После Вильнюса: Новый порядок в Европе формируется вокруг Украины

Состоявшийся в этом месяце саммит НАТО в Вильнюсе был не только о роли Альянса в российско-украинской войне, но и во многом обусловил меры по укреплению долгосрочной эффективности организации. Потому, Вильнюсский саммит можно считать одним из важнейших в истории организации.

Саммит НАТО, содержал много месседжей, в частности это касалось и расширения Альянса на пост-советском пространстве. Первое из этих посланий было представлено символикой места встречи в столице Литвы, в Вильнюсе, первой республики, объявившей о своей независимости и вышедшей из состава Советского Союза 11 марта 1990 года. За отделением Литвы от СССР последовало возрождение других советских республик. Нынешний саммит прошел в свете возникновения новой обстановки холодной войны между Западным альянсом и Российской Федерацией, при чем на территории бывшей союзной республики.

Здесь нужно отметить, что за историю существования Альянса последние судьбоностные шаги были предприняты на Вашингтонском саммите 1999 года, посвященном 50-летию создания НАТО. Тогда была провозглашена  новая стратегическая концепция НАТО, согласно которой члены организации могли проводить операции как за пределами территории альянса, так и «за пределами» 5-й статьи, которая предусматривает, что нападение на одного участника блока является нападением на НАТО в целом и вызывает ответ со стороны всех членов Альянса.

Таким образом, дисскусии о «вне зоны деятельности», которые были предметом обсуждения в странах НАТО до конца 1990-х годов, были прекращены, и НАТО превратилось из оборонительного альянса ориентированного на Европу, в организацию готовой расширяться на глобальном уровне.

В дальнейших саммитах НАТО, организация уже не стала скрывать, что расширение Альянса является приоритетной политикой.

В Декларации саммита в Бухаресте 2-4 апреля 2008 года все союзники поддержали политику открытых дверей НАТО и подчеркнули важность продолжения фундаментального вклада в международную безопасность в ХХ веке, а 23-й пункт декларации этого саммита был посвящен Украине и Грузии.

В этом разделе говорилось, что  «НАТО приветствует стремление Украины и Грузии стать членами альянса», и рассмотрен план План действий по членству (ПДЧ) этим странам.  

В Стратегическом концептуальном документе НАТО в 2010 г. указано, что Альянс не представляет угрозы для России, а цели реального стратегического партнерства между двумя сторонами носит стратегический характер, поскольку оно создает пространство мира, стабильности и безопасности.

Четыре года спустя российско-украинский кризис, возникший в связи российской оккупацией Крыма, составил основную повестку саммита НАТО в Уэльсе 4-5 сентября 2014 года, после чего на какое то время Альянс более осторожно высказывал намерения по усилению своего восточного фланга.  

В Декларации же Лондонского саммита 3-4 декабря 2019 года было указано, что НАТО является оборонным альянсом, не представляющим угрозы ни для одной страны. Вместе с тем, тогда Россия была названа источником угрозы, но не вероятным противником - то есть страной, с которой НАТО не собирается воевать, а Китай назван - «новым конкурентом».  

В заявлении, опубликованном после саммита в Брюсселе 14-15 июля 2021 г., было принято решение по обучении украинских и грузинских силовых структур и повышении их потенциала. И даже, после 24 февраля 2022 г. когда Россия начала военные действия  на востоке Украины, генеральный секретарь НАТО заявил: «НАТО — оборонительный союз. Мы не стремимся к конфликту с Россией». Он напомнил , что не будет участвовать в российско-украинской войне, но будет оказывать Украине всяческую военную, финансовую и гуманитарную поддержку против России.

На Вильнюсском саммите же все внимание мировой общественности было приковано к дилемме Североатлантического союза по Украине. Хотя на повестке дня стояли и другие сопутствующие вопросы — вступление Швеции и усиление военного присутствия НАТО на ее восточном фланге, — освещение саммита в СМИ было сосредоточено главным образом на том, получит ли Киев хоть какую-то ясность относительно своего стремления вступить в НАТО. Украинское руководство сделало этот вопрос своим первостепенным приоритетом, утверждая, что членство Киева в НАТО обеспечит долгосрочную безопасность как Украины, так и всего европейского континента.

Однако, несколько ключевых членов НАТО, в том числе Соединенные Штаты (США) и Германия, по-прежнему возражают против предоставления Украине какой-либо ясности относительно того, когда она может стать частью Североатлантического союза, и не поддерживают ее вступление на данном этапе, когда войне между Россией и Украиной, похоже, не видно конца.

«Я не думаю, что [Украина] готова к членству в НАТО», — сказал президент Джо Байден в интервью  корреспонденту CNN Фариду Закарии. «Я не думаю, что в НАТО есть единодушие по поводу того, стоит ли вводить Украину в семью НАТО сейчас, в этот момент, в разгар войны», - сказал президент США.

В свою очередь, заместитель генерального секретаря НАТО Мирча Джоанэ заявил, что на саммите блока 11-12 июля в Вильнюсе президенту Украины Владимиру Зеленскому объяснили, что приглашение страны в альянс грозит полномасштабным конфликтом НАТО с Россией. Джоанэ рассказал, что Зеленскому сообщили о нежелании НАТО втягиваться в военный конфликт с Россией. «Я сказал, что мы не можем сегодня пригласить Украину, потому что это означало бы, что НАТО войдет в конфликт с Россией, что не входит в наши планы», — отметил он. Однако замгенсека альянса добавил, что саммит в Вильнюсе все же приблизил Украину к членству в НАТО.

Приобретения и потери Киева

С точки зрения преференций для Киева, Вильнюсская встреча лишь частично оказалась успешной.  НАТО отказалось предложить Украине немедленное членство в альянсе или четкий график вступления в блок. Язык коммюнике саммита о членстве Украины представляет собой документ с расплывчатыми формулировками. Например, в параграфе 11 говорится: «Мы полностью поддерживаем право Украины выбирать свои собственные механизмы безопасности. Будущее Украины в НАТО. Мы подтверждаем обязательство, взятое нами на саммите 2008 года в Бухаресте, о том, что Украина станет членом НАТО, и сегодня мы признаем, что путь Украины к полной евроатлантической интеграции вышел за рамки необходимости Плана действий по членству...».

При этом, в этом пункте есть оговорка,что  приглашение Украине присоединиться к Североатлантическому союзу, будет направлено лишь когда все союзники дадут свое согласие  и будут выполнены условия, поставлененые перед Киевом.   

По сути, такой тезис соответствует формуле, принятой на саммите в Бухаресте в 2008 г., которая обещала, что однажды Украина и Грузия станут членами НАТО. Однако, как видно с того времени не многое изменилось, это формула не давала ясности в отношении перспектив вступления Киева и одновременно еще больше подталкивала Россию к агрессии, поскольку Москва интерпретировала ее «как еще одно подтверждение пагубных планов расширения НАТО на восток». Таким образом, последний саммит обновил тот же подход.

Президент Украины Владимир Зеленский публично выразил свое недовольство серией гневных постов в социальных сетях, хотя к концу саммита он и лидеры НАТО публично выразили свое удовлетворения по поводу отношений между Украиной и НАТО.

Несмотря на разочаровывающее решение о членстве, на саммите было много поводов для воодушевления Украины. НАТО решительно и единодушно поддержала создание Совета НАТО-Украина вместо существующей Комиссии НАТО-Украина.

Новый орган повышает статус Украины до равноправного партнера в совместных обсуждениях.  Между тем, Совет представляет собой более продвинутый форум, так как его процедуры будут способствовать многосторонним встречам «между равными», т.е. Украина будет иметь такие же права в Совете, как и каждое государство-член НАТО, и сможет созывать его заседания.

Можно провести параллель между этой новой возможностью, которую получила Украина, и статьей 4 Североатлантического договора., которая предусматривает, что «Стороны будут консультироваться друг с другом всякий раз, когда, территориальная целостность, политическая независимость или безопасность любой из Сторон находятся под угрозой».

Тем не менее масштабы решений, которые может принять Совет Украина-НАТО, несопоставимы с решениями Североатлантического совета, где встречаются государства-члены. В некотором смысле Совет дополнит существующую Контактную группу по обороне Украины (формат Рамштайна), которая координирует военную помощь Запада Киеву с апреля 2022 года.

Интересно, что в 2002 году, в разгар сближения Москвы и Запада, был запущен тот же формат — Совет Россия-НАТО — как «механизм для консультаций, достижения консенсуса, сотрудничества, совместного принятия решений и совместных действий». Хотя НАТО приостановила любое сотрудничество с Москвой после незаконной аннексии Крыма в 2014 году, она взяла на себя обязательство поддерживать открытым канал связи через Совет. Его последняя встреча состоялась перед полномасштабным вторжением России в январе 2022 года.

Кроме того, Украина получила множество обещаний от ведущих промышленных держав, присутствовавших на саммите. Эти заявления стран G7 включали обещания более совершенной военной техники, обучения и обмена разведывательными данными.

 

Отсутствие консенсуса между членами НАТО

Неоднозначный план будущего членства Украины отражает проблемы достижения консенсуса между нынешними членами альянса, пока продолжается война.  

По сути, западные страны готовы продолжать посылать оружие, чтобы помочь Украине  удержать оборону против российского вторжения, — но не позволить Украине вступить в свои ряды и воспользоваться своей безопасностью во время войны.

Здесь также нужно рассмотреть целый ряд факторов, в частности отсутствие консолидации западных стран перед внешней угрозой показывает слабость механизма консультаций и совместного принятия решений в НАТО. Помимо почего, аналитики не исключают, что навязывание США собственных национальных приоритетов НАТО и неспособность НАТО противостоять этому, зародили снижение доверия членов к Альянсу.

Здесь также нужно отметить,  что гарантии безопасности объявленные в Вильнюсе, будут предоставлены Украине странами  «большой семерки» вне рамок НАТО. Соответствующая декларация обещает «конкретные, двусторонние, долгосрочные обязательства и договоренности», которые должны наполнить содержанием многостороннее сотрдуничество  в общих чертах. Подписанты призывают другие страны также присоединиться к схеме.

Президент Украины Владимир Зеленский назвал декларацию G7 "первой юридически обязывающей гарантией "зонтика безопасности" для его страны. «Это означает, что безопасность Украины больше не зависит от личных отношений с главами государств и правительств»,- добавил глава государства.

Идея, лежащая в основе этой модели, не новая. Впервые об этом заговорили во время украинско-российских переговоров в Стамбуле 29 марта 2022 года. Правда, тогда Киев надеялся на несколько более сильную правовую основу — на международной конференции должно было быть принято многостороннее соглашение, а не декларация, которая впоследствии будет дополнена двусторонними соглашениями.  Эта модель была представлена также ​​в «Киевском соглашении о безопасности» — предложении группы западных экспертов под сопредседательством главы Офиса президента Украины Андрея Ермака и бывшего генерального секретаря НАТО Андерса Фога Расмуссена.

Между тем, Украина уже начала переговоры с США по двустороннему соглашению о предоставлении гарантий безопасности. Эти гарантии будут действовать до обретения Украиной членства в НАТО, что является самой надежной гарантией безопасности

 

Однако у США свой подход к вопросу предоставления помощи к Украине.  Аналитики считают, что администрация Байдена в вопросе по Украине, предполагает политику чем то похожее на отношения США с Израилем.

Согласно этому шаблону, Соединенные Штаты (и, предположительно, европейские союзники) окажут Украине долгосрочную военную поддержку и тесное сотрудничество в области безопасности, даже не подписывая официального пакта о взаимной обороне (как НАТО). Украина явно предпочла бы железную гарантию, предлагаемую статьей V Североатлантического договора. Но поскольку Киев изо всех сил пытается справиться с проблемой возможной затяжной войны с Россией, израильская модель поддержки США является, по мнению экспертов, самой подходящей на данном этапе.

Стоит отметить, что Киевское соглашение по безопасности, и декларация G7 под обязательствами в области безопасности, подрузомевает «вооружить Украины до зубов». По сути, это статус-кво и речь идет скорее о военной и финансовой помощи, чем о достойных гарантиях безопасности — ведь в декларации «семерки» термин «гарантия безопасности» не используется ни разу.

Главный посыл декларации - это намеренный сигнал о том, что подписавшие ее стороны обязуются оказывать долгосрочную поддержку Украине. Другими словами, это попытка гарантированной помощи Украине даже в случае прихода к власти в странах G7 скептически настроенного к Киеву правительства (например, если Трамп вернется в Белый дом в 2024 году) или если в случае изменения общественных настроений в неблагоприятном русле для Киева, обещанная помощь будет тем не менее продолжать идти.

Вильнюсский саммит стал своего рода «дорожной картой» для следующей Вашингтонской встречи в 2024 г., на которой и видимо будут приняты очередные важные решения.

 

Ожидания Запада от Украины

Саммит 2023 года проходил на фоне продолжающегося украинского контрнаступления против России. На сегодняшний день контрнаступление дало невпечатляющие результаты. Глубокоэшелонированная оборона России — в частности, использование ею противопехотных мин — помешала украинским усилиям добиться существенного прорыва. Есть даже критика со стороны союзников Украины по поводу управления контрнаступлением. Вначале Зеленский попытался развеять ожидания быстрой победы. Он, безусловно, был прав: у россиян были месяцы, чтобы пополнить части и заменить военную технику новыми образцами.

Однако, несмотря на ограниченные успехи, украинцы перехватили инициативу. А саммит в Вильнюсе ясно дает понять, что украинцы могут рассчитывать на поддержку НАТО в его усилиях в борьбе против России. Война остается непредсказуемой. Но нынешние боевые действия говорят о том, что нам все таки следует ожидать медленной и затяжной борьбы, а не быстрой, драматичной победы Украины.

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами