Малые перемены в Великой степи: Что изменилось в Казахстане после выборов в парламент

Если турист, впервые оказавшийся в Нурсултане, закажет пешую прогулку, то гид поведет его по так называемой Оси Тысячелетия, двухкилометровому маршруту по самому сердцу столицы Казахстана. В свой первый приезд в тогда еще Астану я прошел этот путь без гида, а потому начал не с того конца.

Так вот, отправной точкой этого пути является Хан-Шатыр, огромный торгово-развлекательный центр в форме самого большого в мире шатра. Почему шатер? Это символ казахской степи, дань уважения быту предков. В продолжение экскурсии турист увидит многочисленные фонтаны, бульвары, небоскребы удивительных архитектурных форм. 

Затем взору предстанет монумент Байтерек, 97-метровая современная башня со смотровой площадкой, построенная в честь переноса столицы из Алма-Аты в Акмолу (первое название столицы) в 1997 году. Этот монумент - олицетворение представлений древних кочевников степи о Дереве жизни. Это сооружение в форме молодого, крепкого и растущего дерева  символизирует государство. Оно имеет прочную опору, сохранив свои исторические корни и устремленность к будущему процветанию. В завершение экскурсии турист попадает на главную площадь, где сосредоточены все органы государственной власти. 

Пройдя этот маршрут, удивляют изменения в Казахстане и ее столице и динамика, с которыми они произошли и происходят. То же самое можно отнести и к политической жизни страны и власти, трансформацию которой еще в 2019 году начал 80-летний бессменный лидер Казахстана Нурсултан Назарбаев. 

Результаты выборов были предсказуемы

Начало года ознаменовалось очередными этапом трасформации, а именно седьмыми по счету выборами в нижнюю палату парламента, в Мажилис. Как и в 2012, 2016 годах в парламент прошли три партии. Как и тогда подавляющее большинство, по словам ЦИК страны, которую к слову возглавляет тесть внука Назарбаева Берик Имашев, 95 из 107 депутатских мандатов, получила партия Нур Отан. Во главе нее естественно находится Елбасы то есть Лидер нации. Такой титул носит первый президент и главный политик страны Нурсултан Назарбаев. 

И хотя местные НПО заявили, что официальные цифры завышены, а западные наблюдатели назвали выборы “упущенной возможностью для реализации объявленных реформ”, которые к тому же сопровождались “системными ограничениями избирательных свобод таких как регистрация политических партий и свободы слова”, а также задержаний протестующих в день голосования, результаты выборов были в принципе предсказуемы. 

“Люди не увидели на данных выборах некого “землетрясения”, “восстания” против партий, ставших уже традиционными. Выборы существенно не трансформировали политический ландшафт Казахстана, - считает политолог Эдуард Полетаев и добавил: ”Однако в современной истории Казахстана роль партий возрастает с каждым днем. Они активизировались в регионах, более глубоко проникая в их жизнь и проблемы, и это связано с политическими реформами и инновациями в выборном законодательстве, в том числе с пропорциональной избирательной системой.”  

“Власть сделала все возможное, чтобы Нур Отан набрал большее количество голосов” 

Но не все разделяют мнение эксперта о том, что явка избирателей в масштабах страны оказалась “достаточно неплохой”. По мнению директора фонда “Правовой медиа-центр” Дианы Окремовой, активность была низкой, а голосовать шли в основном старшее поколение и госслужащие. 

“Работников государственных учреждений- учителей, врачей, госслужащих, грубо говоря, заставляют. Им это необходимо делать  Даже есть такая практика фотографироваться и скидывать фото о том, что они действительно проголосовали. Скажем, люди работающие в бизнесе и тд, они и не собирались идти. Многие не знали вообще что за выборы, кого выбирают, некоторые не знали что выборы в этот день проходят. Мне кажется, это говорит об уровне правового нигилизма. Пока во власти президент, то надежды на изменение политической системы нет,” - говорит она. 

По мнению правозащитницы эти выборы были беспрецедентными в плане нарушения прав наблюдателей.

Так, наблюдателей обязали сдать тест на коронавируса, а за день до выборов объявили, что лаборатория, которая делала тесты не прошла аккредитацию и ее результаты аннулировали. В итоге, сдавших в этой лаборатории тесты наблюдателей не пустили на избирательные участки.

 

Помимо этого, добавляет она, во всех городах страны было зафиксировано достаточно много нарушений прав журналистов, которым не давали проводить видео-фото съемки и препятствовали их законной деятельности.   
  
Диана Окремова полагает, что изменения произошли, но они оказались частичные и несистемные. 

“Обновился его (читай парламента) возрастной состав. Самому молодому сейчас 25 лет. Практически на 70 % парламент обновился. Это плюс. Но минус в том, что не обновился политический состав. Нур Отан лидирует. А цели двух других партии от первой ничем не отличаются. У нас нет в парламенте оппозиции. И эти две поддерживают полностью нынешний курс власти. Какие у меня были ожидания? Косметические. Станет больше молодежи, женщин. А то, что там появятся новые политические силы, ни у меня, ни у большинства моих коллег таких ожиданий и не было.“


Если нет оппозиции, то она внутри позиции

Зато в Парламент вернулась старшая дочь первого президента Дарига Назарбаева. Она туда прошла по списку партии Нур Отан. В мае прошлого года Дарига Назарбаева покинула пост спикера Сената, верхней палаты Парламента. А это вторая по значимости должность во властной вертикали страны. То есть если президент при каких-то обстоятельствах оставит свой пост, его место должен занять именно спикер Сената. Нынешний президент Касым-Жомарт Токаев, занимавший до президентства этот самый пост, своим указом лишил ее тогда депутатских полномочий. 

В экспертной среде страны заговорили о противостоянии внутри политической правящей элиты, а ее возвращение в Парламент называли ничем иным как ее реваншем. Более того, бытовало мнение что она станет вице-спикером или даже спикером нижней палаты.

По мнению известного казахстанского политолога Айдоса Сарыма, это никак нельзя назвать реваншем, а дочь президента будучи достаточно известным в стране человеком использовала имеющийся у нее информационный, медийный ресурсы и оказала очень большую поддержку правящей партии. 

 

“Дарига Нурсултановна является командным игроком и все ее действия будут связаны не с ее фамилией, а с личной деятельностью. Она приходит на все заседание парламента, голосует как и все, не претендует ни какие высокие должности в парламенте. Это тоже о чем-то говорит. Всякого рода камбэки бывают, но все они будут возможны только через очень большие горнила социальной, гражданской, иной политики. То есть если она пройдет через большую поддержку, а такие варианты нельзя в будущем исключать. Но это не про сегодня.”

По мнению политолога, в Казахстане нет оппозиции в классическом понимании этого слова.

В то время как власть очень монолитна, она очень точно знает что надо делать, уверена в себе, диктует и навязывает свою политику своим оппонентам и никто эту ситуацию в ближайшей перспективе изменить не сможет. Понимая свою ответственность, свои перспективы, полагает Айдос Сарым, власть готова работать вместе несмотря ни на что.
“Власть умеет умерять свои амбиции,признавать ошибки и спокойно с собой работать.Для этого не надо друг-друга любить, достаточно понимая общий интерес, двигаться в одном направлении, не вредя друг-другу, не ломая существующие договоренности и тд. Понятно что у власти больше ресурсов и возможностей, но и больше ответственности. Это все заставляет власть двигаться более-менее консолидированно. И в конце концов, речь идет о людях, которые не будут обижаться на мелкие вещи. Они всегда смогут сесть и поговорить.”

“Те которые не попали в парламент не более оппозиционны, чем те кто там”

Политолог признает, что в Казахстане огромное количество людей, которые испытывают трудности, которые недовольны режимом и оппозиционны ему, но идеология всего этого огромного пласта граждан разная.

По словам экс-советника министра общественного развития, власть понимает, что в стране есть 15 % недовольных, которые активны в соцсетях, но при населении 19 млн человек это не является чем-то определяющим. 

“Для оппозиции надо иметь основания, надо иметь представительства во всех областях, надо организованно выходить в каждой из 17 субъектов Казахстана на митинги и доказывать, что есть десятки, сотни тысяч человек, которые одновременно о чем-то говорят. И когда выходят отдельные персонажи и говорят, то это еще ничего не объясняет. Есть там люди, которые говорят одно и то же, но которые даже не готовы друг с другом разговаривать, слушать друг друга, готовы порвать друг друга.”

По словам Айдоса Сарыма, в Казахстане есть закон о парламентской оппозиции согласно которому две другие партии (Ак Жол и Народная партия) получили два комитета полностью в свое распоряжение. Таким образом, они могут определять очень многие вопросы, могут назначить парламентские слушания. И если эти партии будут правильно двигаться, считает политолог, то они и станут оппозицией, а не те люди, которые выходят на улицу. 

По его мнению, возвращение графы “Против всех” в избирательных бюллетенях,снижение барьера для прохождения партий в парламент, третий пакет политических реформ, который подготовили при помощи недавно созданного президентом Токаевым Национального совета общественного доверия, куда входят и НПО страны, другие дополнения и изменения “будут совершенствовать политическую систему, увеличивать слышимость, видимость государства, понимаемость общества.”  

Насколько удачен был выбор покажет только практика

Что касается проведения выборов и реакции западных наблюдателей, то по мнению политолога, в последние годы их оценки меняются в лучшую сторону по сравнению с предыдущими выборами, когда выборы откровенно называли несвободными, не честными, несправедливыми. Более того, у тех людей, которые выступают против правящей партии, нет даже формального повода заявить что выборы были абсолютно неприемлемыми. 

“Особенность этих выборов заключалась в том, что власти в этот раз не сильно нужно было что-то нарушать. Какие-то на местах нарушения были, но вы заметьте ни одного иска в суд пока нет. Нет роликов с явными нарушениями, которые гуляли по сети в прошлый раз. Нельзя же на основании одного участка констатировать, что выборы были нечестными. Участок может быть в разных местах. Даже те независимые наблюдатели, которые выставили свои протоколы, в них партия власти побеждает с более чем 50 % перевесом,”- подытоживает Айдос Сарым.

Получается, что казахстанцы сделали ставку на партию власти. Опять. А насколько удачен был выбор покажет только практика. Если партия Нур Отан сумеет выполнить свои предвыборные обещания, полагает Эдуард Полетаев, а именно продолжить путь к созданию эффективной экономики, справится с преступностью, коррупцией и другими проблемами в обществе, то страна может быть довольна своим выбором.

 

Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?
 Молдова выбирает свое будущее -  политолог рассказал каковы ожидания от парламентских выборов
Ахмет Ярлыкапов: Активизация талибов несет угрозу терроризма на пост-советском пространстве
Запад не оставляет Лукашенко выбора: новые санкции  подталкивают Минск к интеграции с Россией
Готова ли Украина отказаться от Донбасса? -  По следам заявления Зеленского
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами