды. Ожидается, что эти месторождения прослужат более 150 лет. В стране есть месторождения молибдена, серебра и золота. Эксперты считают, что рост спроса на медь во всем мире из-за всплеска производства электромобилей принесет пользу экономике Узбекистана.

Однако, главная задача Мирзиёева борьба с бедностью, низкой заработной платой, утечкой мозгов из страны и искоренения коррупции.

 

Внешняя политика 

Мирзиёеву удалось наладить отношения с ближайшими соседями и региональными союзниками. Президенту Узбекистана приходится возглавлять страну в непростое время, когда в соседнем Афганистане власть заняли талибы. Узбекистан и Афганистан разделяют 144-километровую границу, и Узбекистан постоянно беспокоится о том, что конфликт в соседнем государстве может перекинуться на его территорию. Министр иностранных дел бывшей советской республики стал первым иностранным официальным лицом, посетившим Афганистан после того, как талибы взяли страну под контроль в августе.

Узбекистан выступает гуманитраными миссиями и является одним из главных хабов для помощи Афганистану международными институтами.   В ответ на возросший спрос на продовольственную помощь в Афганистане, Всемирная продовольственная программа ООН создала главный логистический центр в узбекском Термезе (Сурхандарьинская область). Именно через этот хаб различные агентства ООН доставляют необходимые гуманитарные грузы в провинции Афганистана.

 

 

Правительство Узбекистана также за последние месяцы доставило  гуманитарной помощи в Афганистан. Терминал «Термез Карго Центр» расположен менее чем в двух километрах от границы Узбекистана и Афганистана. Благодаря своей дислокации, размеру и пропускной способности, а также предоставляемым услугам терминал рассматривается в качестве важного центра для оказания помощи афганскому народу.

Власти Узбекистана с оптимизмом смотрят на перспективы новых властей и всячески поощеряют новых правителей Афганистана к разработке мер для плавной интеграции в проекты регионального развития. 

В целом за последние годы изменились характер и содержание внешней политики страны. Сегодня экспертные сообщества говорят о возникновении в Узбекистане феномена новой внешней политики. 

Одним из приоритетов Ташкента выстаривание взаимовыгодного сотрудничества со странами центральной Азии, чего не возможно было добиться во времена правления Каримова. Пару лет назад Мирзиёев инициировал Консультативные встречи глав государств Центральной Азии, входе одной из них  было принято решение подготовить пятисторонний Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве в целях развития Центральной Азии в XXI веке и согласовать проект Дорожной карты развития регионального сотрудничества на 2022-2024 годы.

Также привлекает внимание отношение Вашингтона к Узбекистану. В Центральной Азии США делают ставку на Узбекистан: на встрече замгоссекретаря У. Шермана с президентом  Ш. Мирзиёевым 4 октября американская сторона отметила лидерство Ташкента в вопросах формата С5+1, который был создан в 2015 году и стал площадкой для взаимодействия США с пятью странами Центральной Азии — Казахстаном, Кыргызстаном, Таджикистаном, Туркменистаном и Узбекистаном.

 

США высоко оценивают и потенциал региональной обстановки вокруг Узбекистана.  До конца года в США должна пройти встреча на высшем уровне, итогом которой станет документ, закрепляющий стратегическое партнерство между двумя странами.

Власти Узбекистана рассматривают ЕС одним из ключевых партнеров страны на международной арене. Ташкент придает большое значение развитию взаимовыгодного сотрудничества с ЕС и его государствами-членами как в двустороннем, так и в многостороннем форматах. Стоит подчеркнуть, что в последние годы диалог ЕС укрепился не только с Узбекистаном, но и со всеми странами региона. Дипломатическое присутствие и участие ЕС расширились, а подходы к Центральной Азии были обновлены.

Самым важным в этих отношениях является то, что, поддерживая открытую и конструктивную внешнюю политику Ташкента в Центральной Азии, Брюссель радикально пересмотрел свою политику в отношении этого региона.

Недавно прошел 9-й раунд переговоров по Соглашению о расширенном партнерстве и сотрудничеству между Республикой Узбекистан и Европейским Союзом, который  рассматривается в качестве одного из инструментов развития многосторонних отношений с ЕС, привлечения европейских инвестиций, а также европейского опыта в таких сферах, как интеллектуальная собственность, движение капитала, техническое, санитарное и фитосанитарное регулирование и тд.

Помимо прочего, для активизации торгового сотрудничества в 2020 году Европейская комиссия решила досрочно предоставить Узбекистану статус страны-бенефициара Всеобщей схемы преференций (GSP+) которая  позволяет беспошлинно экспортировать в Евросоюз 6200 видов товаров.

Центральное место во внешней политике Ташкента занимает также взаимотношения с Россией в рамках ЕАЭС. 

Узбекистан, имея прекрасные отношения не только с Россией, но и с соседними странами, воздерживается от полноценного участия в Евразийском экономическом союзе (ЕАЭС), оставаясь наблюдателем в этой организации. Мирзиёев предпринял шаги по развитию экономических и торговых связей с Россией, которая строит первую атомную электростанцию ​​в Узбекистане, и инвестировал в другие крупные экономические проекты в стране. Россия также привлекает поток рабочих-мигрантов из Узбекистана.

Президент России Владимир Путин первым поздравил Мирзиёева с переизбранием, позвонив ему в понедельник, еще до того, как официальные органы власти Узбекистана объявили предварительные результаты.

Поддерживая тесные связи с Россией, Узбекистан подписал ряд ключевых соглашений с Китаем, который стал крупнейшим торговым партнером Узбекистана в рамках инициативы «Один пояс, один путь».

На долю стран ЕАЭС приходится 30−31% общего товарного экспорта Узбекистана. В 2019 году Узбекистан экспортировал в общей сложности товары на 9,42 млрд долл., из них товары на 2,83 млрд долл. поставлялись в страны ЕАЭС. Однако в первом полугодии 2020 года объем экспорта узбекских товаров снизился из-за пандемии до 1,62 млрд долл., или на 18,2%.

В целом на государства ЕАЭС приходится более 53% от общего экспорта текстиля и одежды Узбекистана. В этом году активно наращивается импорт текстиля, в частности, в Киргизию: за весь 2019 год соседняя республика импортировала на 96,6 млн долл., а за 10 месяцев этого года – на 223,9 млн, долл., то есть объемы выросли в 2,3 раза.

По итогам первого государственного визита Мирзиёева в Москву в 2017 году были подписаны контракты на 15 млрд долл. Еще через год в ходе визита главы РФ Владимира Путина в Ташкент стороны подписали соглашений на 27 млрд долл. Главы государств ставили цель – довести товарооборот до 10 млрд долл. Однако пока вышли только на 6 млрд долл. Эксперты считают, что пришло время провести ревизию всех заявленных проектов. Например, проект атомной электростанции. Стороны уже определись с местом под площадку для АЭС, создали агентство «Узатом».

 

Узбекистане действуют более 2 тыс. совместных предприятий с участием российского капитала, в том числе по переработке и поставкам плодоовощной продукции, производству сельхозтехники, экскаваторов, запасных частей для автомобильной промышленности, компрессорного оборудования и строительных материалов. 

В более шиорокой перспективе Узбекистан усилит свое влияние в Тюрксом Совете, наращивая партнерство с Турцией и Азербайджаном.

Во второй половине 2010-х годов страны Центральной Азии почувствовали необходимость трансформировать свою внешнюю политику, в первую очередь из-за геополитических изменений в Азии, которые произошли с возрастающей ролью Китая в регионе. Более того, уход США и НАТО из Афганистана создали вакуум власти и увеличили риск нестабильности в Центральной Азии. В многополярном мире эти страны оказались в центре новой Большой игры. Поскольку Пекин сохраняет свое экономическое, военное и политическое господство в регионе, государства Центральной Азии пытаются установить тесные отношения с такими странами как Израиль, Пакистан или Турция, чтобы создать баланс сил в регионе. Турция увеличивает свой экономический и военный вес в Центральной Азии, в частности Узбекистане, повышаея свой имидж как альтернативного партнера для стран региона. Более того, рост национализма в Центральной Азии также вносит свой вклад в эту новую ситуацию. Узбекистан уже назвал Турцию своим «стратегическим партнером». 

 

В рамках Тюркского Совета Узбекистан намерен наращивать отношения с Азербайджаном. В часности Ташкент планирует реализовать проекты на освобожденных территориях Азербайджана.  

Так, 31 марта 2021 года Президент Узбекистана Шавкат Мирзиёев, выступая на неформальном видеосаммите Тюркского совета, сообщил, что его страна готова принять участие в восстановлении древних памятников, мечетей, культурно-просветительских объектов, расположенных на исторических землях Азербайджана.

Товарооборот между Азербайджаном и Узбекистаном по итогам 2020 года достиг $80 млн. В Узбекистане в настоящее время осуществляют деятельность 195 предприятий с азербайджанским капиталом, из которых 69 - совместных.  Узбекский посол в Азербайджане Бахром Ашрафханов подчеркнул, что официальный Ташкент рассматривает Азербайджан как транспортно-логистический хаб для выхода на средиземноморский рынок.

«Узбекистан рассматривает Транскаспийский и Транскавказский коридоры одними из перспективных и стратегических. В будущем мы можем заниматься перевозкой грузов не только из Узбекистана, но из всей Центральной Азии, а может еще и китайских грузов, воспользовавшись маршрутом Узбекистан-Каспий-Кавказ, а дальше выйти на Средиземноморье. Поэтому Узбекистан заинтересован в создании совместных транспортных-логистических компаний», - отметил дипломат.

Несмотря на активную внешнюю политику, на улицах Узбекистана граждане желают видеть экономическое развитие и большие возможности для трудоустройства. Похоже, неселение страны оценила политику, проводимую действующим президентом в первый президентский срок: люди ожидают, что экономические меры Мирзиёева помогут создать более благоприятный инвестиционный климат в стране.

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами