Геополитические битвы за редкоземельные металлы

Ведущие страны мира готовятся к длительному геополитическому противостоянию, в котором контроль за ресурсами приобретает исключительное значение.

Российско-украинская война, растущее противостояние между Западом и Китаем, грозят затяжным и нарастающим противостоянием с проекцией на открытый конфликт, условной «третьей мировой войне», упоминание о которой встречается все чаще и в различных контекстах.

Еще в начале года аналитической группой Гейдельбергского института исследований международных конфликтов (HIIK), был опубликован отчет, согласно которому главными причинами конфликтов, которые разрешаются насильственным путем, ученые называют борьбу за ресурсы (землю, воду, полезные ископаемые) и идеологические или религиозные разногласия.

Впрочем, аналитики отмечают, что практически всегда играет роль совокупность причин, а не какая-то одна причина.

 

Китай как источник сырья

В последние годы Китай фигурирует в качестве стратегического противника США и ЕС, в отношении которого вводятся различные ограничительные меры. В последний год Вашингтон ввел несколько ограничений, которые ориентированы на сдерживание развития Китая в таком высокотехнологичном и важном секторе, как производство чипов. В том числе на поставку из Поднебесной различных сырьевых товаров.  К рестрикциям присоединился и ЕС. 

В ответ, в последние несколько месяцев КНР начал вводить ограничения на поставки в США и страны Европы ряда редкоземельных металлов, в частности галлия и германия.

Германий предназначен для оптоволокна и оптики в целом, и 90 процентов его поставляется из Китая. Что касается галлия, то Китай — единственный его производитель в мире.

Также известно, что Китай – крупнейший экспортер ряда редкоземельных металлов, а также переработчик лития (около 60% от мирового объема) и кобальта (65%). Эта страна обеспечивает до 90% потребностей Евросоюза и до 80% потребностей США в этом стратегически важном сырье.

Как известно, редкоземельные элементы — группа из 17 металлов — имеют решающее значение для современной экономики. Они используются в электронике (компьютеры, телевизоры и смартфоны), в технологиях возобновляемых источников энергии (ветряные турбины, солнечные панели и аккумуляторы электромобилей), а также в национальной обороне (реактивные двигатели, системы наведения и защиты ракет, спутники, оборудование GPS, и более). В 2021 году мировой спрос на редкоземельные элементы достиг 125 000 метрических тонн. К 2030 году прогнозируется, что он достигнет 315 000 тонн.

Поэтому рост спроса на них параллельно с раскручиванием маховика «сырьевого эмбарго» грозит существенным ухудшением экономических показателей ведущих экономик планеты, да и мировой экономики в целом.

В этих условиях разворачивается настоящая битва за редкоземельные металлы в тех регионах где имеются их залежи. Прежде всего речь идет о странах Африки и Центральной Азии.

 

Африканский полигон ресурсной войны

В частности, потенциал Африки в области редкоземельных металлов в значительной степени не использован, учитывая низкий уровень геологоразведочных работ. При этом подавляющее большинство их по-прежнему сосредоточено на золоте, а не на редкоземельных или зеленых металлах, имеющих решающее значение для перехода к чистой энергетике.

Таким образом, расширение геологоразведочных работ имеет решающее значение для того, чтобы Африка могла обнаруживать и добывать редкоземельные элементы.

Целый ряд западных стран уже приступили к разработке нескольких богатых африканских месторождений. В 2022 году канадская геологоразведочная компания Mkango Resources объявила, что ее рудник редкоземельных металлов Songwe Hill в Малави, как ожидается, начнет добычу в 2025 году. Австралийская фирма Bannerman Energy объявила о приобретении 41,8% акций Namibia Critical Metals. которой принадлежит 95% операций по добыче тяжелых редкоземельных элементов в Лофдале. Рудник производит 2000 тонн оксидов редкоземельных металлов в год и располагает богатыми месторождениями двух наиболее ценных тяжелых редкоземельных металлов — диспрозия и тербия.

Рудник Стенкампскраал в Южной Африке имеет одно из самых высоких содержаний редкоземельных элементов в мире. Он содержит 15 элементов и 86 900 тонн оксидов редкоземельных элементов, а также крупные месторождения неодима и празеодима. В 2020 году ангольская дочерняя компания британской фирмы Pensana Rare Earths получила эксклюзивные права на добычу редкоземельных металлов на руднике Лонгонджо сроком на 35 лет. Эти месторождения весьма важны, учитывая небольшую долю Африки в мировых геологоразведочных работах.

Буквально за несколько дней до начала российско-украинского конфликта Евросоюз (ЕС) запустил инвестиционную программу «Африка – Европа» объемом €150 млрд, как отмечается, с целью развития инфраструктуры африканских государств.

Однако, следует полагать, что основной акцент в ней должен был быть сделан именно на инвестициях в добывающую отрасль. Однако война в Украине и выделение значительных сумм помощи Киеву, наряду с собственными экономическими проблемами, в значительной степени отодвинули реализацию этих планов. Зато отдельные европейские лидеры, такие как президент Франции Эммануэль Макрон и канцлер Германии Олаф Шольц предпринимали попытки действовать по своим собственным программам и, каждый по отдельности, совершали визиты в страны континента.

Интерес к редкоземельным металлам и урану являлся основным фактором, стимулирующим небывалое внимание Франции и Германии к Африке. Причем, одновременно с Шольцем, который совершил визит в Западную Африку в начале ноября, в восточную часть континента, в частности в Танзанию, отправился и президент Вальтер Шаймайер.

Однако, у Франции в Африке в последние годы дела идут из ряда вон плохо и Париж один за другим теряет здесь своих союзников, а еще больше - важные источники сырья, прежде всего урана. А вот для Германии перспективы выглядят не столь угрожающе и надежды найти в регионе дефицитное сырье для своей промышленности кажутся куда более обнадеживающими. Причем, речь идет не только о редкоземельных металлах, но также о нефти и даже газе.

 

Битва за графит

Конечно не только ЕС вступила в схватку за африканское сырье. Ее активно ведут Китай и США. То насколько ожесточенна эта борьба можно проследить на примере конкуренции за обладание месторождениями графита.

Графит – стратегическое сырье используемое в производстве литиевых батарей, без которых невозможно представить современную электронную промышленность и индустрию электромобилей. Он составляет 95-99% материала анода (отрицательного электрода) в литий-ионных батареях, что делает его самым крупным компонентом в любой батарее EV.

Ожидается, что глобальный спрос минералы, которые используются в производстве литиевых батарей, в частности - графит, в среднем утроится в период с 2020 по 2040 год. При этом европейский спрос на литий к 2030 году увеличится в 12 раз, что предвещает сильную глобальную конкуренцию за литиевые ресурсы.

Как известно, лидером по добыче графита является КНР. Следом за ним идут африканские страны — Мозамбик, Мадагаскар и Танзания. Эти государства занимают второе, третье и десятое места в мире по производству графита соответственно. Поэтому борьба между Китаем и США за контроль над этим сырьем в Африке фактически равносильна борьбе США за обретение независимости от поставок этого минерала из Китая.

Но и в этой борьбе, позиционное преимущество принадлежат Китаю. Что можно проследить на примере той же Танзании. Дело в том, что несмотря на то, что разработку графита  в этой стране ведет австралийская компания Black Rock Mining Limited, она пользуется услугами крупнейшего китайского производителя горнорудного оборудования Yantai Jinyuan Group, которая также построила завод по переработке графита в 2018 г. Но это еще не все.

Китай является основным потребителем продукции австралийской кампании. К тому же именно в Китае, в Уханьском университете, проводятся исследования новых способов обработки добытого в Танзании сырья.

Подобное сотрудничество помогает Китаю поддерживать лидерство в области переработки графита (65% от мирового), усиливает его позиции в противостоянии за первенство в построении зеленой экономики.

 

 

Не Африкой единой

Впрочем, Африка хотя и самый перспективный, но все же не единственный регион на который устремлено внимание глобальных «охотников за сырьем». Еще одним перспективным регионом с точки зрения большого разнообразия различных руд, в том числе и редкоземельных металлов считается Центральная Азия.

Несмотря на то, что компании разных стран уже довольно давно присутствуют в горнодобывающем секторе региона, можно сказать, что масштабная схватка за ресурсную базу этого региона только начинается.

Только за истекшие полгода состоялись саммиты в формате КНР-ЦА, ЕС-ЦА, США-ЦА, Германия –ЦА, кроме того, довольно знаковым можно считать визит в две ключевые страны региона – Казахстан и Узбекистан президента Франции Э. Макрона.

Как в Казахстане, так и в Узбекистане залежи редкоземельных металлов находятся в рассеянном состоянии. Т.е. разбросаны в пределах месторождений других металлов. В том же Казахстане выявлены месторождения бериллия, висмута, вольфрама, галия, гафния, германия, индия, кадмия, лития, ниобия, селена, скандия, таллия, тантала, теллура, циркония, осмия, рения, ванадия, лантана и пр. В недрах Узбекистана содержатся: бериллий, литий, галлий, индий, ванадий, германий, титан, вольфрам, молибден, редкоземельные элементы, а также инертные газы.

Большой потенциал редкоземельных металлов содержится также на месторождениях Таджикистана, Кыргызстана, меньше – Туркменистана. Однако, ввиду труднодоступности, его разработка сопряжена с большими капитальными затратами.

Вот почему страны Западной Европы и США демонстрируют устойчивый интерес к разработке всех этих месторождений. Не отстают от них и компании из стран Дальнего Востока. В первую очередь Китая, Японии и Южной Кореи.

Борьба за сферы влияния в регионе приобретает ярко выраженный оттенок борьбы за ресурсы будущего.

По словам президента Казахстана, «одной из приоритетных задач должно стать освоение залежей редких и редкоземельных металлов, по сути, превратившихся в «новую нефть». «Страны, которые смогут реализовать свой потенциал в этой сфере, будут определять вектор технологического прогресса всего мира» - уточнил Касым-Жомарт Токаев.

Россия, наиболее близкая к региону крупная держава, наряду с Китаем также присматривается к богатому в сырьевом плане региону. Тем более что до 90% своих потребностей в редкоземельных металлах она удовлетворяет за счет импорта.

Впрочем, на ее территории достаточно собственных малоизученных и неэксплуатируемых месторождений, поэтому практический интерес и практические возможности конкурировать с внерегиональными игроками в этой сфере на внешних рынках у России гораздо меньше.

Битва за редкоземельные металлы приобретает глобальный характер и вступает в решающую стадию. И в не малой степени от того, кто окажется победителем в этой битве, во многом будет зависеть то, кто будет определять тренды в мировой экономике на десятилетия вперед.

 

 

Диалог Баку -Берлин понижает агрессивную роль Франции на Южном Кавказе
Союз тюркских государств станет гарантом новой архитектуры регионального порядка- А.Рустамзаде
Почему южное направление является основным для Украины, какова должна быть весенняя стратегия войны и «балабольство» Макрона как пример двуликой игры Запада - А. Рустамзаде на  канале Натальи Мосейчук
Азербайджан-Турция: открывая новую страницу отношений
Вторая годовщина войны в Украине:  что изменилось и какие уроки извлек мир?- Агиль Рустамзаде для ТRT
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами