Подготовка к муниципальным выборам в Турции: Сможет ли Эрдоган взять Стамбул у оппозиции?

По мере приближения Турции к местным выборам, назначенным на 31 марта 2024 года, политические партии Турции активизируют свои стратегические маневры.

Уже в декабре правящая Партия справедливости и развития (ПСР) и ее союзник, Партия националистического движения (ПНД), завершили  разработку своей совместной стратегии действий.

Было решено, что ПНД будет поддерживать кандидатов от ПСР в провинциях, пострадавших от землетрясения 6 февраля.

Известно, что на муниципальных выборах 2019 года ПНД поддержала кандидатов от ПСР в 44 провинциях, а ПСР поддержала ПНД в семи провинциях. В общей сложности обе партии выдвинули совместных кандидатов в 51 провинцию. На мартовских выборах 2024 года это число будет увеличено до 59.

В Ризе, родном городе лидера партии ПСР президента Реджепа Тайипа Эрдогана, ПНД не выставит кандидата, а партия ПСР, в свою очередь, не будет выдвигать кандидата в родном городе лидера ПНД Девлета Бахчели Османие. Оба лидера пользуются широкой поддержкой в своих родных городах, что оставляет очень мало шансов на победу оппозиционных партий.

В муниципалитетах, выигранных ПНД на выборах 2019 года, Партия ПСР решила поддержать кандидатов своего союзника, в том числе Чанкыры, Кастамону, Бартына, Карабюка, Кютахью, Амасью, Карамана, Байбурта и Эрзинджана. В то же время ПНД не будет выдвигать кандидатов в большинстве восточных провинций и вместо этого будет поддерживать кандидатов от Партии справедливости и развития, сообщает газета Sabah.

Партия ПСР также ведет переговоры с Партией Нового благосостояния (YRP) и Партией Великого союза (BBP) об их участии в потенциальном предвыборном «Народном альянсе». Обе партии входили в аналогичный альянс, поддержавший президента Реджепа Тайипа Эрдогана на всеобщих выборах в мае прошлого года. В то же время они до сих пор не решили, выдвигать ли собственных кандидатов на муниципальных выборах.  

Основная оппозиционная Народно-республиканская партия (НРП) под руководством новоизбранного лидера Озгюра Озеля до последнего времени изучала возможность создания альянсов, особенно с националистической оппозиционной партией İYİ (Хорошая).

Однако в последние дни декабря Мерал Акшенер лидер İYİ парти отказалась от коалиции с оппозицией, что может в серьезной степени сказаться на шансах оппозиции на успех. Более того, она наотрез отказалась сотрудничать с Демократической партией народов (ДПН), и даже заявила: «Тем, кто использует наших курдских граждан в качестве щита и пытается оправдать терроризм, нет места в нашем парламенте».

Предполагается что Мерал Акшенер делает ставку в предстоящих местных выборах не на центризм, а на правых избирателей. Это ее базовый электорат. Предполагается, что подобная риторика может помочь ей быстро восстановить утраченные позиции.

В то же время Акшенер оставляет возможность для договорённостей заявляя, что готова пересмотреть решение партии İYİ баллотироваться независимо в каждой провинции и обсудить предложение Озеля о сотрудничестве.

Для НРП, неопределенная позиция «Хорошей партии» позволяет увеличить шансы достичь взаимоприемлемого соглашения с ДПН особенно в важном для нее Стамбуле, где благодаря курдским голосам оппозиции в лице НРП удалось добиться успеха на выборах 2019 года.

Накануне сменившая свое название из-за рисков закрытия со стороны Верховного суда страны прокурдская Партия равенства и демократии народов (HEDEP) ранее Демократическая партия народов (ДПН), заявила что планирует существенный сдвиг в своей стратегии. В отличие от стратегии действий примененной партией на муниципальных выборах в 2019 году, во время предстоящей кампании партия намерена выдвигать своих кандидатов в крупных городах, играя на настроениях оппозиционного электората, а значит потенциально разделяя голоса оппозиции.

Это решение было принято на фоне критики предыдущего сотрудничества партии с ведущими оппозиционными партиями страны, что не дало ощутимых результатов для самой партии, поскольку, как полагают в HEDEP, она так и не смогла оградить себя от давления со стороны властей.

 На местных выборах 2019 года HEDEP одержала победу в восьми провинциальных и 60 районных и городских муниципалитетах.

HEDEP обвиняют в связях с запрещенной Рабочей партией Курдистана (РПК),  и правительство страны пытается закрыть ее с марта 2021 года из-за ее предполагаемых связей с объявленными вне закона курдскими боевиками.

В канун нового года президент Эрдоган провозгласил лозунг «Ениден Стамбул» («Еще раз Стамбул»), подчеркнув стремление правящей партии вернуть себе крупные города, которые она потеряла в 2019 году, особенно Стамбул. Действующий мэр Стамбула Экрем Имамоглу, получивший значительную поддержку курдских избирателей на выборах 2019 года, остается сильным соперником. Его избрание стало критической потерей для ПСР, и теперь, как предполагается, ключевая схватка развернется за этот ключевой город.

Опросы показывают, что большинство курдских избирателей в Стамбуле по-прежнему поддерживают Имамоглу на предстоящих выборах. Сама НРП, стремясь сохранить контроль над крупными городами, завоеванными в 2019 году, такими как Анкара и Стамбул, готовится к интенсивной кампании.

Партия планирует отбирать кандидатов на основе опросов общественного мнения и консультаций с гражданским обществом и профессиональными организациями.

Муниципальные выборы в Турции завершают электоральный цикл, начатый в мае 2023 года с президентских и парламентских выборов. Поэтому они считаются ключевыми завершающими формирование расклада основных политических сил на предстоящие годы. Ожидается, что сами выборы будут происходить в не менее ожесточенной обстановке чем весенние выборы, определявшие состав парламента и будущего президента страны.

 

Вторая годовщина войны в Украине:  что изменилось и какие уроки извлек мир?- Агиль Рустамзаде для ТRT
Пограничные провокации: причины и зачинщики
Центр STEM провел вебинар с участием экспертов из Азербайджана и Казахстана, посвященный союзническим отношениям двух стран
Основные акценты инаугурационной речи Президента Алиева
Тенгиз Пхаладзе: Азербайджан и Грузия дополняют друг-друга
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами