Парадоксы войны: Азербайджан развязав Карабахский узел придал новую жизнь глобальным проектам на евразийском пространстве

Совместное заявление президентов Азербайджана, России и премьера Армении 10 ноября по итогам капитуляции Армении в 44-дневной войне в Нагорном Карабахе, определили новые геополитические реалии на Южном Кавказе на ближайшие годы. Победоносная война Азербайджана впервые со времен распада СССР также открывает широкие возможности для совместных геоэкономических проектов на широком пространстве от Малой Азии и Ближнего Востока до Каспийского бассейна с участием всех стран региона.

Этому во многом способствует пункт 9 совместного заявления лидеров трех стран, в котором отмечается о создании транспортного коридора, соединяющего Азербайджан с Нахчываном. По согласованию сторон будет обеспечено строительство новых транспортных коммуникаций, связывающих Нахчыванскую Автономную Республику с западными районами Азербайджана.

Согласно этому пункту, разблокируются все экономические и транспортные связи в регионе. Республика Армения гарантирует безопасность транспортного сообщения между западными районами Азербайджанской Республики и Нахчыванской Автономной Республикой с целью организации беспрепятственного движения граждан, транспортных средств и грузов в обоих направлениях. Контроль за транспортным сообщением будут осуществлять органы Пограничной службы ФСБ России.

Новая геополитическая и геоэкономическая реальность региона открывает возможности в логистических проектах Север-Юг и Восток-Запад.   Так, Россия получает новый кротчайший путь для доставки грузов в Турцию и на Ближний Восток. 

Неудивительно, что оперативно вышло заявление главы турецкого Минтранса о намерении построить железную дорогу в Нахчыван. В самом Нахчыване будет реконструирована железная дорога Шарур — Нахчыван — Джульфа, проложенная еще в 1908 году, которая в перспективе через армянский район Мегри будет пролонгирована с веткой до Баку по деоккупированным землям Азербайджана вдоль иранской границы. 

Таким образом, Турция и Азербайджан получают прямой транзитный коридор (тогда как раньше приходилось использовать перегруженные грузинские магистрали). Это приведет развитию торговли, военных связей, интеграцию экономик стран региона. Помимо прочего, Турция получает выход в Каспийское море и дальше в Центральную Азию, что является новым вариантом Шелкового пути для Китая. 

На этом фоне появились сообщения о планах Турции построить или развить порт в Восточном Средиземноморье, с целью участия в китайской инициативе "Один пояс - один путь" и перевозки товаров из Европы в направлении Центральной Азии и Ближнего Востока.

Учитывая, что развитие любых глобальных проектов находится в тесном взаимоотношении с военной составляющей, то неудивительно, почему на территории Азербайджана появились российские миротворческие силы, а вероятно в ближайшем будущем присутствие турецкого военного контингента, как гаранта безопасности и стабильности региона.

Согласно заявлениям, главная обязанность российских миротворцев — примирить противоборствующие стороны, хотя очевидно, что участие военного контингента во многом является прологом новой системы безопасности на Южном Кавказе, где задействованы Турция и Россия. Военный контингент двух стран будет действовать в рамках создаваемого мониторингового центра по контролю за прекращением огня. В политических и экспертных кругах России с ревностью относятся к любому упоминанию турецких военных в качестве миротворцев в зоне конфликта, что связано с историческими (возрождением Османской империи на Кавказе) и политическими страхами в российском обществе (Турция - страна НАТО фактически становится основным игроком в подбрюшье России).

Однако, в  Азербайджане и Турции не разделяют опасения Москвы. Анкара уже подтвердила отправку своих военных в зону конфликта, что рассматривается Баку как соблюдение паритета присутствия иностранных, хоть и миротворческих войск на территории страны.   Очевидно, что для соблюдения паритета Азербайджану тоже нужны гарантии для уверенности того, что процессы в Карабахе не пойдут по «южно-осетинскому» сценарию, а Москва будет рассматривать эту область не как "спорную" территорию, выделяя ее от других регионов страны, а как единую целую в составе Азербайджана.

Россия также от заключённого соглашения по Карабаху получает контроль над грузами на разблокированной после 30 лет армянском  участке дороги Турция - Нахичевань - Армения - Азербайджан.

Очевидно, что радостные возгласы проармянских политических кругов России, такие как «Карабах отныне Россия» из уст Владимира Жириновского  или заявления Затулина о том, что «российская база здесь уже навсегда» не имеют ничего общего с real politik.  Россия совместно с Турцией создает глобальную геоэкономическую и политическую картину региона.

Россия помимо мирортворцев в Карабахе, усиливает свое присутствие в Армении в виде пограничников ФСБ, которые будут обеспечивать функционирование коридора между Нахчываном и остальной частью Азербайджана. Турция получает новые логистические маршруты, а также юридически укрепляет свое присутствие на Южном Кавказе. Обе страны фактически берут обязанности по сохранению безопасности новых маршрутных путей, и стабильности в зоне Карабахского конфликта. 

Соглашения примечательны еще и тем, что через пять лет Азербайджан может отказаться от присутствия миротворцев в одностороннем порядке (в договорах о Приднестровье, Абхазии и Южной Осетии, подписанных в 1990-е годы, такой нормы не было).

Цена второй войны в Карабахе была выше, чем можно это себе представить.

И во многом причины, которые привели к нынешнему раскладу надо искать далеко за океаном, где одновременно с бушующей войной на Южном Кавказе,  разворачивалась драматическая ситуация с выборами президента США.  В судьбоносной борьбе за власть победу одержали демократы в лице Джо Байдена, что стало ознаменованием новых потрясений по всему периметру границ России, в частности на Южном Кавказе.

Уже можно предположить, что новая команда в Белом Доме будет усиливать давление на Кремль в процессах Южного Кавказа. Сейчас российскому руководству как и в принципе Анкаре, придётся столкнуться с новыми испытаниями и разбором противоречий, которые формировались десятилетиями. Пятилетняя передышка закончилась.  Стратегия «глубинного государства» в лице глобалистов, которые стоят за Байденом, будет заключаться в создании локальных проблем в отношении России. Не исключено, что на Южном Кавказе реализация этих целей будет возложена на нынешние власти Армении и Грузии.

Визит госсекретаря Майкла Помпео в эти дни в Тбилиси служит во многом для того чтобы прозондировать почву для дальнейшей интервенции евроатлантических планов в Грузию.  Надо также учитывать влияние Макроновской Франции, которая в Карабахском конфликте продолжает играть скорее подрывную роль, нежели стабилизирующую. Антитурецкая и антироссийская политика Макрона, направлена на то, чтобы не допустить этого союза между Россией и Турцией, на подобие того что было в 1920-м и 21-м годах в ходе Московского и Карсского договоров.

Фактически Грузия сегодня может стать новой тыловой территорией для снабжения, реваншистских сил в Армении с целью выдворения Армении из ОДКБ, а в перспективе и ликвидации российской военной базы в Гюмри. Такой исход событий особенно реалистичен на фоне слухов, что новым премьер-министром может стать  министр юстиции, гражданка Франции Тео Цилукиани. В трио с нынешним президентом Грузии, бывшей гражданкой Франции Саломе Зурабишвили и главным меценатом страны Бидзиной Иванишвили, который имеет широкий инвестиционный портфель в Париже, можно ожидать, что политика Грузии приобретет в ближайшее время ярко выраженный прозападный крен.

Поэтому, поражение Армении в Карабахе нужно рассматривать также в контексте серьезного удара по западному лобби на Кавказе.

 

Помимо прочего, транспортный коридор через Армению, фактически будет проходить через свободную экономическую зону «Мегри», которая должна была  стать одним из главных инвестиционных проектов в обнищавшей стране. 

Учитывая, проармянскую расположенность демократов США, то вероятно нужно ожидать усиление американского влияния в Армении и как итог еще большего отдаления Еревана от своего союзника - России. 

Победа Байдена, также означает что СЭЗ «Мегри» с согласия афганских, иранских, армянских, грузинских и украинских партнёров новых властей Белого Дома, многократно должен увеличить транзит «Афганистан-Иран-Армения-Грузия-Украина-ЕС» в обход Турции и России. Однако, эти планы глобалистов наталкиваются на препятствия в виде усиленного российского пограничного контроля по новому пути из Азербайджана в Нахчыван.

Открытие коридора в Нахчыван также предположительно снизит роль Грузии в транспорте и коммуникациях, а также в доходах от транзита на Южном Кавказе. Потому что отныне Россия сможет отправлять грузы в Армению не только через Грузию, но и через территорию Азербайджана. К тому же Армения впервые за свою независимую историю сможет принимать грузы из России и других стран через Азербайджан. Кроме того, грузы из Турции в Азербайджан и обратно будут транспортироваться через Нахчыван по более низкой стоимости. Таким образом, Грузия будет терять десятки миллионов долларов в год и свой прежний статус.

Наряду, с тем Нагорный Карабах из зоны военных действий превращается в зону глобальных геополитических и экономических процессов, региональные акторы дали старт разработке застопоренных проектов в зоне Каспийского бассейна.

Так, на днях премьер-министр России Михаил Мишустин подписал распоряжение о создании в Лиманском районе Астраханской области портовой особой экономической зоны. Ее объединят с уже существующей ОЭЗ «Лотос» в Каспийский кластер – грузовую базу для международного транспортного коридора «Север – Юг».

Тут надо еще учитывать, что основная цель проекта Каспийского кластера – это развитие транспортного коридора «Север – Юг», связывающего страны Северной и Западной Европы с Индией и Ираном. И здесь многое зависит от дальнейшей ситуации в Нагорном Карабахе. По сути, судьба порта сегодня напрямую связана с геополитическими процессами и вероятно Азербайджан совместно с Турцией и при участии России, развязав Карабахский узел, придаст новую жизнь глобальным проектам на евразийском пространстве. По мнению ряда экспертов, глобальные интеграционные проекты снизят угрозу дестабилизации региона. Именно поэтому перспектива новых столкновений в регионе между Азербайджаном и Арменией после истечения 5-летнего мандата российских миротворцев маловероятна, что должно  привести к уходу иностранного военного контингента из Азербайджана.  

Почему «Грузинская мечта» пошла на демарш против ЕС в преддверие выборов
Украинский вопрос: встреча Зеленского и Байдена – последний шанс вывести Киев на новый уровень партнёрства с Вашингтоном
Сможет ли Грузия наладить прямой диалог с Абхазией и Южной Осетией - отвечают эксперты
Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами