29 сентября в Берлине под председательством федерального канцлера Германии Олафа Шольца прошёл первый саммит лидеров стран Центральной Азии и Германии.

Примечательно, что мероприятие показало, что Берлин не довольствуется форматом ЕС -Центральная Азия и ищет собственные пути для увеличения своего влияния в приобретающем все большее значение регионе.

На фоне значительных геополитических сдвигов и растущего экономического и политического потенциала Центральной Азии интерес Германии к региону в последние годы значительно возрос.

Германия не только стремится отказаться от стратегической гегемонии США, но и выглядеть более самостоятельной в рамках Европейского Союза, принимая участие в многополярном глобальном соперничестве с участием Китая и России.

Эта стратегия нашла отражение в обнародованной 14 июня 2023 года комплексной стратегии национальной безопасности Германии, которая направлена на учет интересов Германии в европейском политическом ландшафте, в условиях последствий российско-украинского конфликта.

Внешняя политика Германии в отношении Центральной Азии осуществляется по двум параллельным направлениям. Во-первых, внешняя политика Германии тесно связана с европейской региональной стратегией. Страна выступила разработчиком Стратегии Европейского Союза для Центральной Азии, принятой в 2007 году и впоследствии пересмотренной в 2019 году. Во-вторых, Германия реализует свои индивидуальные двусторонние императивы в регионе, в частности такие специфические как защита интересов немецкоязычных меньшинств.

- Саммиты и визиты высокого уровня с участием немецкого руководства последнего времени, в том числе визиты федерального президента Франка-Вальтера Штайнмайера в Узбекистан в мае 2019 года, также в Казахстан и Кыргызстан в июне 2023 года;

- Визиты президента Узбекистана Шавката Мирзиёева в Германию в январе 2019 года и мае 2023 года;

- Визиты министра иностранных дел Германии Анналены Бербок в Казахстан и Кыргызстан в октябре 2022 года;

- Cаммиты ЕС-Центральная Азия в Астане в октябре 2022 года и в Чолпон-Ате в июне 2023 года;

- Первая конференция по связям ЕС и Центральной Азии в ноябре 2022 года в Самарканде — является подтверждением активного диалога между Германией и Центральной Азией.

Считается, что внешняя политика Берлина в отношении Центральной Азии сосредоточена на трех направлениях: противодействие доминированию России и Китая в регионе; содействие экономическому развитию с особым упором на обеспечение интересов немецких компаний; содействие в области безопасности, в особенности связанной с рисками, исходящими из Афганистана.

Сами Центрально-Азиатские республики, окруженные странами, на которые распространяются западные санкции (Афганистан, Иран, Китай и Россия), стремятся углублять свои глобальные альянсы со странами Запада. В Берлине геополитическое положение региональных государств воспринимается как критическое. Это можно проследить по словам министра иностранных дел Германии Анналены Бербок, которая накануне своего визита в Центральную Азию в октябре 2022 года заметила, что, хотя республики Центральной Азии давно хотели служить связующим звеном между Россией, Китаем и Европой, теперь они чувствуют себя втиснутыми между всеми этими странами, опасаясь стать их трофеями.

Германия в этих условиях видит свою задачу в поддержании баланса внешней политики Центрально-Азиатских стран путем укрепления связей с ними и продвижения собственной повестки.

Следует напомнить, что во время визита президента Узбекистана Ш. Мирзиёева в Германию в мае 2023 года было достигнуто соглашение о запуске диалоговой платформы между Германией и государствами Центральной Азии.

С другой стороны, многие наблюдатели сходятся на том, что Европа придерживается стратегии «кнута и пряника», которая выражается в угрозе введения против региональных стран вторичных санкций. Эта угроза частично уже воплощается на практике и затронула ряд предприятий из Кыргызстана и Узбекистана.

Особо щепетильно Берлин относится к усилению позиций Пекина, своего геоэкономического конкурента в Евразии.

Однако при этом, Германия присоединилась к Азиатскому банку инфраструктурных инвестиций, где Китаю принадлежит ведущая роль, и теперь является его четвертым по величине акционером. В то же время она отказалась от присоединения к инициативе «Пояс и путь».

Более того, за последние два года Германия активизировала свои дипломатические отношения со странами Индо-Тихоокеанского региона, пытаясь и здесь ограничить влияние Китая. С 2020 года немецкие политики занимаются беспрецедентной дипломатической активностью в Индо-Тихоокеанском регионе, часто встречаясь с лидерами местных региональных держав.

С другой стороны, Берлин заинтересован в создании условий для регионального экономического роста и улучшения социального благосостояния, в том числе с целью предотвращения массовой миграции из региона. Учитывая приток афганских мигрантов в ЕС, на фоне текущих миграционных проблем в Европе, Берлин заинтересован в поддержании диалога со странами Центральной Азии с целью проведения  профилактических работ, по предупреждению массовой миграции из региона.

Следует отметить, что из-за отказа талибов вести переговоры с ЕС, Центральная Азия стала важнейшим союзником Германии по отношению к Афганистану. Имея большой опыт в сфере взаимодействия с государствами Центральной Азии, Берлин уже брал на себя повышенную ответственность за планирование военных и специальных операций в Афганистане.

Например, в 2021 году Германия эвакуировала свой военный и другой персонал из Афганистана при поддержке Узбекистана.

Германия, имеющая одну из самых развитых экономик в мире, вместе с остальными странами ЕС, стала третьим по величине торговым партнером Центральной Азии в 2010 году, уступив только России и Китаю. И в последующие годы экономические интересы Германии в регионе только росли.

Достаточно проследить торгово-экономические отношения Германии и Узбекистана,  чтобы увидеть  роль и место Берлина во взаимоотношениях между ЕС и государствами Центральной Азии. В 2021 году товарооборот между Узбекистаном и Евросоюзом составил $3,8 млрд, четверть из которых приходится на Германию. Также увеличился объем двусторонней торговли и экспорта товаров из Узбекистана в Германию.

В 2022 году Германия стала ведущим торгово-экономическим партнером Узбекистана среди стран ЕС. На ее долю пришлось почти 26 процентов общего объема торговли между Узбекистаном и ЕС. Из общего объема инвестиций, поступивших в 2021 году в Узбекистан из стран Евросоюза, около 60 процентов составили инвестиции из Германии, достигнув почти 5,5 миллиарда долларов. При этом правительство страны поддерживает вступление Узбекистана во Всемирную торговую организацию (ВТО) и скорейшее подписание Соглашения о расширенном партнерстве и сотрудничестве с Европейским Союзом.

В целом с 2016 по 2022 год товарооборот между Узбекистаном и Германией увеличился в 2,2 раза – с $529,1 млн до $1,2 млрд; экспорт увеличился в 2,4 раза – с $36,9 млн до $88,9 млн; импорт увеличился в 2,2 раза – с 492,2 млн долларов до 1,1 млрд долларов. Доля Германии в мировом торговом обороте выросла за этот период с 2,2 процента до 2,3 процента, общий экспорт увеличился с 0,3 процента до 0,5 процента, а общий объем импорта снизился с 4,1 процента до 3,5 процента.

Следует отметить, что выставляя в качестве условия эффективность экономических и политических реформ, ЕС предоставил Узбекистану преимущества в рамках программы «Всеобщая система преференций-плюс» (ВСП+). А с 2008 года Германия возглавляет так называемый «Берлинский процесс» по оказанию помощи Центральной Азии в решении насущных проблем управления водными ресурсами.

Для реализации своих планов по участию в региональных процессах в Центральной Азии Германия должна решить проблемы связанности.

Для этого Берлин может использовать два транспортных направления. Южно-Кавказское и Иранское. Одно обеспечивает коммуникацию Центральной Азии с Черным морем, другое – с Персидским заливом.

В сфере энергетического сотрудничества лидирующие позиции принадлежат Казахстану. По состоянию на начало июля Казахстан транспортировал в Германию 290 тыс. тонн нефти. На 2023 год у казахстанской компании «КазТрансОйл» (КТО) имеется квота от российской «Транснефти» на прокачку 1,2 млн тонн сырья в Германию. При этом, выступая на саммите Центральная Азия - ЕС 2 июня т.г.  президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев заявил, что у Казахстана есть потенциал для того, чтобы увеличить поставки нефти в Германию по трубопроводу «Дружба».

Определенно, Центральная Азия не сможет заменить для Европы импорт энергоносителей из стран ОПЕК, но она может заметно диверсифицировать поставки.

В целом Германия пытается задавать тон в политике ЕС в Центральной Азии. Этот регион рассматривается в качестве перспективного партнера как Германии, так и ЕС для решения проблем продовольственной и энергетической безопасности. В Берлине полагают что развивая отношения с Германией Центрально-Азиатские страны могут более четко реализовывать стратегию по противодействию влияния Китая и России.   

Институционализация этого сотрудничества посредством создания формата Германия-Центральная Азия создает для этого все необходимые рычаги.

В Берлине полагают, что ключевая роль Германии заключается в том, чтобы помочь Центральной Азии снизить зависимость от российских и китайских инвестиций и, что более важно, от торговли, где эти страны занимают непропорционально высокую долю. Считается, что применение немецких технологий и знаний, особенно в таких областях, как цифровизация и зеленая экономика, в том числе посредством создания совместных производств, могут помочь создать потенциал роста экспорта из Центральной Азии в Китай, что также поможет сократить быстро растущий торговый дефицит Германии с Китаем, который достиг рекордного уровня в 2022 году и составил 298 миллиардов евро.

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами