Для предотвращения концентрации власти в одних руках и более широкого представления политических сил в новоизбранном парламенте Грузии под давлением Западных стран во главе с США, весной 2020-го года был достигнут консенсус между правящей партий «Грузинская мечта» и представителями объединенной оппозиции. По итогам предстоящих парламентских выборов в октябре текущего года из 150 депутатов 120 будут избраны по пропорциональной и всего 30 по мажоритарной системе, с проходным барьером в 1%.

Но это соглашение между властью и оппозицией было достигнуто не таким простым путем, как могло бы показаться со стороны. Все началось с очередной протестной волны, накрывшей Грузию в конце 2019-го года, причиной которых стало непринятие депутатами поправок в конституцию о переходе со смешанной избирательной системы на пропорциональную.

Впрочем, было бы неверно сводить протесты исключительно к дебатам вокруг поправок к конституции и механизма выборов. Многие рядовые участники массовых акций в Тбилиси с трудом представляют себе все достоинства и недостатки мажоритарной и пропорциональных систем.

Так, в чем реальная причина недовольств среди населения? Что предшествовало митингам, чего реально добивался народ и какие силы стояли за протестами? Чтобы ответить на эти вопросы следует проследить тенденции во внутренней политике и состояние демократии в стране после развала СССР.

Из стран Южно-Кавказского региона Грузия во внутриполитическом плане никогда не отличалась особой стабильностью. За исключением выборов 28 октября 1990 года, когда к власти пришел националистический блок во главе со Звиядом Гамсахурдией, почти ни разу не было смены власти в Грузии при помощи демократических выборов. Особого внимания заслуживает так называемая «революция роз» 2003 года, в результате которой к власти в Грузии пришла команда молодых революционеров-реформаторов во главе с Михаилом Саакашвили. Этим событием завершилась в Грузии эпоха Шеварднадзе, который в свою очередь возглавил республику после военного переворота 1992 года.

Следует заметить, что период правления Саакашвили начался с укрепления президентской власти и проведения решительных реформ в сфере внутренней политики. Президент объявил войну криминалу, коррупции, местному самоуправству, чиновничьему произволу, а также другим негативным аспектам, тормозящим развитие страны. Были предприняты шаги в направлении создания правового государства, однако все это делалось не всегда демократическими методами, а порой даже в авторитарном стиле.

Существует мнение, что в этот исторический период Грузии нужен был именно такой правитель, который смог бы обуздать произвол и бесчинства в стране решительным образом. Уровень коррупции на местах и взяточничество были значительно снижены, что решило проблему пополнения государственного бюджета. В 2004 году по инициативе Саакашвили был проведен ряд либертарианских экономических реформ.

Но не следует забывать о том, что успехи в сфере экономики времен президентства Саакашвили были связаны не только с проводимыми реформами, но и с кредитами международных финансовых организаций и поддержкой со стороны Запада. 

 

Подобная концентрация исполнительной власти, в условиях слабой судебной системы и полного доминирования правящей партии в парламенте, с одной стороны облегчила ускоренное проведение реформ и принятие важных решений, с другой - ослабило механизмы сдержек и противовесов, а также обратной связи с населением. Участились нарушения прав человека, безнаказанные действия правоохранительных органов и другие негативные моменты.

В результате, имеет место постепенная утрата популярности президентской власти, и только слабость политической оппозиции сохраняет сравнительно высокий рейтинг правящей партии.

Ситуация обострилась после того, как 25 сентября 2007 года, бывший министр обороны Грузии Ираклий Окруашвили в эфире грузинской телекомпании «Имеди» сообщил, что Саакашвили якобы вел с ним переговоры о возможном убийстве известного бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Также, Окруашвили заявил, что премьер-министр Грузии Зураб Жвания был убит, а не отравился угарным газом в квартире. Кроме того, экс-министр обвинил Саакашвили и его окружение в коррупции и нерешительности.

Попытка централизации власти в руках одного человека, ряд провалов во внутренней и внешней политике, а также недовольство некоторых кругов политикой Саакашвили привели к массовым протестам оппозиции в центре Тбилиси. Утром 7 ноября 2007 года Саакашвили, сам получивший власть после массовых демонстраций оппозиции, отдал приказ разогнать митинг, объяснив это желанием «восстановить движение автомобилей в центре города». В тот же день спецназ МВД Грузии занял офис телеканала «Имеди», принадлежавшего оппозиционному олигарху Бадри Патаркацишвили, в результате чего телеканал был вынужден временно приостановить вещание.

Если в начале оппозиция выдвигала три основных требования: 1. честные выборы в соответствии с конституцией, 2. переход к парламентской республике, 3. прекращение нарушений прав человека, то после жесткого разгона митингующих было выдвинуто требование о немедленной отставке президента.

После объявления чрезвычайного положения, власть столкнулась с резкой критикой Запада, и, как результат Саакашвили 25 ноября принял добровольное решение уйти в отставку, объявив досрочные президентские выборы. Одновременно он предложил провести плебисцит по дате проведения парламентских выборов. 5 января 2008 года на досрочных президентских выборах Саакашвили одержал победу. За него отдали голоса 53,47 % из 59 % участвовавших в выборах избирателей. Следует напомнить, что во время выборов 2004 года за кандидатуру Михаила Саакашвили проголосовали 96,27 % избирателей при явке 82,8 %. Несмотря на резкое сокращение поддержки по сравнению с первыми выборами, действующий президент все еще пользовался популярностью. Данный результат также связывают с тем, что на тот момент не было достойной оппозиции, которая могла бы оказать серьезную конкуренцию и воспользоваться пошатнувшимся положением власти.

Второй срок президентства Саакашвили сопровождался еще большим ослаблением социальных позиций в стране. И тут уже разговор идет не о каких-то внутренних распрях или разногласиях между властью и оппозицией. Главными причинами произошедшего и резкой потери поддержки среди населения за 10 лет можно считать следующие факторы:

1. Через 4 года после успешного решения Аджарского кризиса Саакашвили попытался реализовать этот же сценарий в Абхазии и Южной Осетии. Ситуация в Аджарии принципиально отличалась от ситуации в Абхазии и Южной Осетии и это сыграло с ним злую шутку. Если Аджария добивалась прежде всего экономической самостоятельности, то Абхазия и Южная Осетия боролись за полное отделение от Грузии на основе национального фактора. Поражение в этой войне не смогли ему простить граждане Грузии, что нанесло большой ущерб репутации Саакашвили, и это стало одним из тревожных звоночков, предваривших его уход.

2. Одной из самых главных ошибок Саакашвили было то, что он переоценил фактор Запада. Но Запад не собирался вступать в прямую конфронтацию с набирающей былую мощь Россией из-за Грузии.

3. Еще одна причина, по которой Саакашвили стал терять популярность среди населения - это непродуманная социальная политика. Саакашвили проводил курс, направленный на отход от патернализма, то есть на сокращение льгот и социальной поддержки граждан. Здесь президент не учел привычку грузин полагаться на государство. Его просчетом с успехом воспользовалась оппозиция. Грузинский миллиардер Бидзина Иванишвили, главный оппонент Саакашвили в последние годы его президентства, вовремя подхватил нужную линию в этом процессе и сделав ставку на социальную поддержку населения сколотил себе хороший политический капитал. Как результат на выборах 2012 года возглавляемый им блок «Грузинская мечта — Демократическая Грузия» получил больше половины мест в парламенте Грузии.

4. Получив власть на гребне демократической волны Саакашвили начал применять далеко недемократические методы внутри страны. Одним из серьезных просчетов во внутренней политике Саакашвили был разгон митинга оппозиции в ноябре 2007 года. 18 сентября 2012 года грузинские национальные телеканалы начали трансляцию нескольких видеозаписей пыток и изнасилований в тюрьме Глдани в Тбилиси. Считается, что скандал с тюремным заключением в Глдани привел к тому, что партия Саакашвили потеряла власть. Также одним из примеров тотального контроля можно считать закрытие телевизионного канала «Имеди», который принадлежал тогдашней оппозиции.

По результатам состоявшихся в Грузии 1 октября 2012 года парламентских выборов партия Михаила Саакашвили «Единое национальное движение» потерпела поражение, уступив блоку Бидзины Иванишвили «Грузинская мечта». После выборов действующий президент заявил о переходе «Единого национального движения» в оппозицию.

27 октября 2013 года в Грузии прошли очередные президентские выборы, победу на которых одержал кандидат от коалиции «Грузинская мечта» Георгий Маргвелашвили, набравший 62.12% голосов избирателей. Грузия вступила в новый этап своего развития уже без Саакашвили.

На выборах в парламент страны в 2016 году партия «Грузинская мечта», вопреки ожиданиям, вновь добилась успеха, и это стало ее третьей подряд победой над «Единым Национальным Движением». Несколько неожиданной эта победа выглядела из-за того, что в стране сохраняются экономические, нерешенные внешнеполитические и ряд социальных проблем. «Грузинская мечта» получила в парламенте три четверти из 150 мест. Столь решительный отказ электората поддержать ЕНД положил конец всем разговорам о возможном возвращений Саакашвили на политическую арену Грузии и привел к расколу в партии, вплоть до того, что часть верных соратников отвернулась от бывшего президента. Впрочем, крах ЕНД создает новые риски для демократии в Грузии. Без сильной и дееспособной оппозиции страна может вновь оказаться под властью одной партии - на сей раз «Грузинской мечты».

Следует отметить, что за время правления «Грузинской мечты» страна не стала богаче. Несмотря на все заявления о членстве в НАТО и ЕС в ближайшей перспективе, на практике в деле вступления в обе эти структуры процесс практически не продвинулся. Обещания продвижения на российском направлении сменились новыми проблемами в отношениях с северным соседом. Но, к счастью, всё обошлось приостановкой авиасообщений между странами и без применения масштабных санкций.

То, что правящая партия уже не так популярна, показали и президентские выборы еще в ноябре 2018 года. Когда в первом туре кандидат от оппозиции Григол Вашадзе получил практически те же 40%, что и кандидат от власти Саломе Зурабишвили. Ей удалось победить во втором туре лишь благодаря включенному на полную катушку ресурсу «Грузинской мечты». Власть фактически «купила» голоса избирателей, простив народу часть банковских кредитов.

Еще одна из главных причин недовольства — состояние правоохранительной системы и судов. В мае и июне 2018 года молодежь выходила на массовые протесты против рейдов полиции в ночных клубах Тбилиси и в поддержку Зазы Саралидзе - отца убитого в драке подростка, чье убийство не расследовалось должным образом. Все закончилось тем, что была создана специальная парламентская группа, которая взяла под особый контроль это дело.

Выборы мэров нескольких муниципалитетов 19 мая также показали рост недовольства, хотя и эти выборы во всех округах выиграла правящая партия. Тоже не без использования административного и финансового ресурса. Таким образом, Иванишвили через свою партию сосредоточил в своих руках всю власть, даже на местном уровне. Оппозиция ситуацию в стране называет «режимом неформального правления Иванишвили», намекая на то, что страной фактически правит человек, у которого нет никаких на это полномочий.

Коррупционные скандалы стали обыденным явлением. В 2018 году за взяточничество был задержан мэр города Зугдиди, избранный от правящей партии. Но, пожалуй, главный недостаток системы Иванишвили — это то, что члены правительства и депутаты явно не считают себя подотчетными народу.

Как результат всех этих негативных процессов 20 июня 2019 года в очередной раз ситуация в стране дестабилизировалась. Акция, спонтанно начавшаяся как протест против присутствия на парламентской трибуне Грузии российского депутата Михаила Гаврилова, переросла в настоящее побоище в центре столицы, в результате которого было ранено около 250 человек.

На самом деле конкретная причина была не так уж важна. Вопрос был лишь в том, когда и что станет поводом. Недовольство властью, накапливающееся в обществе долгое время и не находящее выхода, прорвалось наружу именно таким образом.

Власть решила не рисковать и пошла на частичные уступки отправив в отставку спикера парламента Ираклия Кобахидзе.

Но жесткий разгон митинга у здания парламента поверг многих в Грузии в шок. Дело в том, что «Грузинская мечта» всегда противопоставляла себя бывшему президенту Грузии Михаилу Саакашвили именно в вопросе отношения к митингам.

Очередной политический кризис в Грузии назревал уже давно. По сути, последние два года представляют собой один сплошной политический кризис. После того, как лидер правящей партии «Грузинская мечта» Бдзина Иванишвили перестал возглавлять кабинет министров, в Грузии сменились четыре премьера. Ираклий Гарибашвили занимал свой пост чуть больше 2 лет, его преемник Георгий Квирикашвили продержался на полгода больше. Мамука Бахтадзе, который получил кресло премьера в июне 2018 г., находился на посту чуть больше года. 9 сентября президент Грузии Саломе Зурабишвили подписала указ о назначении премьер-министром экс-главу МВД республики Георгия Гахарию.

Следует напомнить, что одним из требований участников акции в июне 2019 года была отставка министра внутренних дел Грузии Гахарии. Он стал для оппозиции символом репрессий со стороны правящей партии. Назначение главы МВД - очень стало противоречивым решением, учитывая его роль в июньских событиях в Тбилиси. Парадоксальным образом в своих действиях Саакашвили и Иванишвили напоминают друг друга. Первый, при подготовке к парламентской кампании 2012 г. сделал ставку на свою «правую руку», руководителя МВД Вано Мерабишвили. Он был назначен премьером и фактически встал во главе штаба партии «Единое национальное движение». Таким же образом Иванишвили выдвинул кандидатуру главного полицейского в качестве «спасителя Родины».

Логичным продолжением такой ситуации в стране стали протестные акции, начавшиеся в Тбилиси и Батуми 14 ноября 2019 года, причиной послужил провал голосования в парламенте по поводу проведения в стране выборов 2020 года по пропорциональной системе. Для принятия изменений в конституцию не хватило 12 голосов, инициативу поддержали лишь 101 из 150 депутатов. Против ввода пропорциональной системы вместо смешанной частично выступили депутаты от правящей партии «Грузинская мечта».

При этом глава партии Бидзина Иванишвили анонсировал переход к пропорциональным выборам еще летом, когда волна протестов охватила Грузию в предыдущий раз. Сам политик отмечал, что разочарован итогами голосования в парламенте, а также обвинял в провале мажоритарных депутатов из своей партии. Иванишвили подчеркивал, что внутренние разногласия в «ГМ» являются «показателем демократических процессов».

Однако, оппозиция Грузии назвала противоречия в правящей партии «отрепетированной постановкой», обвинив Иванишвили в желании сохранить власть в своих руках и выступила единым фронтом против правительства.

В результате того кризиса правящую фракцию покинуло 12 депутатов, в том числе вице-спикер парламента Тамар Чугошвили. Причем, это уже не первый случай выхода депутатов из правящей фракции. Если правящая партия, имеющая столь серьезные ресурсы, разваливается на ходу, то это для нее признак очень серьезного кризиса.

Внутриполитическая ситуация в Грузии на данный момент намного более нестабильна, чем 2 года назад.

В качестве альтернативы Иванишвили многие видят Саакашвили, что отчасти логично, так как Саакашвили имеет широкую известность и информационную «раскрученность», как внутри страны, так и за ее пределами. Кроме того, на данный момент нет достойной альтернативы существующему режиму и народ все еще помнит заслуги бывшего президента.

К тому же у экс-президента есть свой верный электорат. Пусть он, по разным оценкам, колеблется в пределах 15-20%, но не считаться с ним невозможно.

При этом необходимо также учитывать тот фактор, что фигура Саакашвили в качестве первого лица государства неприемлема для некоторых, и, даже, если он и вернется к власти в ближайшем будущем, это уже будет другая власть. Ему придется иметь дело с собственной коалицией и с сильной оппозицией, а «режим единоличного правления» он сформировать больше не сможет. Кроме того, в данный момент внутри оппозиционных сил наблюдается серьезный раскол. Об этом свидетельствуют последние политические заявления сил, которые вместе с ЕНД выступли единым фронтом против «Грузинской Мечты». Также не стоит забывать, что сегодня Грузия ведет сравнительно более сбалансированную внутреннюю и внешнюю политику по сравнению с периодом Саакашвили и резких изменений, как в прошлый раз, народ не примет.

На основе социологических опросов, проведенных оппозиционными силами, на данный момент рейтинг «Грузинской Мечты» составляет 40-45%, «Европейской Грузии» - 5-10%, «Парития Лейбористов» во главе с Шалвой Нателашвили набирает 3-5%, партия «Лело» – 2-4%. Учитывая проходной барьер в 1%, вероятность того, что все эти силы будут представлены в парламенте страны велика. Другой вопрос - какие силы объединятся в коалицию.

Правящая партия «Грузинская мечта» на данный момент растеряла значительную часть общественного доверия, поскольку добиться перелома в отношениях с Россией, в вопросе евроинтеграции, экономических и социальных вопросах не удалось, ситуация с Южной Осетией и Абхазией остается нерешенной, а ряд проблем только углубились. Все это и некоторые другие моменты являются фундаментальным фактором, снижающим рейтинг правящей силы.

Если учесть тот факт, что за последние несколько месяцев «ГМ» свой рейтинг сколотила за счет удачной борьбы против бушующего в мире коронавируса, а Всемирной Организацией Здровохранения прогнозируется второя волна пандемии, то для правящей партии проведение выборов в конце октября является вопросом победы.

Как видно из вышесказанного, финальный этап перед парламентскими выборами в Грузии будет максимально непредсказуемым и пройдет в ожесточенной борьбе, а результаты будут зависеть от разного рода факторов. Также неизбежны столкновения между геополитическими силами в лице России и Запада. В такой неоднозначной и нестабильной ситуацие неизбежны расколы существующих коалиций и создание новых блоков.

Предсказать, куда дальше повернет кривая политического противостояния в Грузии, непросто. Решающие парламентские выборы состоятся уже через несколько дней, и несмотря на то, что давать прогнозы еще рано, вероятность того, что «ГМ» вынуждена будет разделить власть в результате коалиций с другими силами гораздо выше, чем когда-либо.

Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?
 Молдова выбирает свое будущее -  политолог рассказал каковы ожидания от парламентских выборов
Ахмет Ярлыкапов: Активизация талибов несет угрозу терроризма на пост-советском пространстве
Запад не оставляет Лукашенко выбора: новые санкции  подталкивают Минск к интеграции с Россией
Готова ли Украина отказаться от Донбасса? -  По следам заявления Зеленского
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами