От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных вопросах

Встречу, которая прошла между президентами Тайип Эрдоганом и Владимиром Путиным в Сочи 29 сентября, следует рассматривать как имеющую стратегическое значение, которое отныне повлияет не только на отношения между двумя странами, но и в целом на политическую ситуацию сопределных регионов. Впервые о "скорой" встрече было объявлено еще в июне, однако тогда она не состоялась. Однако, с начала года Путин с Эрдоганом только телефонные переговоры провели 8 раз. В прошлом году у них было 11 заочных переговоров и одна встреча - в январе в Берлине.

Сочинская встреча была крайне важной, острой и необходимиой с точки зрения региональной стабильности. Два лидера вышли друг другу с позитивом, чтоб перодолеть имеюшиеся негативные конструкты, коих накопилось немало -  а это кризис в Сирии, в Ливии, на Южном Кавказе.  

Недавно Эрдоган по своей инициативе решил повысить ставки в дипломатической игре с Россией.

Выступая на Генассамблее ООН, он в очередной раз повторил о том, что его страна считает Крым частью Украины, а депутаты Госдумы от полуострова турецкими властями не признаны. Помимо прочего, россиской стороне крайне неприятно, что Турция многократно увеличила военное сотрудничество с Киевом за последние месяцы.  

Пока Эрдоган встречался в Сочи с Путиным, в Киеве Минобороны Украины в присутствии президента Владимира Зеленского подписало с турецкой Bayraktar Savunma меморандум о строительстве рядом с Киевом центра по обслуживанию ударных беспилотников. 

Несмотря на развитие многогранного сотрудничества между сторонами, сегодня обе страны имеют разные подходы и разную политику в отношении событий на Кавказе, Ближнем Востоке, в Центральной Азии и на Черном море, которым они всегда придавали значение и боролись на протяжении всей истории.

В отношениях двух стран показателем является и общественные настроения.

Например, недавний общественный опрос в Турции показал, что Россия находится на 3-м месте в списке союзников для турок после Катара и Германии.  Это существенное изменение общественного мнения за последние годы.

 

Анализируя внешнюю политику Анкары, можно прийти к выводу, что Турция продолжит свое движение на Восток, чтоб соприкоснуться китайским проектом «один пояс, один путь», что приведет к дальнейшей активности Анкары в странах Центральной Азии.

 Не удивительно, что интересы двух держав сталкиваются в ряде вопросов. Однако, последние авиаудары нанесенные армией Башара Асада и ВКС РФ по протурецким военным формированиям в  Идлибе, показало, что эскалация конфликта в этом сиирийском городе, стала неким индектором, влияющим на целый ряд вопросов от Ближнего Востока до Южного Кавказа.

В соответствии с сочинским соглашением между Путиным и Эрдоганом о создании зон деэскалации в Идлибе в 2017 и 2018 годах Турция взяла на себя задачи «разделить умеренную оппозицию и террористов», собрать тяжелое вооружение и остановить атаки на российские и сирийские цели.Однако стороны до сих пор обвиняют друг друга о нарушении достигнутых договоренностей.

Исходя из заявлений главы МИД РФ Лаврова и министра оборона Турции Акара – Россия напоминает о невыполненных обязательствах Анкары в соответствии с меморандумом марта 2020 года, а турецкая сторона напоминает об обязательствах, которые не реализовала Москва в соответствии с меморандумом октября 2019 года.

 

В 2019 году

Пункт 6: Все подразделения КОС [курдские отряды самообороны, т.е. курдские террористы от YPG – прим. Авт.] и их вооружения будут выведены из Мэнбиджа и Таль Рифата.

 

В 2020 году

Пункт 2: Создать коридор безопасности шириной 6 км к северу и 6 км к югу от трассы М4. Конкретные параметры функционирования коридора безопасности согласовываются по линии министерств обороны Российской Федерации и Турецкой Республики в течение 7 дней.

По словам турецкой стороны, Россия не вывела курдские формирования из Манбиджа и Таль Рифата. А по словам российской стороны, Турция не обеспечила безопасность в Идлибской зоне деэскалации и «медленно борется с террористами» в этом районе.

 

Считающийся самой серьезной проблемой из-за близости к турецким границам, Идлиб в последние недели подвергался жестоким атакам со стороны армии Асада, иранских и поддерживаемых Россией сил. Ответ министра национальной обороны Хулуси Акара на последнее заявление российской стороны относительно атак террористов, заключался в том, что террористов в районе, который подвергся бомбежки сирийской правительственных сил попросту не было.

Эрдоган, уехавший в Сочи рядом нерешенных вопросов, покинул Россию без совместного заявления для прессы после встречи с Путиным один на один. Накануне саммита прогнозировалось, что встреча будет долгой и сложной из-за слов пресс-секретаря Кремля Дмитрия Пескова: «Это будет самая обширная повестка дня с начала двусторонних отношений». Встреча один на один, на которой обсуждались такие острые вопросы, как Сирия, Кавказ, Ливия, Афганистан, газовые соглашения и второй пакет С-400, длилась два часа 45 минут. Первая личная встреча после 19 месяцев оказалась намного короче, чем ожидалось. Отсутствие совместной пресс-конференции также свидетельствует о том, что Эрдоган не получил того, чего хотел.

Собственно говоря, Эрдоган приехал в Москву ровно через две недели после визита Башара Асада в российскую столицу. Теплый прием Путином Асада и его послание о полной поддержке сирийского режима, вызвали в Турции дискомфорт.

Судя по всему, Эрдогана очень встревожили слова Путина о незаконном присутствии иностранных войск в Сирии сразу после встречи Путина с Асадом. Очевидно, что под этим заявлением подразумевались американские и турецкие солдаты. Эксперты полагают, что слова Эрдогана о непризнании выборов по Крыму являются симметричным ответом к заявлениям Путина.

Однако феномен отношений между странами заключается в том, что когда между государствами почти по всем вопросам появляются разногласия, два лидера в конце все ровно находят консенсус. Очевидно, что столкновения между странами не в интересах ни Москвы, ни Анкары.

«Наши ведомства научились находить компромиссы, выгодные обеим странам» - заявил ВВП, приветствуя Эрдогана в Москве. 

Как отметил, в беседе с центром STEM,  бывший коммерческий советник турецкого посольства в Москве, политолог Айдын Сезер, между странами накопилось очень много вопросов, которые требуют оперативного решения. «Для разрешения всех этих проблем Эрдоган вынужден был поехать к Путину, несмотря на то, что очередь визита была у российского лидера», - рассказал Сезер.

По его словам, для Эрдогана этот визит не стал триумфальным, так как многие вопросы остались открытыми. Тот же пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков в канун визита лидера Турции посредством СМИ передал недовольство руководство страны из-за заявлений Эрдогана по Крыму.

«Россия очень обеспоконна договоренностями Турции и Украины по поводу БПЛА. В России считают, что турецкие беспилотники используются против гражданских лиц на Донбассе.

Идлибские удары по протурецким силам также были нанесены после заявлений Эрдогана по Украине. Крымский вопрос также очень важен для России. В вопросе Крыма Россия не любит всякие пертурбации. Это уязвимая точка для России», - рассказал Сезер, добавив, что все договоренности между странами, будь то это вопросы, касаемые Астанинского процесса, или по урегулированию конфлитных ситуаций между Арменией и Азербайджаном, отражаются на сирийском фронте.

Кремль держит идлибский вопрос как козырь в политических спекуляциях, отсюда и недавние требования Путина и Асада покинуть Сирию иностранным войскам.

Однако, Анкара не может пойти на уступки в Идлибе, так как уход грозит новым потоком беженцев, которые в эти дни очень остро влияют на настроения турецкого общества. Об этом в интервью сказал представитель Эрдогана Калын. Отметив, что это не реалистичные ожидания, что из двух миллионов беженцев (который собрались там со всей Сирии) сотни тысяч не будут видеть иного выхода, кроме как направиться в Турцию.

По мнению Сезера, заявления Эрдогана по Крыму и сотрудничество в оборонной сфере с Украиной отразилось и на кавказском фронте, что привело к срыву реализации открытия Зангезурсуого корридора, который должен связать западные районы Азербайджана с Нахчываном.

«Вопрос по корридору должен был завершится в марте этого года. Однако после крымско-украинских заявлений из Анкары стало понятно, что Россия и дальше будет срывать процесс на Кавказе, используя этот вопрос в качестве предлога. Однако в январе еще было не так. Три страны создали комиссию по реализации трехсторонних договоренностей.   Фактически, после этой даты, в прессе также было отражено, что между Арменией и Россией возобновились  переговоры о закупке оружия», - сказал Сезер, добавив, что открытие  корридора снизит влияние Ирана на регион, и приведет к внешнеэкономическим и политическим дивидентам Турции и Азербайджана.   

 

По мнению политолога, в Сирии между Турцией и Россией взаимовыгодное сотрудничество постпенно превращается в явное соперничество по многим направлениям. Это сейчас видно и на примере Южного Кавказа.

«Сотрудничество России и Турции вернуло Азербайджану ряд районов вокруг Нагорного Карабаха. Но когда дело дошло до самого Нагорного Карабаха, Россия разместила туда военный контингент», - отметил Сезер.

Кризис в Идлибе коснулся не только взаимотношения двух стран на Ближнем Востоке, Южном  Кавказе, но и в энергетической сфере.

На Сочинской встрече оба лидера подчеркнули, что проект «Турецкий поток» был правильным решением, имея в виду энергетический кризис в Европе. Кроме того, президент Эрдоган заявил, что строительство АЭС «Аккую» продолжается и что строительство будет завершено в срок. В ходе последней поездки на площадку строящейся Росатомом в провинции Мерсин станции, Эрдоган выразил надежду, что ввод в эксплуатацию первого блока состоится в мае 2023 года.

Президент России Владимир Путин обратился к турецкому коллеге Реджепу Тайипу Эрдогану со словами благодарности за его последовательную позицию по строительству "Турецкого потока".

На встрече в Сочи он отметил, что газопровод запущен и работает в полном объеме, обеспечивая поставки топлива в Турцию и транзит в южноевропейские страны.

Между тем, по мнению Сезера, Турция стоит перед серьезной поблемой газификации уже этой зимой.

Так, потребление природного газа в Турции ожидается на уровне 58-60 миллиардов кубометров в 2022 году. Объем контрактов в руках Турции составляет 40-42 миллиарда кубометров, поэтому возникнет дефицит в 16-20 миллиардов кубометров. Поскольку мощность «Турецкого потока» составляет 15,75 млрд кубометров, утверждается, что даже если в Сочи был бы достигнут компромисс по этому вопросу, Турция не сможет удовлетворить свои потребности в природном газе зимой 2022 года.

По мнению Сезера, причины поддержки Украины и заявления по Крыму, рассчитаны на то, чтобы расположить к себе США и НАТО.      

«Турция пытается таким образом поправить испорченные отношения США и НАТО. Продажа оружия Украине и оборонные вопросы с Киевом, связаны с этим фактором. Турция постоянно подчеркивает незаконную аннексию Крыма Россией, который является территорией Украины. С другой стороны, Турция не согласна с международными санкциями, введенными Западом против России по той же причине. Анкара не поддержала санкции и Россия это высоко оценила. Однако продажа БПЛА, заявления по Крыму не понравилось России, что нашло свое отражение в эскалации в Идлибе, на газовых поставках, по вопросам урегулирования на Южном Кавказе»,- заявил Сезер.

Отметим, что Турция приобрела две системы С-400 на сумму 2,5 миллиарда долларов в рамках соглашения, подписанного в конце 2017 года. Однако Турция является объектом санкций США в соответствии с Законом о противодействии противникам Америки посредством санкций (CAATSA) и по-прежнему испытывает проблемы с США в покупки F-35.

Как отмечал глава российской компании по экспорту вооружений "Рособоронэкспорт" Александр Михеев, Россия и Турция скоро подпишут новое соглашение по системе противовоздушной обороны С-400.

Что касается экономических связей между странами,  то в 2020 году объем торговли между двумя странами составил 20,8 миллиарда долларов. Под влиянием эпидемии объем торговли снизился примерно на 20 процентов по сравнению с 2019 годом. Турция занимает седьмое место среди внешнеторговых партнеров России. Хотя в краткосрочной перспективе кажется маловероятным достижение уровня в 100 миллиардов долларов, на который обе страны нацелены в течение многих лет, стороны, похоже, готовы продолжать работу для достижения этой цели. К тому же взаимные инвестиции с каждым годом увеличиваются.

Охлаждения между странами привело к тому, что РФ на время ввела ограничения на поездку туристов на турецкие курорты.   

Хотя за последние два года из-за эпидемии количество российских туристов, посещающих Турцию, сократилось (В 2019 г. Турцию посетил 6,8 миллиона туристов), примерно 2,5 миллиона российских граждан посетили Турцию за первые 9 месяцев 2021 года.

В целом феноманельные отношения между лидерами двух государств несмотря на противоречия между странами, создают ряд возможностей, для урегулирования конфликтных ситуаций по многим направлениям.

В этом контексте самое интересное заключается в том, что сторонам удалось избежать крупного конфликта, несмотря на всю периодически возникающую напряженность. Тот факт, что оба лидера подчеркивают, что мир в регионе зависит от России и Турции и от российско-турецких отношений, указывает на то, что стороны продолжат переговоры по сирийскому вопросу, хотя и с трудом, и что они даже снова достигли соглашения. Похоже, что заседание Совета министров, которое состоится в Анкаре 30 октября, и встреча Эрдогана-Байдена, которая состоится в ближайшие недели, будут иметь решающее значение для процесса, который отныне будет происходить в Сирии. Как минимум, по Южному Кавказу, стороны по видимому, смогли найти рациональный выход для возобновления сотрудничества.   

Уже в ближайшие дни намечается визит Тайип Эрдогана в Баку, а премьер Армении Никол Пашинян к концу октября отправится с визитом в Москву.  Очевидно, что российско-турецкий политический покер будет определять в ближайшие годы геополитический расклад в регионе всего Ближнего Востока и Южного Кавказа.   

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами