Переговоры в Москве и их возможные последствия

25 июля в Москве состоялись переговоры глав МИД Армении, Азербайджана и России по урегулированию оставшихся после 44-дневной войны вопросов региональной повестки.

О сложности переговорного процесса можно судить по комментариям азербайджанского МИД. Он, в частности, обращал внимание на необходимость прекращения «попыток воспрепятствовать мерам по реинтеграции армян, проживающих на суверенных территориях Азербайджана, безоговорочное подтверждение Арменией суверенитета и территориальной целостности Азербайджана словом и делом, а также вывод армянских вооруженных сил, которые до сих пор вопреки обязательствам находятся на территории Азербайджана, являются самыми необходимыми условиями для обеспечения мира в регионе».

Между тем, итоговое заявление главы МИД РФ С. Лаврова по итогам трехсторонней встречи, можно назвать компромиссным, обращающем внимание прежде всего на российские акценты в продолжении переговорного процесса. Это заявление также стало своеобразной реакцией Москвы на заявление главы Евросоюза Шарля Мишеля по итогам переговоров глав государств в Брюсселе ранее в июле.

Очевидно, что российская сторона в своем стремлении перехватить инициативу у Брюсселя, принимает во внимание формирующиеся в регионе реалии, и старается идти по пути наименьшего сопротивления.

Особый интерес представляет эволюция в подходах сторон, в частности российского, к решению вопросов проживания армян на территории Азербайджана. В тексте заявления главы российского МИД можно прочитать и намек на проблематику азербайджанского населения на территории нынешней Армении.

«У армянской стороны есть понимание необходимости убедить армян Нагорного Карабаха в скорейших встречах в азербайджанскими представителями для согласования прав, вытекающих из соответствующего законодательства и из международных обязательств (в данном случае Азербайджана), включая многочисленные конвенции об обеспечении прав национальных меньшинств.

Лавров подчеркнул, что азербайджанская сторона на взаимной основе выразила готовность «предоставить такие же гарантии и в отношении лиц, проживающих на своей территории. Армяне готовы сделать то же самое в отношении применения всех конвенций к гражданам, проживающим в Республике Армения».

Правда, последняя фраза несколько размывает смысл принципа взаимности, поскольку обращает внимание на готовность армянской стороны применить соответствующие конвенции «к гражданам, проживающим в Республике Армения». Как известно, азербайджанцы в Армении уже не проживают, а Баку вряд ли будет демонстрировать интерес к тому к каким гражданам, помимо азербайджанцев, Армения будет проявлять надлежащее отношение.  В случае, если бы фраза звучала бы: «Армяне готовы сделать то же самое в отношении применения всех конвенций к гражданам, проживавшим в Республике Армения», в ней было бы больше конкретики.

Однако, даже в этом виде заявление может учитывать интересы Баку. Уже то обстоятельство что судьба карабахских армян увязывается с принципом взаимности, открывает возможность для более предметного и открытого обсуждения вопроса азербайджанцев Западного Азербайджана.

Между тем, армянская политическая общественность прочитала заявление главы российского МИД как попытку сыграть на интересах Азербайджана, что по мнению большого числа армянских политиков и общественных деятелей, может положить начало включению в международный формат диалога между Баку и Ереваном новой темы. Увязка ее с темой прав карабахских армян может сделать бесперспективными любые попытки придать их положению некую исключительность в составе Азербайджана. 

Примечательно, что уже на следующий день после переговоров в Москве, 26 июля, по инициативе армянского руководства 19 фур, по армянской информации, груженных 400 тоннами продовольствия и прочими грузами отправились к армяно-азербайджанской границе с целью дальнейшего провоза этого «гуманитарного груза» на территорию Карабахского экономического региона Азербайджана, временно контролируемую российским миротворческим контингентом.

Азербайджанская сторона расценила этот шаг как провокационный, поскольку он не был согласован с официальным Баку, более того шел в разрез с официальной позицией Азербайджана, о которой хорошо известно армянской стороне.

На встрече глав МИД Азербайджана и Армении, при содействии главы МИД России в Москве 25 июля эта тема подробно обсуждалась и глава МИД Азербайджана Джейхун Байрамов еще раз подчеркнул, что для доставки большой партии грузов азербайджанская сторона предлагает воспользоваться автодорогой Агдам-Ханкенди.

Помощник президента Азербайджана - заведующий отделом по вопросам внешней политики Администрации Президента Хикмет Гаджиев, выступая с реакцией на действия армянской стороны напомнил, что по договоренности в Брюсселе дорога Агдам-Ханкенди полностью открыта для доставки всех видов грузов.

После чего, председатель парламента Армении Ален Симонян, выступил с манипулятивными заявлениями о том, что не пропуск армянских грузов через КПП в Лачине является доказательством «блокады» армян Карабаха со стороны Азербайджана.

Далее МИД Азербайджана призвал Симоняна извиниться за свои слова и перестать клеветать на Азербайджан, что в целом свидетельствует о том, насколько шаткой является региональная стабильность и насколько условными- последние договоренности.

Особое внимание обращает на себя то обстоятельство, что последнее обострение произошло на следующий же день после встречи в Москве.

Причем с явно проармянской позицией выступили Верховный представитель Европейского Союза по иностранным делам и политике безопасности Жозеп Боррель, МИД Франции, МИД Литвы (куратор программы Восточное партнерство), несколько евродепутатов из «группы поддержки Армении», ряд представительств западных государств и организаций, аккредитованных в Ереване, миссия наблюдателей Евросоюза.

К работе последней, к слову сказать изъявили желание присоединиться и канадские представители, ходатайство которых в тот же день было удовлетворено Комитетом по политике и безопасности Совета Европейского союза, руководимого Жозепом Боррелем.

Российская сторона на напряженность не реагировала. По видимому не желая способствовать снижению достигнутого на встрече глав МИД в Москве пусть и незначительного, но все же позитивного эффекта.

С другой стороны, откровенная поддержка рядом европейских политиков, действий Еревана вызвало критику со стороны Баку и некоторое напряжение в азербайджано-европейских отношениях, что может сказаться на эффективности европейского посредничества в целом. Возможно, армянская сторона строит определенные расчеты на сохранение напряженности между Брюсселем и Баку, особенно в преддверие осеннего раунда переговоров. Однако тот факт, что европейской стороне подобная напряженность ничего не дает, напротив может свести к минимуму усилия последнего времени, пока заставляет руководство Евросоюза более или менее сдерживать свою риторику в отношении Баку.

Теоретически, Москва от такой напряженности в отношениях между Азербайджаном и европейскими чиновниками может только выигрывать, но что от этого выиграет мирный процесс? Ответ на этот вопрос лежит на поверхности.

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами