Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Вспыхнувший с новой силой конфликт в Карабахе вызвал международный интерес у многочисленных экспертов, историков и СМИ к региону. Учитывая актуальность темы, аналитический центр STEM начинает публиковать серию статей об истоках одного из самых застарелых конфликтов на пространстве СНГ.      

 

Специфика межгосударственных границ на Южном Кавказе состоит в том, что они возникли в результате административно-территориальных реформ, проведённых вначале Российской империей, а затем советским режимом. Однако, если при этом царское правительство полностью игнорировало принцип этнического единства, то смысл относительно либеральной политики советского руководства в отношении национальных окраин внешне заключался в том, чтобы погасить очаги национального напряжения. При этом вариативность и в то же время непоследовательность данной политики большевиков, порождавшая множество компромиссов, диктовалась их недостаточным контролем над территориями и  населением национальных окраин.

Одно лишь декретирование при создании конкретного национально-территориального образования ещё не означало, что большевики имели ясное представление и политические рецепты воплощения в жизнь своих решений.  Эти решения не всегда основывались на заранее подготовленном плане с выверенным рисунком этнических границ. Чаще всего при организации нового территориального образования изначально сталкивались различные политико-идеологические и экономические приоритеты, а также разные групповые интересы. И всё это сопровождалось конфликтами и кулуарными решениями. В результате, многие решения, формировавшие первоначальные административные границы, впоследствии то и дело пересматривались. 
      Образованная в составе Азербайджанской ССР в июле 1923 года армянская автономия в Нагорном Карабахе, будучи одним из вариантов решения большевиками межнациональных конфликтов, вобрала в себя многие противоречия советской формы национально-государственного строительства. Поэтому после распада СССР постсоветские республики, выдвигая друг к другу территориальные претензии, для доказательства своей правоты ссылались на политические решения и на географические карты разного времени. 
         

После  включения Карабаха, точнее – бывшего азербайджанского Карабахского ханства, в 1805 году, в состав  Российской империи и в ходе последовавших за этим многочисленных административно-территориальных реформ на Южном Кавказе понятие «Карабах» утратило  своё первоначальное административно-политическое значение.

 

Однако в период независимой  Азербайджанской Демократической Республики (АДР, 1918-1920 годы), после создания в её составе в январе 1919 года Карабахского генерал-губернаторства  топониму «Карабах» было возвращено его прежнее значение. В это же время появляется созданный дашнаками термин «Нагорный Карабах», который  приобрёл не столько географическое, сколько политическое значение.

 

22 августа 1919 года  VII съезд крестьян Карабаха заключило с правительством  АДР соглашение, по которому армянское население признавало себя частью этой республики . Данное соглашение было единственным до 1921 года официальным документом, касающимся урегулирования отношений между армянами Карабаха и азербайджанским правительством.

 

После завоевания весной 1920 года Северного Азербайджана большевистской  Россией  проблема Нагорного Карабаха вновь была реанимирована. Однако теперь в процесс активно включилась  советская Россия, которая  выступая в роли  «миротворца», умело использовала территориальные притязания Армении к Азербайджану для дальнейшей советизации Южного Кавказа. После окончательной советизации Южного Кавказа весной 1921 года,  в ходе долгих дискуссий на различных уровнях Москвой был предложен компромиссный вариант решения проблемы в форме советской автономии.

 

5 июля 1921 года Кавказское бюро Центрального Комитета Российской Коммунистической партии (большевиков) вынесло решение: «Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в гор. Шуше, входящим в состав автономной области».

 

Нелегитимность  данного решения состояла в том, что оно  было навязано  Азербайджану  высшим партийный органом третьей страны – Кавказским бюро ЦК РКП(б).  Неслучайно, что решение Кавбюро РКП(б) от 5 июля 1921 года вызвало неоднозначную реакцию в азербайджанском партийном руководстве, где стали слышаться призывы о пересмотре данного постановления, которое обоснованно рассматривалось  как первый шаг на пути отделения Нагорного Карабаха от Азербайджана. В результате Политическое бюро и Организационное бюро Центрального Комитета  Азербайджанской Коммунистической партии (большевиков)  26 сентября 1921 года приняло постановление: "Просить Кавбюро пересмотреть свое решение о выделении Нагорного Карабаха в автономную единицу; впредь до этого автономию не объявлять" . Данное решение было закреплено также совместной резолюцией, принятой 21 октября 1921 г. на конференции ответственных работников Карабаха с членами ЦК АКП(б) .
         Однако, вскоре карабахский вопрос вновь вышел из-под контроля Баку. Его решение перешло Закавказскому краевому комитету РКП(б), который в феврале 1922 года принял "эстафету" от Кавбюро РКП(б). 27 октября 1922 года на заседании Президиума Заккрайкома в отсутствии представителей Баку было принято постановление, в котором предлагалось провести в жизнь июльское постановление Кавбюро ЦК РКП(б) 1921 года . 
      Пленум Заккрайкома РКП (б) 27 июня 1923 г. поручил ЦК АКП(б) в месячный срок выделить Нагорный Карабах в автономную область . В соответствие с этим решением 1 июля 1923 года Президиум ЦК АКП(б) предложил Азербайджанскому ЦИК декретировать автономию Нагорного Карабаха . Таким образом, лишь под давлением Заккрайкома Баку вынужден был согласиться на автономию.

 

 7 июля 1923 г. Центральный Исполнительный Комитет  Азербайджанской ССР издал декрет «Об образовании Автономной Области Нагорного Карабаха» (АОНК) . АзЦИК постановил: «Образовать из армянской части Нагорного Карабаха автономную область, как составную часть АССР, с центром в местечке Ханкенди».
     

В целом декрет отличался довольно примитивным содержанием и не носил характер серьезного правового документа. В преамбуле нарушалась историческая хронология, фальсифицировались факты. Основным аргументом для обоснования необходимости предоставления автономии армянам Нагорного Карабаха являлись кровавые события 1905-1906,1918-1920 годов в Карабахе и других частях Закавказья, в которых обвинялось царское правительство, а также дашнаки и меньшевики. Однако подобные кровавые события в 1918-1920 годах имели также место в районах компактного проживания азербайджанцев на территории Армении, в ходе которых часть населения была истреблена, а другая часть вынуждена была покинуть свои земли и стало возвращаться туда лишь после советизации Армении в ноябре 1920 года.

Поэтому, если придерживаться данной логики, то азербайджанскому населению Армянской ССР также должна была быть предоставлена автономия. Из документа становится также ясно, что армяне проживали не во всем Нагорном Карабахе, а лишь в одной его части. С другой стороны, центром новосозданной автономной области был выбран Ханкенди, что и явствует из названия – это место, присущее азербайджанцам.  18 сентября 1923 года решением Карабахского обкома партии Ханкенди в  память о Степане Шаумяне, который был главным организатором  геноцида азербайджанцев в Бакинской губернии в марте 1918 года, был переименован в Степанакерт  . Это стало первым шагом по переименованию  местных азербайджанских географических названий Нагорного Карабаха на армянские.
      С конца 1923 года началась работа по определению армянских границ Нагорного Карабаха, так как изначально было ясно, что создавалось искусственное политическое образование, в котором трудно было очертить районы с компактным проживанием армянского населения.

5 сентября 1923 года, согласно постановлению Президиума  ЦК АКП(б), была утверждена  комиссия в составе Э.Ханбудагова  (председатель), И.Довлатова и М.Багирова, которая отправлялась в Карабах, где  в течение 2-х недель должна была  изучить положение дел на месте. Как видно из доклада комиссии, сделанном на заседании Президиума ЦК АКП(б) 8 октября 1923 года  границы АОНК  проводились  путем произвольного объединения не только локально расположенных по Нагорному Карабаху селений с преобладающим армянским населением, но и территорий со сплошным азербайджанским населением, как например, город Шуша, которая первоначально не должна была входить в состав армянской автономии. Данное положение в корне противоречила декрету ЦИК Азербайджанской ССР от 7 июля 1923 года, согласно которому автономия предоставлялась лишь армянской части населения Нагорного Карабаха и вызывало справедливое недовольство азербайджанского населения региона, селения которых оказались в составе армянской автономии.  Поэтому на том же заседании  по итогам  доклада  комиссии  было признано необходимым провести широкую агитационную компанию по популяризации декрета от 7 июля 1923 года, особенно среди азербайджанского населения автономии . 

      Согласно «Положению об Автономной Области Нагорного Карабаха», опубликованному  26 ноября 1924 года в состав армянской автономии было передано до двухсот селений, подавляющее часть которых имели азербайджанские названия.   

 

В 1924 году Азербайджанский статистический комитет с учётом административно-территориального деления тех или иных районов и на основе материалов сельскохозяйственной переписи 1921 года провёл ревизию площади и национального состава  территорий, вошедших в состав АОНК. Согласно этим данным, общая площадь территории  АОНК составило 4160,5 км2  . Однако  в дальнейшем за счет передачи в состав армянской автономии земель приграничных с ней уездов Карабаха  площадь территории АОНК увеличилась, составив  по данным на 1 января 1933 года  4431,7 км2. При этом,  за счёт новых населённых пунктов шло изменение численности и этнического состава  в пользу армян. 
        С принятием Конституции СССР 1936 года Автономная область Нагорного Карабаха была переименована в Нагорно-Карабахскую Автономную Область (НКАО), что, по сути своей, не одно и то же.

Если в первом варианте речь идёт лишь о части Нагорного Карабаха, выделенной в автономию, то в новом - подразумевается весь Нагорный Карабах, как область.

В связи с названием НКАО необходимо отметить ещё один момент. Если официальные названия всех составлявших СССР союзных и  автономных республик, автономных областей и автономных округов включали титульный этноним, то созданная в составе Азербайджанской ССР «АОНК» стала в этом плане единственным исключением, т.е. в её названии нет указания на этнос, которому предоставлена автономия.  Это дало армянам исключительное право иметь в составе СССР, наряду с Армянской ССР (которая занимала земли бывшего азербайджанского Эриванского ханства), опять-таки за счёт азербайджанских земель, второе  национально-территориальное образование.
  Хотя, Нагорный Карабах остался в составе Азербайджанской ССР, однако учреждение здесь в 1923 году армянской  автономии  создало для Армении правовую основу для выдвижения в дальнейшем  претензий на данную  территорию.

В советский период Армянская ССР выдвинуло 16 предложений о переименовании НКАО в Армянскую НКАО и 45 предложений о праве НКАО перейти в состав Армянской ССР . 

У  армян движение за присоединение Нагорного Карабаха к Армении существовало на протяжении десятилетий. Они готовились к нему с момента предоставления автономии Нагорному Карабаху в 1923 году, поскольку не считали это решением проблемы и не отказались от планов аннексии данной территории. Во всех случаях конфликт подогревался из Армении, без опоры на которую карабахские армяне не осмелились бы идти на конфронтацию одновременно с союзным и азербайджанским руководством. Постоянно держа руку на пульсе, письмами, обращениями во власть армянские националисты пытались удержать вопрос на повестке дня, выжидая тем самым лишь удобный момент, который наступил в 1988 году, после того, как почувствовали, что центральная власть "отпустила поводья". 
      Этот момент совпал с периодом горбачевской перестройки и гласности, когда данная проблема впервые вырвалась на страницы союзной и республиканской прессы, выйдя тем самым из латентного состояния и став объектом широкого обсуждения.  Получив у советских руководителей в лице Горбачева и его окружения обещания рассмотреть вопрос, армянские националисты  впервые, начиная с 1920-х годов, открыто на официальном уровне  выдвинули требование изменить административно-территориальное устройство советского государства, являвшееся одной из главных истин, на которых держался "нерушимый союз".

Одновременно, впервые руководство Армении, наряду с политической поддержкой сепаратистского движения в Нагорном Карабахе, предприняло конкретные юридические шаги по воссоединению НКАО с Арменией. Советское руководство оказалось не готовым к низовой самодеятельности тех самых «трудящихся масс», от имени которых оно выступало. Это немедленно спровоцировало вооруженный конфликт между республиками в составе СССР, первый за всю его историю. Карабахская проблема не имела на постсоветском пространстве аналогов по размаху, ожесточённости и продолжительности боевых действий. Тогда же дефиниция "Карабах" стала нарицательной для обозначения любого вооружённого конфликта, своего рода "лабораторией" будущих конфликтов на межнациональном уровне на территории бывшего СССР. 
 

 

Как неосторожные заявления Пашиняна про
Великобритания наращивает англо-саксонское присутствие на Южном Кавказе
Новая
Фактор Навального: в России методично практикуют технологии цветных революций
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян
Как  жемчужина Азербайджана Шуша подвергалась арменизации в 20-х годах прошлого столетия

Следите за нами