ЕАЭС в эпоху новых вызовов: Есть ли будущее?

В то время, как пандемия коронавируса оказывает на развитие мира противоречивое воздействие, на пространстве ЕАЭС актуализировались вопросы об интеграционных процессах. Эта тема приобретает особое значение на фоне развивающихся геополитических процессов вокруг одной из ключевых стран ЕАЭС – Беларуси, которая охвачена протестами вследствие политического кризиса. Сможет ли ЕАЭС выстоять перед глобальными вызовами?

Несмотря на большие ожидания с момента создания организации в 2014 году, ЕАЭС столкнулась с рядом сложностей, от преодоления которых зависит функционирование Союза в будущем.

Политическое мышление и экономическая логика являются важными движущими силами евразийской интеграции, но иногда они противоречат друг другу, что препятствует быстрому продвижению евразийской интеграции. Это также одна из важных причин, по которым евразийской интеграции трудно добиться серьёзного прорыва.

Одними из главных вызовов ЕАЭС являются санкции США по отношению к России в связи с украинскими событиями 2014 года. Первый год работы организации прошел в сложных неблагоприятных международных условиях. К примеру, если на 2014 год объем взаимной торговли между странами –членами составлял $61 млрд, то к концу 2019 года данный показатель достиг отметки в $55,3 млрд. К концу 2014 года цены на нефть рухнули ниже отметки 60 долларов за баррель. Экономики «нефтезависящих» стран-участниц ЕАЭС, как Казахстан и Россия, начали терпеть убытки, соответственно и национальные валюты, которые привязаны к доллару подверглись девальвации, темпы инфляции ускорились. В сложившихся условиях резко упал уровень потребления, что в сочетании с остановкой потребительского кредитования привело к падению ВВП и кризису в финансовом секторе. Данные негативные явления коснулись не только Россию и Казахстан, но и других членов ЕАЭС, как Армения, Белоруссия и Киргизия.

Учитывая, что ЕАЭС сильно зависит от экономики России, соответственно одной из целей санкций стало оказание воздействия на союзников РФ с целью сокращения российского влияния. Одновременно с продолжающимися антироссийскими санкциями США и ее сторонники активно предлагают членам Евразийского союза участие в новых прибыльных проектах. В качестве примера можно привести встречу Н.Назарбаева и Д.Трампа в 2018 году, в ходе которой были подписаны соглашения на общую сумму $7 млрд. В феврале 2020 года госсекретарь США Помпео побывал с визитом в странах Центральной Азии, где вновь были достигнуты соглашения в области многостороннего сотрудничества, в том числе и экономического. В условиях затяжного кризиса данное сотрудничество выглядит очень заманчивым для стран центрально-азиасткого региона. Соответствующую политику США проводят и в отношении Армении, инвестируя деньги в различные отрасли экономики страны в том числе ИТ технологий, туризма и гео-разведке месторождений сланцевого газа.

По мнению экспертов, для защиты от натисков и продолжения существования Союза, необходимо проводить ряд оздоровительных мер. К примеру, повысить роль Евразийского банка развития (ЕАБР) и Евразийского фонда стабилизации и развития (ЕФСР). Однако нынешняя удручающая ситуация банковского сектора вряд ли сможет оказать помощь функционированию ЕАЭС.

С другой стороны, идея необходимости перехода на рублевые расчеты также выглядит сомнительно. Неустойчивость российской валюты, а также привязанность других национальных валют к доллару приводит к тому, что страны участницы вряд ли будут рисковать с переходом на рублевые расчеты.

Другим вызовом, стоящим перед ЕАЭС является преодоление определенных объективных противоречий. Для эффективного функционирования организации странам ЕАЭС необходимо полностью отказаться от взаимных таможенных ограничений.

Также существует необходимость создания зон свободной торговли со странами ближнего и дальнего зарубежья. Это будет способствовать увеличению привлекательности Союза, а также поможет повысить «положительный имидж» организации. Этому также могло бы поспособствовать возможное вступление Узбекистана и Таджикистана в ЕАЭС. Однако обе страны не спешат принимать решение о вступлении в организацию. Следует отметить, что во время своего визита в Центральную Азию Помпео посоветовал Узбекистану вступить в ВТО, нежели в ЕАЭС.

«Пропагадирование» ЕАЭС как инструмент внешней политики России и попытки возродить СССР также оказывает отрицательное влияние на развитие организации. Россия пытается противостоять этим тенденциям, заверив стран-участниц и мировое сообщество в отсутствии империалистических интересов.

Еще одним риском для организации является наличие конкурентных глобальных проектов в соседних регионах. К такому можно отнести «Один пояс, один путь», инициируемый Китаем. Пекин активно инвестирует в экономики центрально-азиатских стран, постепенно заманивая их в долговую ловушку. Основная опасность реализации данного проекта для стран ЕАЭС связана с объективной возможностью оказаться в экономической зависимости от КНР. В данном случае все интеграционное пространство будет ориентировано не на Россию и другие страны ЕАЭС, а на экономические потребности и интересы Китая.

Один из актуальных вызовов, стоящих перед эффективным функционированием ЕАЭС, является пандемия коронавируса, которая вместе с низкими ценами на нефть наносит сильный удар по экономикам стран участниц организации. В условиях мирового карантина, многие члены организации закрывают границы, вводят запрет на экспорт продовольственных продуктов.

Учитывая все вышеуказанные факторы, а также незначительные темпы сотрудничества стран-участниц за почти 6 лет существования ЕАЭС, можно прийти к выводу, что потребуется еще много времени для превращения ЕАЭС в крупную региональную организацию.

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами