Глобальный север и Глобальный юг наблюдают, как Росия и Украина ослабляют друг друга

Казахстанский информационный ресурс tengrinews выпустил авторскую статью в котором многочисленные эксперты пытаются найти ответ как изменился мир после двухгодичной войны между Россиией и Украиной и насколько реальна полномасштабная третья мировая война.  Авторы оценивают риски и угрозы и обмениваются мнениями о конфликтном потенциале в геополитическом измерении.  В статье даны оценки также ведущего аналитика центра STEM Агиля Рустамзаде. 

Представляем ниже вам статью: 

24 февраля исполняется два года с начала войны России с Украиной. Финал противостояния двух некогда дружественных стран пока не виден. Параллельно с этими событиями с новой силой вспыхивают конфликты на Ближнем Востоке, политическая напряженность наблюдается в Азиатско-Тихоокеанском регионе и центральных регионах Африки.

Tengrinews.kz узнал мнение экспертов по международной безопасности и военных аналитиков о том, что происходит и чего ждать в обозримом будущем миру и Казахстану.

Главный эксперт Казахстанского института стратегических исследований при Президенте (КИСИ) Булат Ауелбаев не склонен видеть быстрого разрешения ситуации в Украине.

"На мой взгляд, финал российско-украинского противостояния в этом году не предвидится. Руководство РФ не намерено прекращать военные действия. Экономические и демографические ресурсы РФ намного превышают украинские, экономика этого государства разогревается милитаризацией. За 2023 год ВВП России вырос примерно на 3,6 процента, что существенно для развития большой державы, тогда как мировая экономика за прошлый год выросла всего лишь на 2,6 процента. Такие результаты были достигнуты благодаря увеличению военных расходов из федерального бюджета, которые в целом повлияли на оживление экономики гражданского сектора и разогрев внутреннего финансового рынка. Люди получили работу, бизнес – кредиты", - говорит эксперт по международной безопасности.

Несмотря на оценку Всемирного банка, что Россия и к 2030 году будет оставаться в первой пятерке по темпам развития, нынешняя экономическая ситуация похожа на спринтерский забег.

"По информации российского военного руководства, в военной операции участвуют в основном контрактники, примерно 640 тысяч человек, а это мужское население самого трудоспособного возраста. В перспективе это уменьшение как демографического, так и кадрового ресурса страны... Но повторю: на спринтерской дистанции Россия получила второе дыхание. Власти демонстрируют, что санкции Запада ее не сломили, экономика развивается. Даже факт помпезного празднования Нового года и других праздников в Москве и регионах – это политика в контексте происходящего", - акцентирует собеседник.

Украина также не намерена сдавать позиции, хотя обращение за военной и финансовой помощью к странам Запада уже не встречает прежнего энтузиазма у властей этих государств. Вооруженный конфликт, по мнению собеседника, зашел в тупик. За небольшие населенные пункты стороны ведут кровопролитные продолжительные бои.

"В Украине поднялась волна критики стратегии руководства из-за срыва планов большого контрнаступления. Но российские военные со второй половины 2022 года построили фортификационные сооружения большой протяженности и глубины с минными полями, заграждениями в виде "зубьев дракона", противотанковых рвов и полос укрепленных траншей. Ряд военных экспертов говорит о сложности и практически невозможности в текущих условиях для ВСУ прорвать линию этих укреплений и советуют принять тактику противодействующей стороны, то есть перейти в глухую оборону", - продолжает представитель КИСИ.

По его оценкам, фронт особо не будет двигаться, война будет продолжаться в среднегорячей фазе, артиллерийские и ракетные обстрелы, авиаудары по городам будут продолжаться. Война затянется, выматывая и Украину, и Россию.

Рубикон не пройден?

Однако говорить о полномасштабном перерастании российско-украинского конфликта в Третью мировую войну преждевременно, полагает эксперт-международник.

"Третья мировая война предполагает применение ядерного оружия, то есть расширение масштаба военных действий за счет втягивания в него участников ядерного клуба. Может, соответствующая риторика и имеет место, но активной подготовки к реальному ядерному противостоянию не было ни в РФ, ни на Западе, ни в Китае. Тревожные события вокруг ядерных объектов на линии военного соприкосновения, в частности Запорожской АЭС и Чернобыля, были. Также была разрушена плотина на Каховской ГЭС, что повлекло огромные социальные и экологические последствия. Эти факты говорят о готовности противоборствующих сторон идти на крайние меры, но применение ядерного оружия - это все-таки финальный рубеж, за которым начинается совсем другая реальность", - говорит Ауелбаев.

Изменится ли политика глобальных игроков и отношения с воюющими странами?

"Коллективный Запад дозированно предоставляет военную помощь Украине и, в принципе, несмотря на санкции, так или иначе, позволяет другим странам подпитывать российскую экономику и ВПК. Например, украинские специалисты выявляют детали сбитых российских дронов и ракет самого различного происхождения. Появляется ощущение, что Глобальный север и Глобальный юг наблюдают, как две страны ослабляют друг друга, и подсчитывают предполагаемые дивиденды от будущего итога исхода войны, как бы цинично это ни звучало", - говорит эксперт.

Власть имущих эта война удовлетворяет и не в их интересах расширять зону конфликтности, уверен он.

"Современная политическая элита не движима идеалами, она ценит комфорт и не хочет скрываться от бомбежек в подвалах ради каких-либо идей... Мир изменился, хотя и не стал менее циничным", - считает эксперт-международник.

Переживают за исход войны в Украине соседние страны, так как ее последствия непосредственно сказываются на их безопасности и благополучии. Страны Балтии укрепляют свои взаимоотношения в рамках блока НАТО, в Латвии размещен шведский батальон. Ранее Латвия, Литва и Эстония договорились о создании линии обороны на границе с Россией и Беларусью. Другие государства – Турция, Китай, Иран, страны Центральной Азии и Южного Кавказа - придерживаются нейтральных позиций.

Отметим, наступивший год пройдет под знаком выборов: в марте состоятся выборы президента в РФ, по сроку в это же время должны пройти выборы главы государства в Украине, в США нового лидера нации изберут осенью.

"По заявлению Владимира Зеленского, Украина не готова проводить президентские и парламентские выборы. Сейчас эта страна находится в сложном положении, вызванном не только военными действиями на ее территории, но и законодательной практикой, не предусматривающей такую ситуацию", - констатирует главный сотрудник КИСИ.

На предстоящих выборах в РФ неожиданного сценария не прогнозируется, продолжает он. В США же одним из кандидатов на победу называют экс-президента Трампа.

"Эта ставка вполне может осуществиться, поскольку отражает настроения большой части американцев, ощущение кризиса власти от игр в глобализацию и неудачных решений проблем в Ираке и Афганистане", - отмечает эксперт.

Старые конфликты с новым наполнением

Пока в Украине продолжается война, в других точках планеты старые конфликты вспыхивают с новой силой.

"На Ближнем Востоке Израиль назвал свои действия антитеррористическим ответом на нападение ХАМАС. Тем не менее Тель-Авив не смог окончательно решить свои задачи по уничтожению сопротивления, хотя значительно продвинулся в Сектор Газа. В мировом сообществе действия израильского руководства получили разную оценку. Против них выступили политики и чиновники США, Великобритании и Евросоюза, чего раньше не было", - напоминает Ауелбаев.

Это объясняется тем, что роль Израиля как приоритетного союзника и партнера Запада в Ближневосточном регионе постепенно утрачивается, считает эксперт. Вторую половину XX века Запад влиял на государства Ближнего Востока, в том числе используя израильско-арабские и израильско-иранские противоречия, создавая перманентную угрозу прокси-войн между странами, которые являются крупнейшими производителями нефти и газа.

Так почему Израиль теряет актуальность для Запада? По мнению собеседника, причина в новой климатической повестке.

"Переход энергии на возобновляемые технологии, поиск альтернативы нефти и газу. Мир еще во многом зависит от углеводородов, но тенденция перехода на зеленые рельсы будет набирать обороты. К примеру, в странах Евросоюза углеродный налог платят с 2005 года. В скором времени ЕС в полной мере введет трансграничный углеродный налог. Таким образом, запускаются правовые, экономические и политические механизмы влияния на развитие зеленых технологий, разработки которых велись преимущественно в развитых государствах. Теперь они будут вынуждать другие, менее развитые страны, закупать соответствующие технологии и продукцию", - считает эксперт.

Что касается Тайваня, то для Китая это принципиальный вопрос, который в обозримом будущем не потеряет актуальности, какая бы власть ни правила в Поднебесной.

"У Китая другая политическая культура – китайцы будут поднимать этот вопрос, но они мыслят другими категориями: "Через 100 лет мы все равно получим Тайвань, и сейчас незачем из-за него воевать с США, с которыми у нас успешные деловые отношения". Несмотря на то что товарооборот между КНР и США по итогам прошлого года сократился примерно на 12 процентов, он продолжает представлять существенный сегмент в системе мировых торгово-экономических отношений", - уверен эксперт-международник.


В зоне стабильности

В это же время в Центральной Азии на сегодня нет той конфликтной напряженности, как в других регионах, констатирует собеседник.

"Правительства центральноазиатских стран ведут между собой конструктивный диалог, и это положительная тенденция. Если есть проблемы, то они решаются, к этому есть политическая воля. К примеру, кыргызско-таджикский пограничный вопрос может разрешиться уже весной этого года, так, по крайней мере, заявляют стороны. Это большой для центральноазиатской кооперации политической шаг. С Афганистаном, ранее состоявшим в списке угроз и вызовов в международных и региональных отношениях, ситуация в целом развивается благоприятно, хотя не всегда прозрачно и понятно", - отмечает Булат Ауелбаев.

Казахстан налаживает с Афганистаном торгово-экономические отношения и экспортирует в эту страну большие объемы товаров, в том числе сельхозпродукцию, а также оказывает гуманитарную помощь афганскому населению и продолжает обучение студентов.

На сегодня существует множество проблем и открытых вопросов во взаимоотношениях стран Центральной Азии с южным соседом, но решать их необходимо экономическими методами и средствами дипломатии, дополняет собеседник.

Полюса силы

Координатор школы прикладной политики KSAP Рахимбек Абдрахманов отмечает: сегодня ни военные аналитики, ни известные политики не смогут ответить на вопрос о том, когда закончится конфликт в Украине и кто победит.

"Наличие победителя зависит от того, кто и с каким результатом завершит войну. Если России удастся закрепиться на оккупированных территориях и заключить мир, то в таком случае безусловным победителем окажется она. В случае если Украине удастся вернуть оккупированные территории и заключить мир с гарантиями безопасности от таких стран, как США, Германия, Франция и Англия, тогда победителем станет Украина", - считает эксперт.

В целом, по оценке Рахимбека Абдрахманова, сейчас идет изменение глобальной системы безопасности, которая была установлена по результатам Второй мировой войны.

"Во второй половине ХХ века была система двух полюсов: США/НАТО и СССР/ОВД, которые сдерживали друг друга и балансировали в разных регионах планеты. В те времена достижение консенсуса между полюсами было достаточным условием для разрешения практически любого конфликта.

Позже Советский Союз рухнул, и мир стал однополярным, с одной страной, принимающей важные геополитические решения. Сегодня на политической карте появился новый полюс – Китай. Кроме того, Россия с реваншистскими настроениями политической элиты также начала приниматься в расчет.

Евросоюз, к сожалению, не может считаться полноценным центром силы, так как внутренние противоречия не дают ему принимать более активную роль в глобальной политике и зачастую делают его пассивным наблюдателем происходящего вокруг. Какой будет новая архитектура глобальной безопасности, покажет время", - говорит политобозреватель.

На его взгляд, мир технически уже находится в состоянии Третьей мировой войны, но только формат этой войны видоизменился.

"Можно сказать, что идет прокси мировая война, в которой разные страны участвуют опосредованно, без прямого военного столкновения... Несмотря на многочисленные заявления о том, что конфликт может перерасти в обмен ядерными ударами, этот сценарий пока не является вероятным", - акцентирует эксперт.

Для Казахстана сейчас, возможно, наступают благоприятные с точки зрения реформ времена, продолжает Абдрахманов. В том числе на ликвидацию авторитаризма и олигархии. "Высокие цены на сырье как раз послужили бы финансовой поддержкой для подобного рода изменений", - делится мнением эксперт.

 

Время хаоса

Ведущий аналитик аналитического центра STEM Агил Рустамзаде не склонен видеть в текущем положении дел предтечу Третьей мировой войны.

"Что такое мировая война? Это когда группа стран воюет с другой группой стран. Сегодня нет блока стран, которые хотели бы воевать с другим блоком государств. Основная боевая активность идет между РФ и Украиной, коллективный Запад (группа Рамштайн - страны Европы и Северной Америки) помогает Украине, но воюют Россия и Украина. Не думаю, что в ближайшее время произойдет изменение парадигмы и вовлечение других стран по обе воющие стороны. Это что касается войны на европейской части", - делится мнением военный аналитик.

Если спуститься в другую горячую точку - Ближний Восток, то Иран создает проблемы морскому судоходству, атакует американские базы на Ближнем Востоке, продолжает собеседник.

"Но это даже не конфликт низкой интенсивности, скорее прокси-война между Ираном и его союзниками против Израиля и США. Другие точки напряженности - Китай и Индия, Индия и Пакистан, Китай и Тайвань. Это также локальные процессы, затрагивающие только противоборствующие стороны. В целом мы живем в эпоху геополитического хаоса и передела миропорядка. Максимальный период прогнозирования в эпоху неопределенности – две недели - месяц. И на данный момент, а также в перспективе нескольких месяцев вероятность Третьей мировой войны я оцениваю как низкую", - говорит Агил Рустамзаде.

При этом он считает, что будет появляться все больше точек напряженности и конфликтов, в том числе вооруженных, но они не будут соединены между собой в общую цель.

"На Ближнем Востоке есть вероятность расширения географии конфликта и вовлечения новых игроков. Иран очень широко распространился по региону. Упомянутые выше конфликты, скорее, будут оставаться в пределах границ противодействующих стран. Но риска больших вооруженных конфликтов я не вижу. Сохраняется напряженность между Азербайджаном и Арменией, которая не отдает 8 населенных пунктов, захваченных в 1990-х. В Африке перевороты, война между местными общинами идут постоянно - там всегда было горячо", - говорит собеседник.

Сценарий ядерной войны он рассматривает как маловероятный. Эксперт также осторожно прогнозирует: при отсутствии политических предпосылок война в Украине будет длиться весь 2024 год.

"Из-за отсутствия решительного перевеса какой-либо из сторон вряд ли ситуация имеет тенденцию к разрешению. Подчеркну, что ход и финал войны сложно предсказать и по причине нестабильности глобальных игроков, в первую очередь США, где начался новый политический сезон. Изменения могут быть во внешней и оборонной политике США – все будет зависеть от нового главы Белого дома. Сейчас Америка является наиболее весомым военным, экономическим и политическим спонсором войны в Украине", - говорит эксперт.

С учетом того, что за прошедшее время РФ так и не добилась своих целей в войне с Украиной, победителей, скорее всего, не будет, считает он. "Но мы не знаем, как себя поведет Вашингтон, обладающий весомыми инструментами для нанесения РФ дальнейшего сильного экономического урона".


Не теряйте бдительности

Что изменилось за годы войны у соседей в Казахстане? На взгляд военного аналитика из Азербайджана, поменялось видение руководством будущего страны.

"РФ была очень большим компонентом обеспечения нацбезопасности Казахстана, в этом были как свои плюсы, так и минусы. Вследствие глобальной неопределенности ваша страна понимает необходимость диверсификации стратегических партнеров, выхода на новый уровень взаимоотношений с РФ, КНР и соседями по региону", - отмечает Агил Рустамзаде.

Однако реформа Вооруженных сил и в целом процесс модернизации армии длится 5-10 лет, подчеркивает собеседник.

"Военная наука будет меняться, но куда, в какую сторону – для этого нужно время, чтобы люди, которые этим занимаются, проанализировали и подготовили конкретные рецепты для Казахстана. И после их получения уже можно будет менять как военную доктрину, так и свой взгляд на роль и строительство ВС. Но как минимум диверсификацию своей оборонной политики Казахстан уже начал. Для ускорения процесса нужно время и нужна определенность, которой пока нет", - говорит военный аналитик.

Он констатирует, что военная мысль сейчас движется разнонаправленно даже в развитых странах Европы и в НАТО.

"Литва хочет закупить несколько сотен немецких танков Leopard, в то время как Италия уже понимает, что классическая бронетехника не сможет воевать на поле боя, и начала разрабатывать новые боевые машины. Война в Украине дала толчок развитию военного дела, науки в странах, но нужно время, чтобы понять дальнейшие задачи для их развития", - отмечает эксперт.

Кроме того, на фоне происходящих в последние годы событий он считает важным создание военных аналитических центров, альтернативных государственным.

"Военный консерватизм всегда давит, это про жесткую вертикаль, которая влияет на формирование концепций. Другой взгляд всегда полезен. И не только в военной теме - по всем направлениям: в экономике, финансовом секторе, бизнесе. Тем более в эпоху скоростного технологического обновления, когда то, что раньше было актуально десятилетиями, сейчас теряет ценность в течение года", - подчеркивает Рустамзаде.

Отдельно он остановился на том, что сбалансированная политика внутри страны и с соседями позволила Казахстану меньше всего дисбалансировать во время нынешнего геополитического шторма.

"РФ остается вашим стратегическим партнером, и вы умудряетесь минимизировать влияние негативных процессов у воюющего и находящегося под санкциями соседа на вас, это надо признать. Вместе с тем сценарий дальнейшего развития событий в РФ может быть непредсказуемым - возможно все", - уверен военный аналитик.

Мир не будет прежним

Что ждет мир дальше? Сложно прогнозировать, не зная задачи и видение США и других глобальных игроков, утверждает эксперт.

"Новый президент США может затормозить процессы раздробления мира, а может продолжить курс на фрагментацию. Но однозначно мир не будет прежним... Администрация Байдена сделала все, чтобы дефрагментировать старый миропорядок, не были включены на полную мощность системы сдержек и противовесов", - высказывается собеседник.

Он акцентирует: аналитические процессы связаны со временем, когда есть определенность и закономерность.

"А во времена, когда этих составляющих нет и все больше государств перешли на тактический режим принятия решений, очень сложно что-то прогнозировать. Поэтому я бы не хотел вводить ваших читателей в заблуждение", - признает военный аналитик.

 

Азербайджан и Словакия договариваются на перспективу
В центре STEM прошла встреча с аналитиками Польского института международных отношений PİSM
Гянджа, Гаджикабул, Габала: развитие регионов как прерогатива социально-экономической политики
Брюссельские мечты Никола Пашиняна и сложности региональной политики
«Грузинская мечта» и грузинская реальность
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами