Глобальный сбой электроэнергии и рост цен на продовольствие в мире: кто виноват?

Экономику мира в последнее время «трясет». Сейчас много научных статей о предстоящем кризисе в разных сферах. Цены на продукты питания растут большими темпами, а инфляционные проценты растут в Китае, Турции, ЕС, США и России.

Параллельно наблюдается рост потребления электроэнергией, что приводит к увеличению цен на электричество и газ.  Вместе с тем, глобальные центры в мире уже давно приняли стратегию «зеленной экономики», при этом на сегодня с одной стороны не все страны готовы к такому переходу, а с другой стороны, данная энергетика все еще является достаточно дорогой для многих стран мира.

О том, какие в мире идут процессы на пищевом и энергетическом рынке, рассказал в интервью центру STEM доктор экономических наук, профессор СПбГУ, Станислав Ткаченко.

На сегодняшний день, одной из главных проблем является проблема пищевой безопасности и глобальная инфляция. Какие экономические процессы в мире способствуют такой инфляции?

Действительно, рост цен на продовольствие в мире в 2021 году составил более 30 процентов и является самым быстрым за прошедшие 60 лет. Поэтому мы имеем дело с экстраординарным явлением, которое будет оказывать структурное воздействие на мировую экономику и политику еще долгое время. Причин у роста продовольственных цен много. Я бы обратил внимание на несколько из них, которые считаю главными.

Во-первых, это резкое увеличение денежной массы в обращении, возникшее как следствие программ помощи национальным экономикам и гражданам в период пандемии. Только в 2020 году балансы центральных банков США, ЕС и других наиболее экономически развитых государств планеты удвоились. Этот процесс продолжается и в нынешнем году.

А в ситуации, когда объем ликвидности в обращении увеличивается, а предложение товаров остается прежним – рост цен ускоряется.

 

Во-вторых, снижение монетарными властями большинства экономик планеты процентных ставок до нуля. Данное снижение стимулирует, в первую очередь, потребление. И, как мы видим на примере США – вполне успешно. Но важно отметить, что расширенные возможности по доступу на рынок заимствований привели к тому, что «новые деньги» были направлены на фондовый рынок (отсюда рекордный рост индексов бирж и ценных бумаг высокотехнологических компаний), а не в реальный сектор экономики.

В-третьих, перебои в функционировании рынка занятости в почти всех государствах планеты. Пандемия привела к тому, что не менее сотни миллионов человек покинули рынок труда. Сейчас они возвращаются, но существенно медленнее, чем это нужно для нормального экономического развития в условиях неожиданно быстрого восстановления ряда ведущих экономик планеты, прежде всего, американской и восточно-азиатских. Отсюда неспособность различных секторов экономики, в том числе и аграрного, быстро увеличить объемы выпуска продукции.

Есть еще немало причин трудностей в области сельского хозяйства планеты, связанных с климатическими аномалиями в отдельных регионах планеты, а также с непрекращающимся процессом деградации окружающей среды. И хотя воздействие этих факторов носит относительно устойчивый характер уже много десятилетий, в нынешнем году их влияние стало особенно заметно вследствие гигантских пожаров, наводнений и тайфунов.

Другой проблемой сейчас являются глобальный сбой электроэнергии и рост цен на электричество. Чем этот резкий дефицит на электричество вызван?

Действительно, в отдельных европейских странах рост цен на электричество составил от 2 до 10 раз в течение нынешнего 2021 года. И объяснить это явление только локальными причинами не получится. Конечно, сезонное снижение скорости ветра (или полное его отсутствие) привело к существенному сокращению производства ветровой электроэнергии летом и в начале осени 2021 года. А ведь именно оно обеспечивает значительную часть общей генерации электроэнергии в Германии, Нидерландах, Дании и ряде других государств.

Но я бы выделил более долгосрочные процессы, главный из которых – поспешные решения в пользу отказа от традиционных углеродных источников производства электроэнергии в пользу возобновляемых. В обычных условиях снижение генерации ветровой электроэнергии привело бы к росту ее производства на атомных электростанциях, а также на тепловых электростанциях, работающих на газе, угле или нефтепродуктах. Но возможности такого расширения производства электричества значительно сократились из-за прежних решений о «Зеленой сделке» Европейского союза и реализации Целей устойчивого развития в рамках ООН. Сегодня для того, чтобы вернуться к производству электроэнергии из угля или газа требуются дополнительные усилия, существенные расходы со стороны производителей, а также значительные сроки. Пока все эти меры предпринимаются, на рынке остается дефицит электричества, мы его сегодня воочию наблюдаем. Поэтому счета за электроэнергию остаются на рекордных уровнях и для промышлености, и для домохозяйств.

Насколько сегодня страны мира готовы перейти к полной «зеленной экономике»?

В принципе, политические решения о переходе к «зеленой экономике» уже приняты на уровне отдельных государств и всего международного сообщества. Через несколько дней на открывающейся в Глазго XXVI конференции ООН по климату данные решения будут уточнены и вновь подтверждены на высшем государственном уровне лидерами нескольких десятков государств планеты.

Если относительно необходимости объединения усилий разных стран в области защиты окружающей среды и реализации целей устойчивого развития международный консенсус оформился, то в вопросе о том, как этих целей нужно добиваться, остаются существенные споры. Ряд развивающихся государств планеты исходит из того, что на фоне экономических трудностей, связанных с пандемией и экономическим спадом, реализацию уже согласованных мер можно отложить или замедлить. Другие государства предпочитают остаться «безбилетниками» и вообще избежать каких-либо действий в данной сфере, спрятавшись за спинами других, более ответственно относящихся к вопросам экологии и устойчивого развития стран.

Пока поворот мировой экономики на путь «зеленого развития» осуществляется медленно, и сроки достижения искомых целей скрыты в долгосрочной исторической перспективе – 2050-2060 гг. Но поскольку постоянно возрастает объем научных свидетельств ускоряющейся деградации окружающей среды (воздуха, почвы, водоемов) и негативного влияния этих процессов на здоровье людей, понимание необходимости объединения усилий на глобальном уровне с целью преодоления этих опасностей постепенно возрастает.

Как вы оцениваете продовольственную безопасность стран ЕАЭС? Какие проблемы есть в этих странах и как эти проблемы решаются?

Состояние продовольственной безопасности в государствах ЕАЭС оценивается как высокое. Этот сектор экономики после распада СССР развивался под присмотром государственных институтов развития во многом из опасения голода или недостаточно сбалансированного питания, которые могли вызвать для правящих элит тяжёлые политические и электоральные последствия. Урожаи 2020 и 2021 гг. оцениваются в большинстве государств ЕАЭС как хорошие. В России, крупнейшей экономике ЕАЭС, сфера продовольствия развивается невиданно быстрыми в истории страны темпами. Уже в ближайшие годы экспорт продовольствия достигнет масштабов, ныне характерных для экспорта из России природного газа. Так, в 2020 тоду Россия экспортировала зерна и других продовольственных культур на сумму более 30 млрд. долларов, планы на нынешний год еще выше.

Проблемы в сфере аграрного производства и рынка продовольствия как в России, так и в других государствах ЕАЭС, носят структурный характер и зачастую связаны с процессами на глобальных рынках, на которые повлиять страны ЕАЭС не способны.

Так, техническое перевооружение сектора продовольствия происходит медленно, поскольку высокие технологии очень дороги и мало доступны. Также недостаточно широко используются достижения биотехнологий, а потери от некачественного хранения и переработки превышают все разумные размеры. Если в России и Белоруссии государственная помощь является существенной для аграрных производителей (фермеров и переработчиков), то в других странах ЕАЭС объемы госпомощи недостаточно существенные. В целом же, продовольственная безопасность в государствах – участниках ЕАЭС сегодня находится на высоком уровне.

 

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами