Москва в решении нагорно-карабахского конфликта: первая скрипка или роль второго плана?

Сегодня азербайджанское общество внимательно следит за поведением внешних игроков, порой не в силах определить для себя вектор политики основных региональных акторов. И если с Турцией все очевидно (безусловная поддержка Баку на всех уровнях и при любом сценарии развития событий), то отношение к нагорно-карабахскому конфликту России и Ирана вовсе не очевидно. Правда, Тегеран старается пока держаться в стороне, чего не скажешь о Москве, в очередной раз взявшей на себя роль главного медиатора между конфликтующими сторонами. 

При этом, необходимо понимать - в медиаторстве Кремля нет ничего зловещего или наоборот обнадеживающего для одной или другой из сторон - оно, безусловно, абсолютно логично в сегодняшних геополитических реалиях. 

К Москве безусловно уважительно относится как официальный Баку, так и Ереван. Многолетний опыт России как сопредседателя Минской группы ОБСЕ тоже играет свою роль - более того, из всех трех сопредседателей МГ ОБСЕ только глава МИД Сергей Лавров на протяжении последних десятилетий лично вовлечен в процесс переговоров вокруг нагорно-карабахского конфликта - и во Франции и в США дипломаты много раз за эти годы сменили друг друга.

Да и будем откровенны - Францию и США конфликт в Нагорном Карабахе волнует не настолько, как Россию, которой совершенно не хочется иметь в своем мягком подбрюшье на Южном Кавказе пылающую горячую точку. 

Есть еще один немаловажный повод,  чтобы Кремль как можно скорее усадил стороны за стол переговоров - недопуск в регион еще одного влиятельнейшего актора - Турции, которая, после недавних событий в регионе, как никогда рьяно решила вступиться за своего давнего друга и партнера - Азербайджана. 

Рассматривать отношения между двумя странами сейчас нужно с точки зрения взаимоотношений Анкары и Москвы на протяжении последних месяцев. Еще в июле, после возникновения напряженности на линии соприкосновения армянских и азербайджанских войск, Турция недвусмысленно заявила о немедленной готовности встать с Баку плечом к плечу против страны-агрессора - Армении.  

По «роковому стечению обстоятельств», в это же время Россия приняла решение о проведении на юго-западе страны крупномасштабных военных учений, одновременно заявив, что готова выступить посредником между сторонами нагорно-карабахского конфликта. То есть, еще в июле Москва очертила допустимые границы вмешательства Анкары в дела региона, что, надо заметить, Турцию никак не впечатлило, и она с удвоенным рвением начала поддерживать Азербайджан во время сентябрьской эскалации. 

Безусловно, такое поведение Анкары не может не беспокоить Москву - стоит только проанализировать высказывания экспертов и политологов на федеральных российских каналах, которые пытаются навязать российскому обществу идею о вине Анкары в нынешней эскалации нагорно-карабахского конфликта, что, безусловно, не соответсвует действительности. 

Однако, очевидно, что Кремль обеспокоен степенью своего влияния в регионе и готов сделать все, чтобы остаться главным политическим актором на Южном Кавказе. И с этой точки зрения для Баку ситуация скорее выгодна, чем опасна.

Объясню почему - Россия хорошо понимает, что сегодня занимать чью либо сторону в нагорно-карабахском конфликте чревато тем, что война между Арменией и Азербайджаном перерастет в региональное противостояние, когда большим игрокам придется вмешаться, и еще неизвестно, чей ресурс в этом случае окажется крепче. Элементарно - Россия член ОДКБ - военного союза, члены которого в случае нападения на одного из них должны вступиться за Армению, которая тоже входит в ОДКБ. Однако, показательно то, что в первые же дни конфликта президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву звонил лидер еще одной страны ОДКБ - Беларуси Александр Лукашенко и выразил поддержку Баку. Еще один член организации Казахстан не раз жестко заявлял о признании территориальной целостности Азербайджана и вряд ли захочет вмешиваться в конфликт своего давнего экономического партнера Азербайджана и нищей Армении, которая только требует и ничего не может дать взамен.

Воевать на стороне Армении российской стороне - означает окончательно загубить свой имидж миротворца в нагорно-карабахском конфликте, который дает Кремлю немало рычагов влияния в регионе.

А потому, единственный выход для Москвы сохранить сегодняшний хрупкий баланс сил на Южном Кавказе  - усадить стороны нагорно-карабахского конфликта за стол переговоров. И если несколько предыдущих десятилетий медиаторам это удавалось сделать, потому что, несмотря ни на что, прежняя власть Армении говорила о готовности к компромиссам,  то в ситуации, когда у власти Никол Пашинян с безумными идеями признания независимости Нагорного Карабаха, Баку вряд ли будет о чем то договариваться с Ереваном. 

Россия как никто понимает, что сегодня необходимы настоящие компромиссы и только это спасет стороны от затяжной и кровопролитной войны, в которую Москва волей неволей может быть втянута. И потому глава МИД Сергей Лавров по предложению президента России Владимира Путина в течение одиннадцати часов в ночь с минувшей пятницы на субботу вел переговоры с главами МИД Азербайджана и Армении Джейхуном Байрамовым и Зограбом Мнацаканяном, пытаясь вывести стороны из глубокого дипломатического тупика.

Однако, достигнутые договоренности о прекращении огня и начале субстантивных переговоров, так и остались на бумаге - в первый же день, Армения нарушила режим прекращения огня и атаковала город Гянджа, где в результате бомбардировки жилых домов погибли и были ранены десятки мирных граждан.

Понятно, что после этого, Москва не могла не осознать, что все усилия России, как медиатора, пошли прахом.

Но как хороший дипломат Лавров очень быстро определил новый вектор поведения - а именно, заручился поддержкой Турции в вопросе содействия прекращению огня и вызвал в Москву главу МИД Армении.

По словам Лаврова, министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу выразил поддержку московским договоренностям о прекращении огня в Нагорном Карабахе, во время телефонного разговора. Об этом Лавров сказал по итогам переговоров  12 октября со своим армянским коллегой Мнацаканяном. Несмотря на недовольство армянской стороны, которая в упор не хочет видеть Турцию как потенциального медиатора, Лавров очень обтекаемо намекнул на немаловажную роль Анкары в этом вопросе.

Лавров отметил, что связывался с министром иностранных дел Турции Мевлютом Чавушоглу, информировал его о том, что российская сторона рассчитывает на поддержку прилагаемых для установления перемирия усилий.

"В воскресенье мы в очередной раз провели телефонный разговор, в ходе которого поддержка московского документа была подтверждена", - рассказал Лавров о разговоре с Анкарой. "Теперь, как говорится, дело за малым, надо, чтобы он заработал реальной жизнью. Этим сейчас и занимаемся", - заявил российский министр.

Что происходило на самой встрече в Москве, остается только догадываться. Однако, судя по последним событиям, Москва должна была объяснить Еревану, что если провокации продолжаться и Армения наконец не пойдет на компромисс, российская сторона ничем уже не поможет.

Ясно, что у армянской армии положение критическое и без внешней поддержки позорная сдача оккупированных территорий продолжится. 

"Мы рассчитываем, что принятые решения будут неукоснительно выполняться обеими сторонами", - подчеркнул Лавров после переговоров с  Мнацаканяном, подчеркнув, что и глава МИД Армении подтвердил  приверженность той договоренности, которая была достигнута в минувшую субботу, и что необходимо незамедлительно прекратить огонь в гуманитарных целях.

По его мнению, затягивать с возобновлением переговоров по Нагорному Карабаху нельзя. Остается надеется, что Ереван услышит призыв России и наконец перестанет нарушать режим прекращения огня, хотя возможно это только в том случае, если армянские военные все еще подконтрольны властям Армении. А это совсем не факт.

Лидер Армении слишком слаб и никак не определится на кого в конечном итоге он собирается ориентироваться (о независимой политике крайне бедной и блокированной со всех сторон Армении не может быть и речи) и при таком раскладе, нет ничего удивительного, что ситуация вышла из-под его контроля. Если армянские военные во время судорожных метаний Пашиняна и его звонков всем подряд решили, что такой главнокомандующий им не нужен, переговоры в Москве могут ни к чему и не привести. Но это покажет время, которое как раз и пытается сейчас выиграть Россия. 

 

 

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами