Как Китай отвоевывает у России Центральную Азию - поясняет Евгений Гамерман

Уже долгие годы Россия взяла на вооружение политику «разворот на Восток». Прежде всего, для РФ этот так называемый Восток завязан на  Китае и партнерстве с ним. Однако насколько данная политика отвечает экономическим и геополитическим интересам Москвы.

О том, какие процессы развиваются в отношениях России и Китая, рассказал в интервью STEM Старший научный сотрудник Института комплексного анализа региональных проблем дальневосточного отделения Российской Академии Наук Евгений Гамерман.

С момента ввода санкций, Китайская продукция практически заполонила все сферы экономики в России. Многие западные аналитики считают, что Россия попала под китайское влияние. Насколько это утверждение отвечает дейсвтительности?

Товарооборот между Россией и Китаем за первое полугодие 2023 года вырос на 40,6% и составил 114,54 миллиард долларов (при этом китайский экспорт увеличился на 78,1%, а российский – на 19,4%). По итогам 2023 года он превысит 200 миллиардов долларов, что является абсолютным рекордом в отношениях двух стран. Происходит это за счет замещения китайскими аналогами западных товаров и брендов. А также за счет так называемого параллельного импорта. Так, по мосту через Амур (не так давно открытому для движения) происходит перемещение грузовой и спецтехники, в частности компании Мерседес и Вольво. И если раньше китайская сторона замалчивала подобные факты, опасаясь реакции международного сообщества, то сейчас данную информацию можно встретить даже на китайском региональном телевидении.

Растет товарооборот и за счет реализации различных энергетических проектов и увеличения объема поставок энергоресурсов. При этом, 4 февраля 2022 года «Газпром» и китайская национальная нефтегазовая корпорация (CNPC) заключили новый договор купли – продажи газа в КНР с Дальнего Востока России. Объем поставок должен увеличиться на 10 млрд. кубов в год и в совокупности составить 48 млрд. куб. м. Этот более чем скромный проект (в 5 раз скромнее «монгольского») уже негласно окрестили, как «Сила Сибири – 3».  По этому проекту газ будет поступать с острова Сахалин в северо-восточные провинции Китая. В сентябре 2020 года начались проекты работы по сооружению трубопровода «Сила Сибири-2», который должен быть проложен через Монголию и пропуская мощность которого будет составлять до 50 млрд. куб. м газа в год. На данный проект планируется переключить месторождения Западной Сибири, которые в настоящий момент снабжают газом Европу.

В 2022 году в Благовещенске был открыт автомобильный мост между Россией и Китае, первый в истории. Ведется строительство канатной дороги между Благовещенском и Хэйхэ.

Правительство РФ заявило о необходимости строительства еще двух ГЭС на территории Амурской области (в довесок к еще 3 существующим) и никто не скрывает, что главная цель – продажа электроэнергии в Китай. В сентября 2023 года Российский холдинг ЭН+ в сотрудничестве с китайской корпорацией POWERCHINA заявили о планах строительства ветропарка в Амурской области, предполагаемой мощностью 1058 мегаватт, с предполагаемой стоимостью проекта 120 миллиардов рублей (и цель здесь та же самая – поставки электроэнергии в Поднебесную) .

При всем при этом общий объем внешней торговли России сокращается (на 4,7% за последний год). Объемы товарооборота с Китаем растут чуть ли не в два раза, а с остальными странами очень сильно проседают.

В результате, мы понемногу (а может уже и не понемногу) скатываемся в ситуацию зависимости от одного экономического партнера, в этакий масштабный аналог монопсонии. Когда именно Китай будет диктовать свои условия, свои правила игры.

Очень много разговоров о борьбе США с Китаем. Как вы считаете готов ли Китай дать достойный отпор США? Насколько Китай сейчас в технологическом плане может конкурировать с США?

Китай на сегодняшний день очень сильный экономический игрок. Вторая экономика мира (а по некоторым показателям и первая). Однако, до сих пор, есть целый ряд диспропорций экономического развития, серьезные социальные и демографические сложности, ну и, все-таки, определенное технологические отставание, в первую очередь, от США.

Несмотря на то, что целый ряд западных политологов считает, что мы вступаем в новую фазу т.н. называемой двойной Холодной войны – между США и Россией, и между США и Китаем – на мой взгляд, Китай прекрасно понимает, что именно сейчас вступать в конфронтацию не нужно. Гораздо предпочтительнее для Пекина наблюдать, как дерутся другие.

Для продолжения экономического роста и получения технологического лидерства, или первенства, Китаю не хватает еще лет 20 спокойного, мирного развития. Поэтому данный вектор Холодной войны – скорее фальстарт американских экспертов. Достаточно почитать работы китайских политологов, которые очень осторожно описывают ситуацию и не допускают таких понятий, как «конфликт», «Холодная война», «противостояние». Китай пока не готов, но это не означает, что он смирился с вторым местом в мировой политике и экономике.

Одним из стратегических направлений Китая является Центральная Азия. На сегодня их инвестиции в этом регион насчитывают миллиарды. Можно ли сказать, что данный регион на фоне конфликта в Украине уходит под контроль Китая?

Здесь можно со всей очевидностью сказать о том, что снижается роль и влияние России в данном регионе – Центральная Азия. И это является результатом нескольких факторов, которые в совокупности изменяют картину политических и экономических отношений в регионе.

Если говорить языком цифр:

1. Процентный объем российских инвестиций в экономику стран Центральной Азии за последние несколько лет снизился на 20%.

2. Торговый оборот между Россией и странами Центральной Азии сократился на 15% за последние два года.

3. Доля российских товаров и услуг на рынках Центральной Азии уменьшилась с 30% до 20% за последние пять лет.

4. Число российских компаний, работающих на территории стран Центральной Азии, уменьшилось на 25% за последние три года.

5. Объем прямых иностранных инвестиций из России в страны Центральной Азии снизился на 30% за последние пять лет.

Эти цифры свидетельствуют о постепенном снижении экономического влияния России в регионе Центральной Азии и уменьшении зависимости этих стран от российского рынка.

Происходит это за счет усиления влияния как Китая, так и других игроков – ЕС, Турции, Индии, США.

Китай очень активно работает с регионом. Один из крупных проектов в Центральной Азии – это Китайско-казахстанский Хоргос-Жэнсу железнодорожный мост через реку Ылису на границе двух стран. Этот проект был завершен в начале 2020 года и способствует увеличению транспортной связности между двумя странами.

Другим важным проектом является строительство Жезкадан-Кунгуртуской электростанции в Казахстане, которая будет обеспечивать энергией южные регионы страны. И это только несколько примеров.

Кроме того, Китай активно инвестирует в развитие производства и сельского хозяйства в Центральной Азии, что способствует содействию устойчивого экономического роста и снижению уровня бедности в регионе.

Пока нельзя сказать, что регион уходит под контроль Китая, но вес и влияние Пекина в Центральной Азии растут очень быстро. Регион имеет для Поднебесной (и не только для нее) очень важное стратегическое значение.

Азербайджан и Словакия договариваются на перспективу
В центре STEM прошла встреча с аналитиками Польского института международных отношений PİSM
Гянджа, Гаджикабул, Габала: развитие регионов как прерогатива социально-экономической политики
Брюссельские мечты Никола Пашиняна и сложности региональной политики
«Грузинская мечта» и грузинская реальность
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами