Говоря об эскалации армяно-азербайджанского конфликта, нельзя ограничивать предмет анализа исключительно событиями 16 ноября. Обострение в зоне конфликта наблюдалось на протяжении как минимум нескольких дней, и именно цепь инцидентов привела к активизации боевых действий с использованием тяжелой техники.

Среди них – визит министра обороны Армении Аршака Карапетяна в Ханкенди накануне празднования Дня Победы Азербайджана; теракт, совершенный Норайром Мирзояном на въезде в Шушу 13 ноября; обстрелы азербайджанских позиций и техники, привлеченной к восстановительным работам в Кельбаджарском районе. Эти события показывают, что не Азербайджан несет ответственность за эскалацию.

Для того, чтобы определить виновников, необходимо рассмотреть политический контекст, на фоне которого обострился кризис. По прошествии года после окончания Второй Карабахской войны переговоры относительно урегулирования армяно-азербайджанского конфликта и выполнения условий о прекращении огня от 10 ноября 2020 г. все еще продолжаются. Они так и не принесли результата по ключевым вопросам. Ожидания, что некий прогресс будет достигну к годовщине окончания активной фазы конфликта, не оправдались. Именно нерешенность проблемы демаркации армяно-азербайджанской границы (которая должна окончательно зафиксировать отказ Армении от территориальных претензий и поддержки сепаратизма), а также открытия транспортного коридора в Нахичевань становится основной причиной для эскалации.

При этом, стоит учитывать объективную реальность, в которой Армения, по сути, не является субъектом переговорного процесса. Она пребывает в зависимости от России, которая и ведет диалог с Азербайджаном, исходя из своих интересов. Ереван остается в подчиненном положении, и, если в рамках российско-азербайджанского диалога будет достигнут компромисс, будет вынужден согласиться на условия, которые спустят из Кремля.  

Исходя из этого, определение виновников эскалации возможно лишь при четком понимании текущего состояния переговорного процесса между Москвой и Баку. Необходимо рассматривать два сценария.

Сценарий 1.

Россия и Азербайджан на пути к достижению реального компромисса, который будет предполагать получение РФ определенных уступок (например – мандат на долгосрочное или бессрочное пребывание российских военных на азербайджанской территории) – однако не соответствует армянским ожиданиям. В этом случае Еревану выгодна эскалация, чтобы сорвать намечающееся соглашение между Москвой и Баку.

Ответственность за это может нести непосредственно власть Армении. Премьер-министр Н. Пашинян на протяжении последнего года делал различные заявления – однако практические действия Еревана не показали готовности к реальному урегулированию отношений с Азербайджаном (во многом – из-за неготовности значительной части армянского общества принять условия предложенного мира). Обострение конфликта позволяет оправдать отсутствие договороспособности с армянской стороны, а его перенос хотя бы частично на армянскую территорию позволяет обратиться с призывом к России о защите территориальной целостности Армении (в соответствии с имеющейся договорной базой. В свою очередь, неготовность России оказать необходимую помощь может использоваться Пашиняном для плавной подготовки переориентации внешней политики Еревана на Запад.

Однако более вероятным остается действие некоей воинственно-реваншистской группировки, объединяющей представителей армянских вооруженных сил и размещенных на территории Карабаха бандформирования. Они могут провоцировать эскалацию, исходя из той же логики – подорвать российско-азербайджанский переговорный процесс, поставив РФ в положение, когда она будет вынуждена реагировать на обострение противостояния, и своими действиями вызовет уже недовольствие в Баку (а примеров таких действия множество – например, выдача террориста Мирзояна представителям армянских бандформирований, вместо передачи его азербайджанским властям).

 

 

В то же время они действуют без одобрения и согласования с Пашиняном, которого считают предателем и ответственным за поражение 2020 года. Вероятность такого сценария повышается, исходя из наличия противостояния между премьер-министром и военными кругами Армении (подтверждается кадровыми перестановками в Министерстве обороны, где за год сменилось четыре руководителя). Косвенно про это может свидетельствовать отставка с поста министра обороны А. Карапетяна после визита на оккупированные азербайджанские территории – возможно, такая поездка не была согласована с Пашиняном, и являлась как раз элементом провокации реваншистов.

Сценарий 2.

Азербайджан последовательно отвергает предложения РФ по мирному процессу, и не идет на предложенные условия. В таком случае Москве выгодна эскалация чтобы оказать давление на Баку, показав неустойчивость прекращения огня, продемонстрировав наличие угрозы азербайджанским границам (при этом в регионе, на территории которого ведутся затратные восстановительные работы), а также незаменимость самой России в качестве посредника-медиатора.

 

России выгоден лишь тот мир между Азербайджаном и Арменией, который соответствует ее интересам. В противном случае Кремль заинтересован в продолжении контролируемого конфликта, который оставляет в его руках инструменты влияния на обе стороны. Действия России в Карабахе направлены на сохранение конфликтного потенциала (например – так и не было осуществлено разоружение боевиков на контролируемых российскими военными территориях). И он в любой момент может быть использован.  

 

При реализации данного сценария Москва вполне может полагаться на свои связи в высших кругах армянского военного руководства, зависимого от России. Возможно, в данном случае даже имеет место использование «в темную» тех самых «ястребов», о которых было упомянуто выше. Им могут пообещать поддержку при реализации их реваншистских планов – однако на самом деле использовать их лишь для обострения ситуации и улучшения позиций России на переговорах с Азербайджаном.

Принимая во внимание данные предпосылки, нельзя исключать возможность того, что конкретно 16 ноября Азербайджан первым использовал тяжелое вооружение. Однако – в любом случае это был ответ на последовательные провокации. Также имеется вероятность, что в рамках боевых действий азербайджанские подразделения зашли на армянскую территорию. Однако если подобные инциденты и имели место – они не дают поводов обвинять Баку в агрессии. С военной точки зрения устранение непосредственной опасности является прямой обязанностью командира – и если армянская сторона обстреливает азербайджанские позиции со своей территории, то меры для пресечения провокаций являются вполне закономерным ответом. Более того, с дипломатической точки зрения армяно-азербайджанская граница окончательно не оформлена – в первую очередь из-за отказа Армении от демаркации (которая предполагает окончательное признание Карабаха азербайджанской территорией). Соответственно, армянские заявления о нарушении границы невозможно доказать без пересмотра собственно армянской позиции относительно непризнания этой самой границы.

 

Как бы не развивались события на самом деле, очевидно, что актуальная ситуация в зоне конфликта оставляет широкие возможности для повторения обострения в любое время. Изменить ее возможно лишь за счет реального мирного процесса, и заключения полноценного политического соглашения между Азербайджаном и Арменией. При этом в его основе должна лежать готовность обеих сторон соблюдать его условия.

 

 

Полноценного мира невозможно добиться, полагаясь на посредничество третьих игроков, имеющих свои интересы в регионе. Только отказ Армении от территориальных претензий к Азербайджану (при этом – принятый армянским обществом, то есть подрубающий значительных усилий от армянских властей по «перевоспитанию» населения, десятилетиями обманутого националистической пропагандой), окончательная демаркация границ (исключающая манипуляции, которыми сопровождались последние стычки), а также открытие транспортных коридоров (выполнение условия соглашения о прекращении огня) может изменить ситуацию.

В свою очередь Баку должен представить полноценную стратегию интеграции армянского населения Карабаха в азербайджанское общество, гарантирующую ему безопасность и все права – при условии выполнения обязанностей, накладываемых на граждан Азербайджана. Лишь такой подход может обеспечить стабильный мир и условия для реализации успешного развития для обоих государств.

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами