К вопросу о названии, населении и границах Нагорно-Карабахской Автономной Области Азербайджанской ССР

Одно из  специфичных характеристик межгосударственных границ на Южном Кавказе явлется то, что они возникли в результате административно-территориальных реформ, проведенных вначале Российской империей, а затем советским режимом.

Прежде всего рассмотрим, что представляет собой Нагорный Карабах как географическое понятие. Карабах по своему рельефу делится на низменную (равнинную) и нагорную часть.

На востоке Карабахские горные хребты, на западе земли между Зангезурскими горами и плюс к тому область предгорий Карабахского хребта, отделяющее Верхний Карабах от степных пространств Низменного Карабаха входили в состав территории Нагорного Карабаха.

Таким образом, территория Нагорного Карабаха  в целом  в несколько раз превосходил район Нагорного Карабаха, т.е. область предгорий Карабахского хребта, которая стала именоваться с 1923 года Автономной Областью Нагорного Карабаха [18, с.4].

В период вхождения в состав царской России территории Карабаха, точнее бывшего Карабахского ханства, понятие «Карабах» утратило своё первоначальное административно-полити­ческое значение. Однако, в период Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920 г.г.) термину «Карабах» было возвращено прежнее значение. Именно в это же время появляется созданный дашнаками термин Нагорный Карабах,  который стал приобретать не только географическое, но и политическое значение. С момента завоевания Северного Азербайджана Советской Россией  этот термин начал употребляться и в административно-политическом значении, став одним из основных понятий в политическом  лексиконе армяно-азербайджанских отношений [10, с.53].

22 августа 1919 г. VII съезд армян Карабаха, заключив соглашение с азербайджанским правительством, признал данную территорию составной частью Азербайджанской Демократической Республики. Данное  соглашение было единственным до 1921 года официальным документом, касающимся урегулирования отношений между армянами Карабаха и правительством Азербайджана.  После установления Советской власти в Армении в ноябре 1920 года коммунистическое руководство Азербайджанской ССР предоставила крестьянству Нагорного Карабаха право на самоопределение. Данное решение нашло свое отражение в постановление Политбюро и Оргбюро ЦК АКП (б) от 30 ноября 1920 г. [1, л.51-52] и было утверждено декларацией Бакинского Совета от 1 декабря 1920 г. [16, с.90].

5 июля  1921 года Кавказское Бюро ЦК РКП (б) выносит решение : «Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в гор. Шуше, входящим в состав автономной области» [16, с.90-92].

После долгих политических интриг 7 июля 1923 г. издается декрет  ЦИК Азербайджанской ССР «Об образовании Автономной Области Нагорного Карабаха».

В ней отмечается :

«1) Образовать из армянской части Нагорного Карабаха автономную область, как составную часть АССР, с центром в местечке Ханкенди;

2) Органами управления автономной области являются : областной исполнительный и местные Советы ;

3) До образования Областного Исполнительного Комитета создать Временный революционный комитет, коему вменить в обязанность не позже 2-х месяцев созвать съезд Советов для избрания постоянного исполнительного  органа. Для выработки положения области и фактической передачи административных единиц в автономную область Карабаха, а также определения границ автономной области создать смешанную комиссию из представителей Нагорного Карабаха, Низменного Карабаха, Курдистана и центральной власти АССР» [16, с.152-153].

В целом декрет отличался довольно примитивным содержанием  и не носил характер серьезного правового документа. В преамбуле нарушалась историческая хронология, фальсифицировались факты, недостаточно обосновывалась необходимость предоставления автономии Нагорному Карабаху. Основным аргументом для обоснования необходимости предоставления автономии армянам Нагорного Карабаха являлись кровавые события 1905-1906, 1918-1920 годов в Карабахе и других частях Закавказья, в которых обвинялось царское правительство, а также дашнаки и меньшевики. Однако, известно, что в ходе этих событий, азербайджанцы пострадали больше чем армяне.

Поэтому, если придерживаться данной логики, то азербайджанскому населению Армянской ССР также должна была быть предоставлена автономия.

Из документа становится также ясно, что армяне проживали не во всем Нагорном Карабахе, а лишь в одной его части. С другой стороны, центром новосозданной автономной области был выбран Ханкенди, что и явствует из названия –место, присущее азербайджанцам.

При внимательном изучении текста постановления Кавказского бюро ЦК РКП(б) о статусе Нагорного Карабаха от 5 июля 1921 года и декрета АзЦИКа от 7 июля 1923 года можно отметить довольно важные отличия.

Если по решению Кавбюро РКП(б) от 5 июля 1921 г. автономия предоставлялась всему населению Нагорного Карабаха (кроме армян, здесь жили азербайджанцы), то в декрете от 7 июля 1923 года она относится лишь к армянской части населения.

Кроме того, если по решению от 5 июля 1921 года центром будущей автономии Нагорного Карабаха было решено сделать Шушу, то в декрете от 7 июля 1923 г. центр переносится в Ханкенди, хотя и носивший азербайджанское название, но где армяне к этому времени составляли большинство.

 Вопрос о городе Шуше стал предметом обсуждения на заседании президиума ЦК АКП(б) 16 июля 1923 г., где было принято постановление включить её в состав Автономной Области Нагорного Карабаха [2, л.166-167]. Решение АзЦИКа от 7 июля 1923 г.о перенесении административного центра АОНК в город Ханкенди вызвало недовольство азербайджанского населения Шуши. В августе 1923 г. они обратились с письмом в АзЦИК, в котором отмечалось: «Несомненно, при вынесении этого постановления АзЦИК между другими основаниями также руководствовался целью дать возможность самостоятельно развиваться духовно и культурно населению этих местностей. Население г.Шуши и окрестных мусульманских селений, исходя  из вышеприведенной точки зрения АзЦИКА, считает необходимым довести, что оно тесно связано в этом отношении, а равно экономическими с населением новообразованного Курдистанского уезда, а потому упол­намачивало нас войти с ходатайством о присоединении, как самого города, так и окрестных селений к этому уезду…просим не отказать в удовлетворении ходатайства жителей Шуши и присоединить их к Курдистану. Если по каким-либо государственным или иным соображениям невозможно будет удовлетворить изложенную просьбу нашу, то просим центром Нагорного Карабаха оставить гор.Шушу и не перенести таковой в Ханкенди» [6, л.38].

Однако  реакция армянского руководства АОНК последовала незамедлительно. В телеграмме секретаря Шушинского уездисполкома С.Мануцяна на имя С.Кирова от 3 августа 1923 года, тот расценил обращения представителей азербайджанского населения г. Шуши в АзЦИК как «спекулятивные», при этом цинично добавив: « Просто чувствуют, что с перенесением центра прекратится торговля в Шуше и торговцы будут лишены ожидаемой выгоды» [6, л.48-52]. На заседании комиссии по выработке положения об Автономной Области Нагорного Карабаха, установлении границ между Низменным и Нагорным Карабахом в августе 1923 г. председатель Совнаркома  АОНК А.Каракозов также  выступил с мнением, что Шуша должна остаться в составе Автономной Области Нагорного Карабаха. Его мнение стало решающим в этом вопросе [2, л.169].

Какие последствия это имело для исторической столицы Карабаха можно видеть из сообщения комиссии по обследованию Нагорного Карабаха от 1924 года:

«Город, имевший когда-то население до 30 тысяч, теперь похож на развалины и осталось не больше 7-8 тысяч. Не увеличивается население, а, наоборот, год от года уменьшается. Был торговым центром, теперь захудалый городишко. Налогов платит массу, но ни копейки на Шушу не тратят. Голодающих и безработных до  2-х тысяч, а в советских кооперативных органах, в больницах служат не тюрки, а пришельцы. Население винит в этом армян Нагорного Карабаха».

 

При виде подобного трагического положения города один из членов комиссии заявил, что «ЦК АКП(б) по отношению к Шуше ведет политику разрушения его» [7, л.334-335]. В период 1921-1926 годов численность населения города Шуши уменьшилась в 1,8 раз. Если в 1921 г. в городе проживало 9223 человек, то в 1926 г. эта цифра составила 5107 человек. Однако по-прежнему основную часть населения города (4900 человек или 96%) составляли азербайджанцы. Шуша оставалось самым крупным населенным пунктом Автономной Области Нагорного Карабаха в период 1921-1926 г.г., даже после перенесения её центра в Степанакерт (Ханкенди), где проживало всего 3118 человек [13,с.110]. Таким образом, включение Шуши в июле 1923 г. в состав Автономной Области Нагорного Карабаха было грубейшей ошибкой, позволившей армянам позже лишить Азербайджан его древнего исторического и культурного центра в Карабахе.

В июле 1923 года состоялось заседание комиссии по выработке положения об Автономной Области Нагорного Карабаха и определения границ между Низменным и Нагорным Карабахом, а также Нагорным Карабахом и Курдистаном. Решением данной комиссии в основу положения для Автономной Области Нагорного Карабаха было применено положение о губернских исполкомах 1923 года. В состав Автономной Области Нагорного Карабаха было передано в общей сложности 169 селений Джеванширского, Шушинского и Губадлинского уездов, причем не только армянских, но и также азербайджанских. Данный факт в корне противоречил декрету АзЦИКа от 7 июля 1923 г., согласно которому автономия предоставлялась лишь армянской части Нагорного Карабаха [16, с.164-166]. Неслучайно, что на заседании Президиума ЦК АКП(б) от 8 октября 1923 года, где слушался доклад комиссии по обследованию проведения в жизнь решения  о выделении Нагорного Карабаха в автономную область, было признано необходимым популяризации данного постановления особенно среди тюркского населения автономии. Для этого А.Караеву было предложено провести широкую агиткампанию [3, л.1-2].

То, что в этом была необходимость можно судить также из доклада о политическом состоянии области секретаря Карабахского областного обкома С.Мануцяна от 12 октября 1923 года, в котором тот вынужден был признать: «Акт автономии со стороны крестьян встречен единодушием. Общий диссонанс вводят шушинские граждане, которые недовольны переводом центра из Шуши» [16, с.203]. Данные факты ещё раз доказывают, что тюркское население АОНК была против образования данной искусственной автономии, положившее начало деазербайджанизации региона.

В положении от июля 1923 г. предполагалось также образовать Областной Исполком Низменного Карабаха, в состав которого включали низменные части Джеванширского, Шушинского, Губадлинского и Карягинского уездов, применив к ним положение о губисполкомах 1923 г. РСФСР [16, с.165]. Однако, приказом АзЦИКа от 6 августа 1923 г. из равнинной части Карабаха было решено образовать уезды: Агдамский, Джебраильский и Курдистанский [16, с.173]. Надо отметить, что вскоре после декрета об образовании АОНК 18 сентября 1923 г. решением Карабахского обкома партии Ханкенди в ознаменование памяти дашнака-авантюриста С.Г.Шаумяна и 26 бакинских комиссаров был переименован в город «Степанакерт» [9, л.6-8]. Таким образом, был сделан первый шаг в переименовании названий местностей Нагорного Карабаха на армянский лад.

С конца 1923 г. началась работа по определению территорий, которые должны были входить в состав Автономной Области Нагорного Карабаха. 16 сентября 1923 г. согласно постановлению Президиума ЦК в Карабах выезжает комиссия в составе И.Довлатова, М.Багирова и Э.Ханбудагова для обследования положения дел в регионе. Позже в докладной записке по результатам обследования о состоянии Карабаха от 8 октября 1923 г. в ЦК АКП (б) М.Д.Багиров писал:

«В районе Ханкенди, Шуша и Абдалар находится ряд мусульманских селений : Халфалы, Зарыслы, Мусульманлар и ряд других с числом населения до 8000 душ, которыми гораздо легче управлять с Абдалар, чем с Ханкенди. Только потому, что среди этих мусульманских сел находится село-Каладараси с числом населения около 1150 душ-армян, весь этот район присоединили почему-то к Ханкенди, плюс к этому и Шушу с числом населения около 10000 душ, тоже мусульман. В Джеванширском уезде среди трех десятков мусульманских сел находится одно армянское селение, почему-то через голову этих мусульманских сел присоединили к Ханкенди».

 

Как видно из отчетов комиссий армянам, которые постоянно жаловались на малоземелье, передавались даже территории мусульманских кладбищ. Местности, где одно армянское село находилось в окружении многочисленных мусульманских сел, также передавались в подчинение Ханкенди [4, л.4-8]. Таким образом, границы Автономной Области проводились путем искусственного соединения локально расположенных  в  Карабахе  армянских селений.  

На заседании комиссии по разрешению вопросов, связанных с выделением Нагорного Карабаха, 13 июня 1924 г. было принято решение поручить Наркомату Земледелия к 1 июля провести землеустроительные работы в целях определения свободных земельных фондов Карягинского и Агдамского уездов, каковую работу провести  таким образом, чтобы свободные земельные фонды подогнать к Нагорному Карабаху. На заседании комиссии от 16 июля 1924 г. была рассмотрена спорная между Агдамским уездом и АОНК местность Хонашен. Здесь издавна находились мусульманские селения Ходжалан, Ходжалы, Муганлы и др. Во время резни все эти селения были разорены, а население разбежалось. Эти земли были заняты армянами совершенно из других, ничего общего не имеющих с местностью Хонашен, селений. Однако комиссия не стала вдаваться в эти «мелочи» и решила уступить местность Нагорному Карабаху [5, л.56-58].

Согласно «Положению об Автономной Области Нагорного  Карабаха», опубликованной 26 ноября 1924 г. из Шушинского уезда в АОНК были переведены г. Шуша и Ханкенди, а также 115 селений, из Джеванширского уезда-52 селения, из Карягинского-30 селений, а из Губадлинского уезда –селение Каладараси [14].  Таким образом, по сравнению с положением от июля месяца 1923 года число переданных АОНК селений  возросло со 169 до 198 [11,с.342].

Как следует из информации Азербайджанского Статистического Комитета за 1924 год, численность этих населенных пунктов превышала уже 200 [10, с.69]. Г. Кочарян в своей книге «Нагорный Карабах», опубликованной  в 1925 г., указывает, что численность этих населенных пунктов составляет 215 [17, с.48-51]. В АОНК подавляющее большинство селений носили тюркские названия [12, с.92]. Азербайджанский Статистический комитет, учитывая административно-территориальное деление тех или иных районов, на основе материалов сельскохозяйственной переписи 1921 г. провел учет площади этих территорий, их национальный состав и другие вопросы.

Согласно этим данным, из исторических территорий Карабаха (на основе границ ханства), включая Автономную Область Нагорного Карабаха ( 4160,5 км2.), в составе Азербайджана осталась территория площадью 15996,9 км2 [10, с.68]. Часть исторических территорий Карабаха была передана Армении.

Только за два года (1923-1925) из земельного фонда Азербайджанской ССР в состав АОНК было передано 16 тысяч десятин земли [16, с.295]. Данные факты доказывают, что вопреки официальным документам территория Автономной Области Нагорного Карабаха непрерывно расширялось, и позже, как следует из данных на 1 января 1933 года, была доведена до 4431,7 км2 (19,с.9), а за счет новых населенных пунктов шло изменение численности и этнического состава её населения в пользу армян.

В то же время, Г.Кочарян в своей работе, основываясь на данных сельскохозяйственной переписи 1921 г., пытается доказать, что 94,4% населения АОНК составляли армяне, а 5,6%-азербайджанцы [17, с.8]. Фальсификация автора выражается в том, что, во-первых, в 1921 году не было еще АОНК как административной единицы, а во-вторых, в период 1920-1923 гг. не была проведена перепись всего населения Карабаха. Если брать за основу данные на 1917 г. по Шушинскому уезду, территорию которого позже и охватило Автономная Область Нагорного Карабаха, то здесь проживало 52,3 % армян и 40,2% азербайджанцев [13, с.109]. По переписи же населения, проведенной в Азербайджанской ССР в 1926 г., из общей численности населения Автономной Области Нагорного Карабаха 116274 человек армяне составляли 108482 (93,3%), азербайджанцы -7188 (6,2%), прочие -604 (0,5%) [8, л.51-54]. Налицо факт постепенного выживания азербайджанцев с этой территории.

С принятием Конституции СССР 1936 года наименование АОНК было трансформировано в несколько иное –«Нагорно-Карабахскую Автономную Область» (НКАО), что по сути не одно и то же. Если в первом варианте наименования перед нами явным образом лишь часть Нагорного Карабаха, лишь его автономная часть, то в преобразованном наименовании перед нами-область, именуемая Нагорным Карабахом в целом. Официальное наименование каждой из составляющих СССР 15 союзных республик, а также автономных республик, областей и округов в обязательном порядке заключало в себе титульный этноним, что указывало её национальную принадлежность вне зависимости от иерархического статуса того или иного субъекта - союзная республика, автономная республика, автономная область или автономный округ. Азербайджанская ССР была единственной союзной республикой, на территории которой данный принцип был грубо нарушен. Замещение названия этнонима топонимом в название Нагорно-Карабахской Автономной Области видимо  объяснялось  тем, что армяне уже имели одно государственное образование в составе СССР- Армянскую ССР.

      Согласно Конституционному Акту о Независимости, принятому Милли Меджлисом 18 октября 1991 г., Азербайджанская Республика признала себя правопреемницей Азербайджанской Демократической Республики (1918-1920), в составе которой армянское население не имело автономии в Нагорном Карабахе и вся территория Карабаха (Нагорного и Равнинного) входила в состав Карабахского генерал-губернаторства. Руководствуясь этим, 26 ноября 1991 года согласно статье 4 Конституционного Акта «О государственной независимости Азербайджанской Республики» Милли Меджлис издал закон «Об упразднении Нагорно-Карабахской Автономной Области Азербайджанской Республики» как национально-территориального образования [15].

ИСТОЧНИКИ И  ЛИТЕРАТУРЫ

1. Азярбайжан Республикасы Президентинин Ишляр Идаряси Сийаси Сянядляр Архиви (АРПИИССА): Ф. 1, с. 1,  иш 24.

2. АРПИИССА :  Ф. 1, с. 74,  иш 132.

3. АРПИИССА :  Ф. 1, с.74,  иш 134.

4. АРПИИССА :  Ф. 1, с.74,  иш 136.

5. АРПИИССА :  Ф. 1,  с.74,  иш 137.

6. АРПИИССА : Ф. 1, с. 85, иш 329.

7. АРПИИССА : Ф.1, с. 85,  иш 428.

8. АРПИИССА : Ф. 1, с. 169, иш 249.

9. АРПИИССА : Ф. 89, с. 1, иш 5 .

10. Мащмудов Й.М., Шцкцров К.К. Гарабаь: Реал тарих, фактлар, сянядляр. Бакы, 2005

11. Пашайев А.Я. Ачылмамыш сящифялярин изи иля. Бакы, 2001.

12. Йцзбашов Р. Даьлыг Гарабаь Мухтар Вилайятинин топонимикасы //Азярбайжан  ССР ЕА Хябярляри (Йер щаггында елмляр серийасы), 1969, № 2, с. 87-93.

13. Зейналова Т.М. Азярбайжанда дювлят гуружулуьу тарихиндян (1920-1930). Бакы , 2004.

14. Газ. «Бакинский рабочий»,1924, 20 ноября.

15. Газ. «Бакинский рабочий», 1991, 27 ноября.

16. К истории образования НКАО Азербайджанской ССР 1918-1925. Документы и материалы. Баку,1989.

17. Кочарян Г.А. Нагорный Карабах.  Баку, 1925.

18. Скибицкий А.М.  Карабахский кризис. Газ. «Союз», 1991, № 7.

19.Социалистическое строительство АССР. Статистический сборник. Баку:Аз.УНХУ, 1935

 

 

 

 

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами