Почему «Грузинская мечта» пошла на демарш против ЕС в преддверие выборов

На фоне приближающихся выборов в муниципальные органы 2 октября в Грузии наметились тренды, которые многими воспринимются, как уход от традиционных стремлений к интеграции с Европой.

Муниципальные выборы состоятся 2 октября, но многие полагают их куда большим, чем просто муниципальные выборы. Правящая партия «Грузинская мечта» в преддверие судьбоносных выборов для страны, предприняла ряд рискованных шагов, что может привести к политичекому расколу на пути к демократии.

Сначала 28 июля правящая партия  "Грузинская мечта" вышла из соглашения, заключенного ранее при посредничестве ЕС с оппозицией для разрешения политического кризиса.

Напомним, соглашение от 19 апреля было представлено президентом Европейского совета Шарлем Мишелем, сам он принял участие в процедуре его подписания удаленно. Документ предполагал, что если правящая партия наберет меньше 43% на предстоящих осенью выборах в местные органы власти, то в 2022 году будут назначены досрочные парламентские выборы. Кроме того, предполагалась амнистия всех, кто проходил по делу о беспорядках на митинге в июне 2019 года. Соглашение также предполагало проведение масштабных реформ в избирательной и судебной сферах.

Выход из соглашения вполне возможно связан с тем, что  «Грузинска мечта» пытается снизить риски от возможной потери власти по итогам выборов.

Однако в дальнейшем своеобразные решения грузинского правительства открыли «ящик пондорры», показав противоречия между парвящей партией в отношениях с ЕС.

Так, в начале сентября правительство Грузии отказалось от второго транша финансовой помощи Европейского Союза в размере 75 млн евро. Премьер-министр страны Ираклий Гарибашвили, объяснил этот шаг отсутствием необходимости в получении такой помощи в связи с экономическим ростом последнего времени.

Отметим, что первую часть кредита Грузия получила еще в прошлом году. В целом кредит в 150 миллионов евро был предложен Грузии, чтобы помочь ей справиться с пандемией COVID-19.

Выделение второй половины было привязано к выполнению страной определенных политических обязательств, в первую очередь реформ, направленных на снижение контроля правящей партии над судебной системой.

Отказ от второго транша было расценено как отказ от желаний реформ в этих сферах, хотя премьер уточнил, что после прихода к власти, "Грузинская мечта" провела четыре этапа судебной реформы, которые в результате сделали судебную систему прозрачной и подотчетной.

В беседе с центром STEM грузинский политолог Вахтанг Маисая заявил, что власти своим заявлением об отказе от трнша попытались ввести в заблуждения общетвенность. «На самом деле это не власти отказались от транша, это  ЕС отказал выделения этой суммы. Просто идет пропаганда внутреннего потребления. То есть, правящая партия хочет выставить все так, как будто она отказалась от этого кредита. Это был фактически кредит, с низкопроцентной ставкой, который в будущем был бы списан ЕС в целях финпомощи для реализации конкретных политических реформ»,- заявил Маисая.

В Грузии также усомнились в правдивости слов пермьера о том, что причины отказа от следующего транша кроются в экономическом росте.  

Так, если посмотреть на статистические данные, то Грузия действительно переживает экономический рост вп последнее время. Однако, он не вызван особыми реформами, а тем, что после пандемийного застоя в прошлом году, многие предприятия начали активно действовать, что привело к большому экономическому росту. Эксперы считают, что это краткосрочное явление и не стоит делать стратегических выводов.

Тем временем, решение правительства Грузии отказаться от второго транша макрофинансовой помощи ЕС знаменует новый минимум в отношениях между ЕС и Грузией на фоне упадка демократии в Грузии.

Аналитики называют отказ Грузии от второго транша ЕС откровенным провалом властей во внешней политике. По мнению Вахтанга Маисая, второй транш на суму 75 милионов евро имел конкретные цели по реформам, которые должны были подготовить Грузию к тесной евроинтеграции уже к 2024 году.

Маисая считает, что отказ от транша идет в разрез с конситуционными принципами страны.

«Это начала отказа от евроинтеграции, которая прописана в Констиутция Грзии. В статье 278 Конституции Грузии прямо написано, что внешнеполитическим приоритетом Грузии является членство в ЕС и НАТО. Получается правящая партия отказывается реализовать конституционные принципы страны»,- отметил он. При чем, эксперт уверен, что данный шаг негативно повлияет на евроинтеграционных процессах страны к 2024 году.

На своеобразный шаг «Грузинской мечты» недовольство выразили и США.

Так, по словам посла США в Грузии Келли Дегнан, решение правительства отказаться от кредита на 75 млн. евро,  получение которого планировалось от ЕС для реализации правовой реформы, оказалось для нее сюрпризом.

 «Мы удивлены заявлением правительства Грузии, что ему не нужно 75 млн. евро, и это на фоне тяжелого влияния пандемии на экономику страны и рост уровня безработицы. Этот кредит был выделен для проведения правительством Грузии очень важных реформ, которые в любом случае должны быть продолжены.  Конечно, на это отреагирует Вашингтон, который внимательно следит за всем, что сейчас происходит в Грузии. Что касается помощи, то мы находимся в тесном контакте с правительством, и знаем, что нужно стране. 75 млн. евро – это не такая большая сумма, от которой можно так легко отказаться»  - заявила она.

На фоне возникшего кризиса ЕС с властями Грузии, весьма своевременным оказалась заявление главы МИД РФ Сергея Лаврова о готовности восстановить отношения с Тбилиси. Это, еще раз стало поводом для оппозиции обвинить власти в отходе от евроинтеграции.

Главный российский дипломат, заявивший, что Москва готова к восстановлению отношений с Тбилиси, не уточнял, к каким именно шагам готова российская сторона для выхода из существующей ситуации.

Тем временем, аналитики увидели явную связь между заявлениями Лаврова и отказом «Грузинской мечты» от макрофинансовой помощи ЕС.

«Я думаю, что эти 2 кейса связаны друг с другом, потому что это  второй раз в истории, когда российский министр высказывет свое мнения о добрососедских отношениях, когда в Грузии происходят политические волнения с Западом.  Впервые это было, когда радикальные силы, и  противники ЛГБТ-сообщества прорвались к зданию парламента в Тбилиси на проспекте Руставели, сняли с флагштока флаг ЕС и сожгли его. Тогда Лавров сказал тоже самое. Думаю эти 2 заявления не были сказаны случайно», - отметил Маисая.  

Во многом, политические события в Грузии сегодня напоминают Украину 7-летней давности, когда решение экс-президента Виктора Януковича приостановить евроинтеграцию привело к расколу украинской элиты, что в итоге завершилось сменой власти.

Отказ от транша ЕС, и в целом тренды, знаменующие кризис в отношениях с Европейскими элитами, повлияют на снижение рейтинга правящей власти Грузии, уверен Вахтанг Маисая.

 «Возможно, что рейтинг «Грузинской мечты» упадет настолько, что произойдет смена власти. Грузинское общество консолидировано в этом вопросе евроинтеграции. Они поддерживают западноевропейский политический курс», - рассказал Маисая.

Очевидно, что 2021 год изменил правила игры для правящей партии Грузии. С момента прихода к власти в 2012 году партии «Грузинская мечта» всегда удавалось найти сложный баланс между основным внутренним интересом партии - сохранением власти и европейскими устремлениями страны - и в течение некоторого времени это хорошо работало для партии.

 

ЕС неохотно согласился несколько медленными темпами политических реформ, проводимыми «Грузинской мечтой». Правящая партия показывала, что она по крайней мере, привержена программе реформ, инициированных ЕС. Однако, похоже, правящая партия Грузии готова отказаться от своей стратегии сбалансированной политики, которая может поставить под угрозу евроатлантическое и демократическое будущее страны.

Действующие режимы в Грузии не впервые оказываются в подобной политической неопределенности. Предыдущее правительство Единого национального движения (ЕНД) также пыталось спасти свою власть в 2012 году. Они даже изменили конституцию, чтобы дать возможность тогдашнему президенту Грузии Михаилу Саакашвили стать премьер-министром после того, как он достиг своего предела президентства в два срока, а выборы под властью ЕНД не были безальтернативными. В конце концов, ЕНД подчинилась давлению Запада и общественному недовольству и без особого шума смирилась с проигрышем на решающих выборах 2012 года. Непонятно, как теперь «Грузинская мечта» отреагирует на подобную ситуацию.

Нежелание правящих партий в Грузии отказаться от своей власти через выборы укоренилось в радикализованной политической культуре страны, которая продвигает менталитет «победитель получает все» и игры с нулевой суммой между правительством и оппозицией. Исторически сложилось так, что после политических преобразований в Грузии многие представители действующего режима оказываются в тюрьме после ухода из власти и за каждой сменой власти следует политическая вендетта против старого режима. Чтобы разорвать этот круг, необходима более ориентированная на консенсус политическая система, которая будет мотивировать политические партии к созданию коалиционных правительств и разделению власти. 

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами