Настоящее и будущее народа, депортированного 77 лет назад - взгляд из Азербайджана и Украины

Прошло 77 лет с тех пор, как Сталин депортировал турок-месхетинцев с их исконной родины из юго-западной Грузии в Среднюю Азию. Несмотря на все трудности, этот небольшой народ сумел сохранить свою тюркскую идентичность. Поэтому ахыска (самоназвание турок-месхетинцев), считающие Грузию своей исторической родиной, в первую очередь переселяются в Турцию. Этно-языковая близость с проживающим здесь населением и миграционная политика Турции по отношению к туркам- месхетинцам - еще два важных фактора, способствующих их переселению.

В настоящее время около 600 тысяч турок-месхетинцев проживают в 9 странах мира. В некоторых из них соображения безопасности и последствия военных конфликтов снова заставляют ахыска пересмотреть свое будущее.

"Будто грянул гром, как будто дом поднялся в воздух и снова приземлился"

Так как муж не смог принести полагающийся семье паек муки, что раздавали в городе, в тот день Махбуля Искандарова испекла детям хлеб из оставшихся в доме запасов. Убрав со стола, она вышла во двор. На холме соседних сел Гушчулар и Малыбейли она увидела, как мигал большой проектор. С другой стороны, на вершине горы Нуражек, ему будто отвечал другой такой же проектор. Еще один сигналил в селе Мехтикенд. "Когда три проектора вспыхнули одновременно, я почувствовала, будто просигналили, что мы готовы. Было 11 часов, я уложила детей спать, ничего им не сказав, чтобы не боялись. Через полчаса внезапно будто грянул гром, как будто дом поднялся в воздух и снова приземлился", - вспоминает она события ночи Ходжалинской резни, глядя на точку в стене.

Foto: Махбуля Искандарова

Хозяйка выключила свет, чтобы дом не превратился в мишень для обстрела, одела своих пятерых детей и спряталась с ними в ближайшем подвале, куда уже собрались и соседи. В 4 часа утра подвал уже был окружен. Армянские боевики увели в общей сложности 76 человек в Ханкенди, в том числе и тех, кто прятался в подвале. Людей выстроили в две колонны, а по краям шли вооруженные боевики. Всем мужчинам, включая ее 15-летнего старшего сына Ильхама, перевязали руки. Женщины своих детей несли на руках. Пленники пересекли сухой канал, который шел в Каркиджахан по дороге между Дашбулагом, Мехтикендом и Нураджеком. Вдоль дороги стояли танки, БТРы и другая военная техника. По дороге из Каркиджахана в административный центр региона женщины передвигались на машинах, а мужчины пешком следовали за ними. Их привезли в пустынную местность, окруженную горами, недалеко от Ханкенди. Здесь пленники встретили утро.

Foto: Первое утро в плену

 

29 лет спустя Махбуля всматривается в сохранившееся семейное фото, на котором запечатлено, как семья встречала утро 26 февраля, свое первое утро в армянском плену. Самое болезненное ее воспоминание - когда по окончании 15-дневного плена, когда должен был произойти обмен пленными, армянские боевики избили ее старшего сына и увезли в неизвестном направлении. Пока шли переговоры, ей пришлось три дня прождать возвращения сына в Агдаме и еще три уже в Сабирабадском районе, в новом месте проживания семьи Искандеровых.

"Пленных приводили каждый день. А моего ребенка все не было и не было. Наконец наступил четвертый день. Когда его привезли в Сабирабад, у нас будто праздник был. Они сломали ему нос. Ребенка так сильно избили, что его тело почернело от синяков. В Адыгюне мы его обернули в тёплую овчину. Когда синяки темнеют, прикладывают овчину, чтобы синяки ушли. Слава Богу, все обошлось. Ему предначертано было пройти через это", - говорит Махбуля Искандарова, еле сдерживая слезы.

Старое семейное фото

66-летняя Махбуля - ахыска. Она приехала в Азербайджан со своей семьей в 1989 году из узбекского Самарканда. В результате погромов в Фергане около сотни турок-месхетинцев были убиты, а тысячи других погрузили все нажитое в контейнеры и переехали в разные республики бывшего СССР. Советское правительство выкупило их дома. Это была вторая волна миграции турок-месхетинцев из Средней Азии в Азербайджан.

Начало же скитаний этого народа началось в 1944 году, когда вместе со всеми другими родители Махбули Искандаровой были депортированы с родных земель в Грузии. Неполные полвека спустя семья опять была вынуждена бежать. В этот раз из Ходжалы.

Их нынешний дом – это двухкомнатная квартира на втором этаже пятиэтажного дома в нескольких километрах от центра Сабирабадского района. В неотремонтированной двушке проживают пять человек – пожилая чета Искандаровых, их младший сын со своей женой и их трехлетний внук. Они единственные турки-месхетинцы в этом доме.

Семейное фото

Чтобы сохранить традиции, семья оформила интерьер квартиры в турецком стиле. В центре гостиной находится традиционный обеденный стол суфра высотой 20-30 см. На полу вместо стульев лежат матрасы, а подушки необходимы, чтобы на них можно опереться. В спальне традиционная тахта также устлана матрасами и подушками, типичными для их деревень. На стенах можно увидеть фотографии пожилых или покойных представителей этой семьи.

"Хочу вернуться, потому что тамошний воздух, вода и природа особенные"

67-летний Афраил Искандеров, муж Махбули, говорит, что они переехали в Карабах, в город Ходжалы, вместе с еще 250 семьями турок-месхетинцев. Им не нашлось места на территориях, где поселились турки-месхетинцы во время первой волны миграции в Азербайджан в 1959 году. В течение 2,5 лет, что они жили в Ходжалы, он работал водителем автобуса, дети учились в школе. Что касается отношений между местным армянским населением и турками-месхетинцами, Афраил Искандеров говорит, что когда напряженность между азербайджанцами и армянами обострилась, армяне рассматривали месхетинцев как третью нейтральную сторону. Однако перед началом Ходжалинской резни имена турок-месхетинцев также внесли в списки, составленные армянскими боевиками, которые знали, кто, где живет и чем занимается.

"26 февраля по нам начали стрелять со всех сторон. У нас не было ни оружия, ни средств защиты. Они открыли огонь по мирному населению. Это не похоже на то, что я видел в кино. Когда видишь это своими глазами, начинаешь все понимать. Распространяли ложную информацию о том, что они открыли коридор, чтобы мирные жители покинули город. Дети, старики и женщины – по всем стреляли, когда шли по коридору, им не давали пройти.

Я смог сбежать и скрылся в горах. Со мной было около 250 человек, только 13 человек смогли выйти. Кто-то попал в засаду, кто-то был взят в заложники, кто-то не выдержал холода.

 

"Когда я спустился с гор, я был очень уставшим и измученным. Ночью мы поднялись в горы, а утром увидели, что Ходжалы горит".

Афраил Искандеров рассматривает фото

Наконец, два дня спустя, он пробрался к азербайджанцам. У него было обморожение ног. Подлечившись, он пошел воевать, и воевал до конца войны. Его семью и других ахыска, взятых в плен, обменяли на тела армянских боевиков, убитых ими в горах. После войны он учил стрельбе молодых военных в восстановленной зенитной дивизии в Агдаме. ему много лет предлагали переехать в дом получше, но Афраил Искандеров был уверен, что скоро вернется в Нагорный Карабах.

"Если бы у меня был шанс, я бы вернулся в Грузию, хотя не верю, что это возможно. Но я знаю, что буду в Карабахе через год или два. Мое имя уже внесли в список. Больше 30 лет прошло, но я все равно хочу вернуться назад, ведь тамошний воздух, вода и природа особенные".

"Сказали не беспокоиться, что вернемся, но всех обманули" 

В настоящее время в Азербайджане живёт около 90 тысяч турок-месхетинцев. Часть из них компактно проживает в девяти селах Сабирабадского и соседнего Саатлинского районов. Остальные поселились в разных регионах страны: Губе, Хачмазе, Шамкире, Гяндже, Огузе, Гедабее и других.

Foto: Вьезд в деревню Ахмадабад

Ахмадабад - единственное село в Сабирабадском районе, где проживают только ахыска. Село находится в 13 км от центра Сабирабада. У въезда установлена ​​мемориальная доска с изображениями азербайджанцев и турок-месхетинцев, погибших во время Второй Карабахской войны, а также развеваются азербайджанский и турецкий флаги. Село было названо Ахмадабад в 1959 году в честь Ахмада, турка-месхетинца, который здесь поселился.

В этом селе также находится Дом фольклора турок-месхетинцев. 52-летний Вагиф Дишадзе более 20 лет является директором этого дома. Его родители поселились здесь во время первой волны переселения ахыска. "В то время нашим родителям не сказали, что их депортируют в Среднюю Азию. Им сказали, что не надо волноваться, что их переселяют на время. Но их всех обманули". 

Foto: Вагиф Дишадзе указывает на фотостэнд танцевальой группы

Вагиф Дишадзе - аккордеонист. У него двое детей и один внук. В Доме фольклора две танцевальные группы по 20 человек, состоящие из учеников 7-11 классов. Девочек 10-11 классов в танцевальные коллективы не принимают, так как большинство из них по окончании школы сразу выходят замуж. Группа народных танцев популяризирует национальные танцы ахыска, участвуя в региональных и столичных культурных мероприятиях. Дом фольклора же привлекает представителей старшего поколения, чьи поделки и другие образцы месхетинской культуры выставляются на конкурсах и экспозициях.

"Наш танцевальный ансамбль называется "Халай". Халай означает Яллы (хороводный танец). Халай у турок-ахыска - символ единства", - говорит директор.

Насимикенд - "столица" ахыска в Азербайджане.

Самое большое село, населенное исключительно турками-месхетинцами в Азербайджане, находится в соседнем Саатлинском районе. В целом, только две из пяти деревень в Саатлы, Насимикенд и Симара населены ахыска, а остальные три - смешанные. Они называют село Адыгюн. Так назывался один из регионов Грузии, где ахыска проживали до 1944 года. Члены общины называют Насимикенд своей неформальной столицей в Азербайджане.

Насимикенд - село типового плана, построенное в середине 20 века, расположена в 30 км от Сабирабада. Она представляет собой современный поселок с главной улицей и пересекающими ее второстепенными улицами. Жители села, в основном мужчины, собираются на главной улице, работают и проводят там свободное время.

 

На пересекающихся улицах располагаются сельская школа, мечеть, объекты общественного питания, чайная, кафе, дома сельчан. В настоящее время около 500 из 4000 жителей села, в основном молодые люди, уехали в Турцию в поисках работы. Некоторые шьют рубашки и обувь на мебельных и трикотажных фабриках в Бурсе, а другие работают в сфере туризма в Анталии.

В селах Саатлы члены общины в основном занимаются животноводством и сельским хозяйством. Здесь наиболее широко распространено выращивание зерновых и хлопка. В прошлом году в Саатлинском районе сбор хлопка составил 52 тысячи тонн, его продали госпредприятиям по 0,65 манатов (0,32 евро) за килограмм. Среди покупателей есть и индивидуальные предприниматели.

Животноводство - второй по величине сектор занятости населения, пострадало от пандемии. Из-за того, что рестораны закрылись или работали с ограничениями, и соответственно не было свадебных торжеств, упал и спрос на мясо. Это оказало негативное влияние на регион в целом и ахыска, в частности. Однако жители деревни также продают молоко в близлежащий молочный завод. Стоимость литра обезжиренного молока 0,1-0,15 манатов (0,05-0,075 евро), а жирного – 0,3 манатов (0,15 евро).

Foto: Сельчане продают молоко

Основная причина расселения турок -месхетинцев в этих двух районах заключается в том, что до первого переселения в 1959 г. лидеры общин в поисках места для переселения посетили разные районы Азербайджана. Получив согласие руководства республики, но видя высокую плотность населения в большинстве районов, они обратили внимание на тогда еще пустовавшую Миль-Муганскую степь. Правительство обещало создать для них район, если они переедут сюда в большом количестве, принимать их на работу в местные органы власти, предоставить им другие рабочие места, помочь им построить коллекторы, дороги, каналы и другую инфраструктуру и, наконец, построить дома.

"Решение переехать в Азербайджан было правильным" 

Семья Али Байракдарова одной из первых приехала сюда из Средней Азии во время первой волны миграции. Один из лидеров общины Мовлуд Байракдаров приходился дядей Али Байрагдарову. Али-бей считает, что решение переехать в Азербайджан было правильным.

Foto: Али Байрагдаров в чайхане

53-летний отец троих дочерей и сына окончил исторический факультет и последние 32 года работал сначала учителем, а теперь завучем в своей родной школе. Помимо выращивания овощей и ухода за скотом, он выращивает зерно и ячмень на 10 гектарах земли, что находится в 10 км от его дома. Так как этот участок солончака также принадлежит трем другим его братьям и сестрам, то он платит им ренту. А для этого необходимо получить не менее 30 тонн продукции с земли. Он нанимает односельчан на повседневные работы.

"Я всегда слежу за хозяйством во время посева и уборки урожая. Если этого не сделать, то обязательно будут недочеты. К тому же, когда ходишь по полю или кормишь скот после работы, как будто мозг отдыхает", - говорит Али Байракдаров.

Разводы и преступность внутри общины почти искоренены

Среди тюркских народов турки-месхетинцы - одна из немногих общин, сохранивших свои исконные традиции и особенности. В диалекте турецкого языка, на котором они говорят, почти нет заимствованных слов. Если в семье несколько сыновей, младший сын считается преемником отца и проживает с родителями в его доме. Если нет отца, то нужно обратиться за советом к старшему брату. Кроме того, внутриобщинные консервативные взгляды почти искоренили разводы и преступность среди членов общины.

Традиция брака строго соблюдается. По этой причине религиозные деятели, имамы, играют особую роль. Когда приходит сват, в дом приводят невесту или заключается религиозный брак, имам должен на это благословить. Интересно, что в советское время ахыска предпочитали создавать семьи исключительно между собой, но за последние 30 лет не редки случаи родства с представителями других тюркоязычных народов. Единственное что не меняется - это благословение родителей.

"Я выдал замуж трех дочерей. Однажды пришли просить мою старшую дочь. Я спросил у дочери, хочешь ты этого или нет. Если не хочет, говорит, нет. Если хочет, говорит: "Тебе виднее, отец". Не говорит, что хочу. Этот менталитет сохраняется".

Консервативный характер общины отражается и в других интересных обычаях связанных с молодоженами. Так, в недавнем прошлом в течение первого месяца в новом доме невеста носила на голове катху - особый головной убор, украшенный золотыми монетами. Или, если новая семья не просила ее говорить, то в течение месяца или сорока дней, она молчала. Наконец, когда она подавала пищу на стол, то в знак уважения выходила из комнаты, пятясь назад.

Foto: Йетэр Байрагдарова накрывает завтрак

Хотя количество тех, кто следует таким обычаям, сокращается, к своей теще, 92-летней Замзам, Йетэр Байракдарова относится с должным уважением. Вообще, женщины ахыска много работают по хозяйству. Это и кормление скота, выпечка хлеба и выполнение работы по дому. С другой стороны, свекрови действуют больше как советники и помощницы своих невесток. Особенно это касается приготовленных блюд, потому что такие блюда, как хангал, плов или месхетинский суп требуют много времени и внимания.

Организации ахыска нацелены на их возвращение на земли предков

Наряду с сельским хозяйством Али Бей занимается и общественной работой. В 2004-2014 годах в рамках различных проектов он организовал поездки детей ахыска, проживающих в Азербайджане, на их исконные земли в Турцию и Грузию. Целью визитов было познакомить юных ахыска с историей, культурой и традициями этих мест.

Около 600 тысяч турок-месхетинцев проживают в девяти странах мира. В Азербайджане они представлены общественным объединением "Ватан" (Родина). Али Байракдаров - заместитель председателя и главный редактор журнала "Ватан Эшги". (Любовь к родине)

Первостепенная задача общественных организаций ахыска - обеспечить возвращение турок-месхетинцев на исконные земли в Грузии. После регистрации в Азербайджане в 1992 году, общественники ахыска начали воздействовать на Грузию через европейские структуры. Грузия же, которая стремилась стать членом Совета Европы, приняла в 2008 году закон о возвращении тех, кто был депортирован в 1940-х годах. Таким образом, парламент Грузии признал факт депортации, но поставил 37 условий для желающих вернуться.

Foto: Жители Насимикэнда

Общественное объединение подготовило документы 13 тысяч турок-месхетинцев, обратившихся только из Азербайджана с просьбой о возвращении в Грузию, на английском и грузинском языках и начало передавать их в профильное министерство этой страны. Однако Грузия приняла всего около 6 000 заявок. После этого соседняя страна стала предоставлять статус на основании рассмотренных заявлений, являющийся важным этапом для получения будущего гражданства. Но делала она это своеобразным способом.

"Скажем, документы подали пять человек из одной семьи. Пришел статус отца, а матери - нет. Или пришел статус девочке, а родителям - нет. Может ли муж оставить жену и уехать жить в Грузию? Это полностью противоречит нашему менталитету", - сказал Али Байракдаров.

В результате около 500 из примерно 6 000 соискателей получили статус. Наряду с бюрократическими препонами в Грузии, начавшаяся в 2008 году российско-грузинская война, также замедлила возвращение турок-месхетинцев на свои родные земли. В настоящее время в разных регионах Грузии проживает около тысячи турок-месхетинцев. Только 32 семьи живут на своей исконной земле. Тот факт, что они не являются гражданами Грузии, создает трудности в их повседневной жизни. Так, выпускники средней школы не могут получить аттестат, все бытовые услуги, врачи и другие коммунальные услуги платные.

В Азербайджане нет дискриминации ахыска

В отличие от Грузии, подавляющее большинство проживающих в Азербайджане месхетинских турок являются гражданами страны. В отличие от других стран, куда мигрировали ахыска, Азербайджан незамедлительно предоставил им не только гражданство, но и земельный участок площадью 60 сот. для каждого члена семьи в рамках земельной реформы 1994-96 годов. А ранее, в советское время из-за статуса меньшинства и исключительности их положения, было решено пойти на уступки туркам-месхетинцам при поступлении в университеты.

Foto: чайхана, где собираются ахыска и азербайджанцы)

Дело в том, что после депортации из-за особого комендантского режима 1944-1956 гг. месхетинские турки не могли покинуть свои места проживания. По этой причине среди них почти не было высокообразованных специалистов - врачей, инженеров, учителей, специалистов о мелиорации.

Абсолютное большинство нынешних руководителей общины - это те, кто поступили в университеты на основании решения об уступке. Наконец, в Азербайджане власти не ставят разницы между азербайджанцами и турками-месхетинцами.

Все хорошее и плохое у двух народов - общее

Фаталикенд - одна из смешанных деревень неподалеку от Насимикенда. 70 процентов населения села, ранее известного как Северск, составляют турки-месхетинцы и 30 процентов - азербайджанцы. Вахид Асадов, азербайджанец по национальности, говорит, что турки-месхетинцы начали селиться в селе в год его рождения.

Foto: местный житель Вахид Асадов

62-летний учитель английского языка не видит разницы в образе жизни, ежедневных занятиях турок-месхетинцев и азербайджанцев. Отец троих детей говорит, что, переехав сюда, ахыска принесли с собой много новшеств.

"До них местные жители не так охотно работали на земле и не знали столько урожайных культур. Местные жители смотрели на них и сажали то, что они сажали. Например, капуста, кукуруза, арахис, и др. Ахыска популяризировали их здесь".

Азербайджанцы считают ахыска честными и дружелюбными. Все хорошее и плохое у двух народов - общее. Одним из таких "общих" стала первая война в Карабахе. 86 месхетинцев погибли в сражениях. Один из них, Искандер Азнауров, был удостоен звания Национального героя Азербайджана. Во второй Карабахской войне погибло девять человек. Такая разница между потерями в двух войнах стала возможной благодаря лучшей подготовке, повышению профессионализма и современному вооружению азербайджанской армии.

“Пока шла война, мы никогда не думали об отъезде”

Во время и накануне Первой карабахской войны вместе с турками-месхетинцами сотни тысяч азербайджанских беженцев из Армении начали селиться в разных регионах Азербайджана.

Тяжелая экономическая и военная ситуация в стране вынудила многих ахыска покинуть страну. Один из них – Гюлалы Айюбов, сосед Али-бека по селу. После окончания Киевского политехнического института в 1990 году он ненадолго вернулся в Азербайджан, женился на ахыска и вернулся в Украину.

Семья 58-летнего бизнесмена, у которого двое детей, - одна из 20 семей ахыска, проживающих в украинской столице. Он говорит, что относится к тому поколению людей, которые вопреки советской традиции, получив диплом, не получили назначение в родное село. С 1990-х годов он пробовал себя в различных сферах. Сначала по специальности он открыл цех электродвигателей, затем работал с колхозами, сажал сахарную свеклу и, наконец, в сфере общественного питания. Последние 18 лет он и его жена Зейджан реализовывали одежду и текстиль. Семья - представитель одной из турецких швейных фабрик в Украине.

Foto: Гюлалы Аййюбов

В отличие от своих детей, он плохо говорит по-украински и разговаривает с членами семьи на русском или на родном языке. Несмотря на то, что молодые турки-месхетинцы, живущие в крупных городах, лучше интегрированы в украинское общество, Гюлалы-бей рад, что его дочь вышла замуж за турка-месхетинца. В настоящее время у него двое внуков.

Семья Гюлалы-бея каждый год ездит в Турцию или Азербайджан, он сам старается участвовать на свадьбах и помолвках в родной деревне. По его словам, турки в Турции воспринимают ахыска как азербайджанцев. Он убежден, что если семья останется здесь, его родным языком будет турецкий, на котором говорят месхетинцы в Азербайджане.

Ахыска, живущие в Киеве, часто встречаются, хорошо знают и стараются поддерживать друг друга. Но недавние события в новейшей истории Украины доказали, что сообщество не только замкнуто на себе. Так, во время смены власти в 2014 году турки-месхетинцы добровольно поддерживали чем могли протестующих в столице. Кто-то привозил лекарства, кто-то делал перевязку и оказывал другую первую помощь. Во время же войны Гюлалы-бей вместе с членами общины доставлял еду солдатам, находившимся на лечении в военных госпиталях в Киеве и Ирпене, и теплую одежду военнослужащим, находящимся на передовой. Кроме того, община месхетинцев собирала и отправляла необходимые вещи действующим в то время специальным организациям.

"Мы видели это в Азербайджане, мы знали, что такое война. Когда она началась, я был готов идти воевать. Пока она шла, мы никогда не думали об отъезде. Когда я сказал, что этот конфликт затянется, мне никто не поверил. В Азербайджане это длилось столько лет, и здесь будет также".

Гюлалы-бей говорит, что они готовы ко всему и не исключает, что еще при его жизни произойдет что-то, что изменит жизнь семьи и место ее жительства. Он вспоминает своих родственников, которые жили в Славянске в Донецкой области, и потом, в конце концов, переехали в Турцию.

Ахыска покидают восток Украины

Во время войны 2014 года в Славянске проживало 310 месхетинских семей. Селились они в основном в самом городе и в двух окрестных деревнях - Николаевке и Семеновке. Большинство из них переехали из России в начале 1990-х годов, столкнувшись с негативным отношением местного населения и дискриминацией со стороны властей. Многие из их родственников до сих пор живут в республиках Северного Кавказа или в регионах России, граничащих с Украиной.

Foto: Садри Ахмедов показывает фото с разрушениями

В мае-июле 2014 года во время ожесточенных боев между правительственными войсками и сепаратистами в городе Славянск многие ахыска перевезли членов своих семей к родственникам по ту сторону границы. Глава общины города Садри Ахмедов не стал исключением. Снаряд, выпущенный сепаратистами, разрушил половину его недавно отремонтированного дома, уничтожил его машину и скот, а сам он от испуга стал диабетиком.

"Было где-то 11 часов, я общался с детьми через интернет. Почувствовал, что приближается тяжелая техника. БТР стоял рядом с нашим домом и начал стрелять, в этот момент начался бой. Я сказал семье бежать в подвал. В три часа ночи я вышел посмотреть, как обстоят дела. Вижу, что половины дома нет", - вспоминает он.

Через несколько дней подверглась обстрелу районная психиатрическая больница, где работала медсестрой Алтун, его жена, пока в лечебнице находились пациенты и персонал. К счастью, никто не пострадал, но здание медицинского учреждения пришло в негодность. Садри-бей, который семь лет не может отремонтировать свой дом, признается, что от его довоенного энтузиазма ничего не осталось. Глава общины уверен, что после переезда в Турцию оставшейся сотни семей ахыска в Славянске, уедет и он сам.

Foto: Разрушенная больница

Миграция турок-месхетинцев в Турцию осуществляется с 2015 года на основе государственной программы. Переселенцы с востока Украины въезжают в одноэтажные и двухэтажные новые жилые комплексы в турецкой провинции Эрзинджан. Уже было переселено около 220 семей из Славянска. Их доставили автобусом в аэропорт Харькова и оттуда самолетом в Турцию. Всего из района планировалось выселить 677 семей турок-месхетинцев. Из-за эпидемиологической ситуации процесс был временно приостановлен. Большинство из уехавших уже получили гражданство. Помимо этого, они получают денежные пособия в течение первых 5 лет, а также временную работу.

Оставшиеся ахыска занимаются сельским хозяйством

После фазы активных боевых действий турки-месхетинцы, проживающие по обе стороны от границы, не могут навещать друг друга. Большинство ахыска здесь занимаются сельским хозяйством из-за отсутствия другой работы. Помидоры, капуста, баклажаны, перец, зелень и тыква - это овощи, выращиваемые и поставляемые на рынки близлежащих городов. При необходимости они нанимают местных украинцев.

Foto:Ахыска, работающие на земле

В настоящее время оставшихся турок-месхетинцев в Славянске можно разделить на две группы - тех, кто еще не переехал в Турцию, потому что не могут продать свои дома, и тех, кто предпочитает проводить полгода в Турции, а другую половину - в Украине.

Семья 51-летнего Камиля Башатова принадлежит к первым. Отец троих сыновей и дочери переехал в Украину в 1989 году. Он работал сначала водителем, а затем заводским рабочим. После развала колхозов он получил 16 га земли и стал ее возделывать. Следы пуль на воротах и ​​стенах его двора служат горьким напоминанием о недавней войне.

Foto: Ворота и стены, изрешетенные пулями

Когда город временно перешел в руки сепаратистов нужно было ежедневно проходить четыре поста внутри города. Установившие эти посты сепаратисты, вспоминает он, за проход требовали или деньги, или часть вывозимой на рынок продукции.

Во время двухмесячных боев Камиль перевез членов своей семьи в Краматорск, а сам вернулся в Славянск. Члены семьи воссоединились после того, как город вернулся под контроль украинских военных. Потом появилась возможность переехать в Турцию.

"Но я не смогу продать этот дом за те деньги, на которые я смогу там прожить. Сейчас наши края считаются зоной боевых действий. Конечно, можно продать за бесценок, но люди не хотят этого делать", -рассказывает он.

Камиль Башатов говорит, в худшем случае его сыновья поедут в Турцию и будут жить в том доме, а он сам останется в Славянске.

Ахыска с плохими жилищными условиями с нетерпением ждут переезда

Те, у кого плохие жилищные условия, с нетерпением ждут необходимых документов для переезда в Турцию. Речь идет о нескольких семьях турок- месхетинцев, живущих на территории бывшего оздоровительно- трудового лагеря. Когда первые турки-месхетинцы начали заселяться в Славянске, их селили именно здесь. Со временем те, кто улучшил свое положение, построили дома на приобретенных ими землях. Те же, кто не смог, остались здесь. До войны в лагере проживало 300 человек, а сейчас осталось всего несколько семей.

Foto: ахыска, живущие в трудово-оздоровительного лагере

57-летний Сулейман Иззетов - глава одной из оставшихся семей. У него и его жены трое сыновей, две невестки и двое внуков. Война застала их, когда они работали в поле. Детей укрыли в колодце, а после того, как стрельба прекратилась, жители лагеря подсчитали ущерб. Как и многим ахыска, ему дали дом в Турции. Однако из-за проблем со здоровьем его супруги они не могут полететь туда, чтобы сделать нужные документы, а удобная автомагистраль, чтобы добраться в Турцию, проходит по территории России.

"У многих есть уже удостоверение личности, но не у нас. Мы не смогли его получить, потому что не могли приехать вовремя. В этот раз мы заберем документы, как только они будут готовы. Если понадобится, с нами в самолете полетит врач".

Кладбище - еще одна дилемма желающих переехать ахыска

Еще одна причина, по которой турки-месхетинцы неохотно покидают Славянск, это мусульманское кладбище, расположенное в 10 км от города в сторону линии фронта. Здесь члены общины хоронили своих родственников на протяжении более чем 30 лет. На территории кладбища, которое некоторое время назад члены общины купили у местных властей, хоронят не только турок-месхетинцев, но всех мусульман. Месхетинцы собираются тут как в праздники, так и в дни траура, совершают ритуалы и проводят субботники.

Foto: Сабри Мурадов

64-летний Сабри Мурадов переехал с семьей зятя в Славянск после начала первой карабахской войны. Он вспоминает как после того, как Бейлаган попал под обстрел и близлежащий город Физули оккупировали, семья его дочери переехала в более безопасный Саатлинский район. Однако, несмотря на относительное затишье, в конце концов, они перебрались в Украину. Когда 25 лет спустя уже в Украине разразилась война, семья дочери одной из первых переехала в Турцию. Сам он прожил в Славянске 32 года и похоронил на этом кладбище своих родителей.

"Как же мы их оставим тут? За могилами надо ухаживать, прибираться 2-3 раза в год. Эта мысль не оставляет в покое. Дом всего лишь дом. Не продам за 5, а за 2 рубля. Но это ведь не все".

Сабри Мурадову, музыканту по образованию, как и многим другим членам общины, пришлось сменить род деятельности и заняться выращиванием фруктов и овощей. Он говорит, с тех пор как турки-месхетинцы начали заниматься оптовой торговлей, цены на овощи и фрукты здесь упали, а продукцию возили не только в Славянск, Константиновку, Харьков, но и в соседние Россию и Беларусь.

Местные украинцы тоже признают, что на рынках полно сельскохозяйственных продуктов. Две общины живут бок о бок более 30 лет. Однако большинство украинцев не знают, откуда именно и почему здесь появились турки-месхетинцы. По словам местных жителей, если месхетинцы полностью покинут Славянск, это не повлияет на конкуренцию на рынке, потому что украинцы больше занимаются розничной, ахыска же - оптовой торговлей овощей и фруктов. Считая месхетинцев трудолюбивыми и миролюбивыми, украинцы уже не считают их беженцами, а скорее своими.

"Украинцы хорошо к нам относятся и небезразличны к нам"

"На рынке одни зовут меня Магомедом, другие Мишой", - говорит 56-летний Мухаммед Халилов.

До переезда в Турцию он 18 лет продавал приготовленный дома сыр в молочном отделе Краматорского городского рынка. Сыроварение было главным источником дохода семьи с тремя детьми. Мухаммед продает килограмм сыра за 300 гривен или почти 10 евро. Среди его заказчиков не только граждане Украины, но и США, России, Израиля.

Foto: Мухаммед Халилов.

Как и часть турок- месхетинцев, Мухаммед с семьей из Средней Азии сначала перебрался в Краснодар, затем в Азербайджан, а оттуда в Чечню. Краснодар семья покинула из-за негативного отношения местных жителей к переселенцам, Азербайджан - из-за того, что не смогли найти место из-за наплыва азербайджанских беженцев, а Чечню – из-за войны. Когда в 1994 году в последней разразился полномасштабный военный конфликт, Мухаммед увез свою семью в соседние Ингушетию, Осетию и Кабардино-Балкарию, а сам вернулся в Чечню. Из-за нестабильности в регионе, семья вынуждена переехать в Красный Лиман, что в Донецкой области, где проживали родственники жены Мухаммеда.

Еще перед отъездом в Турцию у него было до 40 коров для приготовления сыра. Семья переехала в Турцию в 2017 году, продав все свое имущество. "Менее чем через 10 дней мой отец умер. У него случился сердечный приступ. Я так и не узнал, понял ли он что в Турции. Он всегда говорил, что это его историческая родина".

Прожив в Турции полтора года, Мухаммед со своей семьей решил жить на две страны. Так, семья проводила весенне-осенний сезон в Украине, где сажали и собирали овощи и фрукты, а зиму отдыхала в Турции. Так как сын Мухаммеда построил дом в Славянске и поддерживает семью, доход от сыра в основном используется для покрытия дополнительных расходов семьи.

Самое большая мечта Мухаммеда - признание двойного гражданства между Украиной и Турцией. Если это произойдет, полагает он, можно будет свободно работать и жить в двух странах, как многие турки-месхетинцы и делают.

"Нам нравиться здесь. Украинцы хорошо к нам относятся и небезразличны к нам. Мы сами украинцы", - подытожил он.

 

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами