Незаживающая рана Азербайджана: Как Зангезур оказался в составе Армении

События, происходящие на Южном Кавказе в эти дни, в частности новые геоэкономические реалии, которые в значителной степени сформировались после второй Карабахской войны приобретают особую актуальность в свете исторических событий 100-летней давности. Речь в частности идет о новых транспортных и логистических маршрутах, которые после 30 лет застоя заново должны принести в регион мир и стабильность. По сути, все процессы, происходящие между Азербайджаном и Арменией, Россией и Турцией во многом берут свое начало из глубины сложных политических событий вековой давности.  Аналитический центр STEM представялет статью историка Ильгара Нифталиева о том, как Зангезур, откуда будут пролегать маршруты, соединяющие Азербайджан с Нахчываном и Турцией,  оказался в составе Армении.    

Захватившие после апрельской оккупации 1920 года власть в Азербайджане коммунисты получили в наследство от свергнутого мусаватского правительства проблему территориального конфликта с дашнакской Арменией. В первые же дни новое правительство обменялось с правительством Армении несколькими нотами ультимативного характера, в которых стороны пытались обосновать свои права на Карабах и Зангезур.

В отличие от Армении, «угрозы» азербайджанских коммунистов не могли иметь серьезных последствий, так как, не располагая уже собственными вооруженными силами, Баку вынужден был в решении важнейшего для неё вопроса – восстановления целостности республики – полагаться только на советскую Россию. Ключевую роль в формировании позиции советской России по армяно-азербайджанскому территориальному конфликту играл секретарь Кавказского бюро РКП(б) Г.Орджоникидзе, на которого особым постановлением за подписью председателя Совнаркома советской России В.Ленина в июне 1920 года была возложена руководство внутренней и внешней политикой Советского Азербайджана. Таким образом, фактически азербайджанское руководство было отстранено от непосредственного участия в переговорах с Арменией. Теперь эту функцию взяла на себя советская Россия. В ходе активной переписки в июне–июле 1920 года между наркомом иностранных дел РСФСР Г.Чичериным и секретарем Кавказского бюро ЦК РКП(б) Г.Орджоникидзе была определена ближайшая стратегия Москвы в вопросе урегулирования армяно-азербайджанского территориального конфликта.

В телеграммах, посылаемых в Москву Орджоникидзе выражал твердую уверенность в необходимости сохранение контроля Баку над Карабахом и Зангезуром, правда, в форме армянской автономии.

В ответных телеграммах Г.Чичерина столь настойчивая позиция Г.Орджоникидзе встречала некоторые опасения и даже подозрения в поощрении им национализма азербайджанских коммунистов. Чичерин считал, что было бы роковой ошибкой односторонняя ставка на советский, но все же мусульманский Азербайджан. Рассматривая развитие региональной ситуации в более долгосрочной перспективе и учитывая, что предстоит решение целого комплекса сложных территориальных и политических вопросов с соседней Турцией, Чичерин не хотел далеко от себя отпускать Армению и выступал за проведение в отношении её линии компромиссов. По его мнению, все спорные местности должны быть заняты российскими частями с подчинением их российской оккупационной власти впредь до того момента, когда наступит более благоприятная политическая конъюнктура и удастся найти мирный и удовлетворительный для всех исход.

Позиция Чичерина стала определяющей в дальнейших дипломатических шагах Москвы по данному вопросу, которые дополнялись военными операциями Красной Армии в Карабахе и Зангезуре.

После советизации Азербайджана новые власти ликвидировали Карабахское генерал-губернаторство, создав Карабахский ревком, полномочия которого распространялись в пределах границ бывшего губернаторства. Однако Карабахский ревком не контролировал армянскую часть Зангезура, где орудовали отряды Дро (Драстамат Канаян), а позже Нжде (Гарегин Нжде). В мусульманской части уезда власть была разделена между большевистским ревкомом и ведущим со своим отрядом борьбу против армянских банд Султан беком Султановым, братом бывшего карабахского генерал-губернатора Х.Султанова.

В военных донесениях Красной Армии о С.Султанове сообщалось, что он чтим среди мусульман, как вождь своего народа, за отзывчивость к беднейшему классу, преданность своему народу и умелое руководство вооруженными отрядами, предотвратившими вторжение в пределы Зангезура отрядов Андраника, Амазаспа и Дро.

Фото:Султанбек Султанов

Однако, с первых дней по отношению к братьям Султановых у большевиков больше преобладал партийно-классовый принцип, нежели государственный. Решением Политбюро и Оргбюро АКП (б) от 18 сентября 1920 г. Реввоенсовету ХI Красной Армии было поручено «ликвидировать Султанова и его банду». Немалую роль в принятие подобного решения сыграли и армянские большевики Зангезура, которые в телеграммах в Баку стремились опорочить братьев Султановых, обвиняя их в службе мусавату, резне армян и в связях с дашнаками.

Тем временем к началу августа 1920 года, в результате военных операций Красной Армии, отряды Дро были вытеснены из Зангезура в Даралагез, а силы Нжде скопились в северных участках Ордубада. Одновременно, вступление 28 июля 1920 года красных частей в Нахчыван дало Москве основание закрепить данные военные успехи реальными дипломатическими шагами.

10 августа 1920 года между советской Россией и дашнакской Арменией был заключен в Эривани договор, который юридически закрепил присутствие советских войск в спорных территориях.

Начиная с этого момента вопрос о дальнейшей судьбе Зангезура вступил в решающую фазу. Центральное советское правительство хорошо информированное обо всех нюансах внешней политики Армении, трезво оценивало перспективы сотрудничества с этой республикой, которая продолжала сотрудничать с Антантой.

Поэтому большевистское руководство все более скептически относилось к любым попыткам путем территориального умиротворения Армении добиться изменения её стратегических ориентиров в пользу Москвы.

В то же время, успешное наступление турецких войск в ходе спровоцированного в конце сентября 1920 года правительством Армении военного конфликта с Анкарским правительством Турции вызывали у российской дипломатии опасения о возможности неблагоприятных для нее политических последствий.

Прежде всего, Москва опасалась, что поражение Армении может усилить турецкое влияние не только в буржуазных Армении и Грузии, но и в политически родственной ей Азербайджане. Но большевистское руководство понимало также, что попытки его остановить турецкое наступление вступали в противоречия с интересами стратегического антиантантовского союза его с кемалистской Турцией. Поэтому Москва взяла курс на ускорение процесса советизации Армении.

Накануне советизации Армении большевистское руководство устами Сталина сделала в Баку ряд громких заявлений о дальнейшей судьбе Зангезура и Нахчывана. Суть их выражалась в намерении передать эти территории Советской Армении.

Подобный жест большевиков был вызван, прежде всего, стратегическими задачами, а именно стремлением, вклинившись между Азербайджаном и Турцией, лишить их в будущем непосредственных границ путем создания армянского буфера за счет передачи Армении территорий Нахчывана и Зангезура.

Реальное осуществление этого плана началось вслед за советизацией Армении в конце ноября 1920 года. 30 ноября 1920 года Политбюро ЦК АКП(б) принимает решение о передаче Зангезура (здесь имеется ввиду западной, армянской части Зангезура) Армении.

2 декабря 1920 года советская Россия заключила договор с советским правительством Армении, согласно 2 пункту которого признала за ней все территории Эриванской губернии, в т.ч. Нахчыван, а также Зангезурский уезд. Однако, в отличие от Зангезура, в вопросе Нахчывана, который находился под контролем турецких войск, большевикам вскоре пришлось отступить и признать его по Московскому советско-турецкому договору от 16 марта 1921 года частью территории Азербайджана. Да и вопрос о Зангезуре пришлось отложить до лета 1921 года в связи с новой активизацией отрядов Гарегина Нжде, который 25 ноября 1920 года провозгласил здесь о создание «Автономной Сюникской республики», а 27 апреля 1921 года переименовал его в Республику Нагорной Армении.

После советизации Грузии в конце февраля и восстановления власти большевиков в Эривани в начале апреля 1921 года Зангезур по существу оставался единственном антисоветским островком на Южном Кавказе. Решение об окончательной ликвидации Зангезурской группировки Нжде было принято на заседание Кавбюро ЦК РКП(б) 3 июня 1921 года. Любопытно, что в секретном постановлении, состоявшем из 7 пунктов 6 относились к Зангезуру, а один-5 пункт к Нагорному Карабаху. Позже выяснилось, что этот единственный пункт стал фактически ключевым в решение вопроса о Зангезуре. А именно, включение в 5 пункт постановления поручения правительству советской Армении указать в своей декларации о принадлежности ей Нагорного Карабаха был рассчитан: 1.На борьбу с дашнакской пропагандой, которая обвиняла армянских большевиков в неспособности сохранить целостность армянских земель; 2. Должен был стать решающим фактором в деле ликвидации Зангезурской группировки генерала Нжде. После подобного решения, 12 июня Совет народных комиссаров Армянской ССР издал декрет о присоединении нагорной части Карабаха к Армении.

В конце июня 1921 года Реввоенсовет Кавказского фронта приняло решение, с целью окончательного уничтожения военных частей Нжде, начать в четырех направлениях наступление на Зангезур. В сообщении штаба Кавказского фронта, переданного 16 июля 1921 года говорилось о полном освобождении Зангезура. Этим событием завершился процесс оккупации и присоединения западного или верхнего Зангезура к Армении. Здесь надо обратить внимание на такой факт, что если по договору 2 декабря 1920 между РСФСР и Армянской ССР весь Зангезурский уезд входил в состав Советской Армении, то в июле 1921 года к ней была присоединена лишь западная часть уезда, где в основном и проживали армяне, т.е. уезд был разделен по этническому признаку.

Говоря об основных причинах передачи, а точнее оккупации западной части Зангезура Арменией, необходимо отметить, что их было несколько: 1) Агрессивная политика дашнакской Армении, поддерживаемая местными армянскими сепаратистами; 2) Политическое давление со стороны Советской России; 3) Нахождение реальной власти в Советском Азербайджана в руках эмиссаров из Москвы во главе с Г.Орджоникидзе.

Когда в сентябре-октябре 1921 г. в Баку находились представители центра, которые, под видом чистки партии от национал-уклонистов, обвиняли Нариманова и его сторонников в национализме, тот не выдержал: «Если бы в Азербайджане большинство мусульман-коммунистов было бы националистически настроено, то поверьте Армения не получила бы Зангезура».

Подобные мысли были высказаны Наримановым и в его телеграммах Ленину: «В пользу Армении Азербайджан отказался от своей территории в то время, когда, по политическим соображениям нельзя было это делать».

Согласно данным Кавказского календаря на 1 января 1916 г. вся тер-ритория Зангезурского уезда Елизаветпольской губернии составляло 6743 кв.верст. 22 октября 1922 г. в справке подготовленной народным комиссариатом земледелия АССР в секретариат иностранных дел сообщалось, что: « б) от бывшего Зангезурского уезда к Армении отошло 405000 десятин земли»21 (4414,5 кв.км-И.Н.). 20 июля 1921 г. Совнарком Армянской ССР утвердил новое административное деление республики, состоявшей из 8 уездов и 33 участков. Вскоре здесь появился новый девятый Зангезурский уезд. С другой стороны, в декрете Азревкома от 19 мая 1921 г. о проведении переписи населения на территории Азербайджанской ССР Зангезурский уезд уже не значился. Наконец, по данным Всесоюзной переписи 1926 г. из общего количества населения Зангезурского и Мегринского уездов Армянской ССР тюрки составляли уже лишь 5634 человек или 7,3% населения.

Присоединение западной части Зангезура к Армении окончательно отделила по суше Нахчыван от остальной части Азербайджана. Железная дорога, связывающая Нахчыван с Азербайджаном, оказалась на значительном протяжении под контролем Армении, обеспечив ей непосредственную связь с Ираном. В свою очередь, оккупация западного Зангезура Арменией значительно сузила границы Азербайджана с Турцией, а также нарушила прямую связь Турции через Азербайджан с остальным тюркским миром. Эта политика была направлена на разрушение единого тюркского пояса в масштабе евроазиатского региона. Наконец, отторжение Зангезура от Азербайджана послужило началом реализации широко задуманного армянского плана, который последовательно проводился в жизнь в течение десятилетий и был направлен на захват новых азербайджанских земель. В ходе нового этапа военной агрессии Армении против Азербайджана в период 1988-1994 гг. завершилась оккупация восточного Зангезура (Лачына, Зангилана, Губадлы).

В ходе Отечественной войны 2020 года вооруженные силы Азербайджана освободили от армянской оккупации восточный Зангезур. Однако западный Зангезур по-прежнему остается незаживающей раной не только на географических картах, глубоко врезавшись вглубь Азербайджана, разрезав его, но и в душах людей.

 

 

Cмогут ли Путин и Байден поделить сферы влияния на Украине?
Дефицит воды может стать причиной новых войн в Средней Азии
«Белые пятна» в истории формирования азербайджанских  национальных  дивизий  в годы советско-германской войны  1941-1945 годов
Капкан для Лукашенко : Чем задержание Романа Протасевича «аукнется» на Беларуси?
Почему США не поддержат  Украину в случае войны на Донбассе - экспертные мнения
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами