Россия и Кавказ в годы Первой мировой войны: Планы западных держав и февральская революция

К началу ХХ в. произошли качественные цивилизационные изменения в развитии народов и государств. Модернизационные процессы затронули различные стороны их жизни. Особенно ярко эти процессы проявлялись в полиэтничных сообществах. Рост национального самосознания, ощущение принадлежности не только  к государству, но к этносу, нации стало активно проявляться в общественном сознании многих народов. В это время очевидными становятся ростки национальной идеологии.  

Конфликтующие стороны использовали геополитический фактор в борьбе как инструмент достижения целей на Южном и Северном Кавказе, которая обострилась в преддверие Первой мировой войны. Кавказ был центром геополитических интересов многих стран. Основными акторами в регионе выступали Османская Турция, Великобритания и Германия.  Для России, такое обстоятельство дел, заставляло ее руководство думать не только о западном направлении, но и заниматься Турецким фронтом. Достаточно важным для Северного Кавказа был вопрос отношений с Германией. Германский капитал достаточно активно проникал в региональную экономику. Северный Кавказ был тесно связан с европейским сельскохозяйственным рынком, что заставило немцев планировать повышение таможенных пошлин на кавказскую муку.

Первая мировая война неразрывно связано с февральской революцией 1917 г. и во многом историки при изучении событий той эпохи, ищут причинно-следственные связи и логическом симбиозе внешней и внутренней политики самодержавия.

Эта война во многом определила глобальную трансформацию всего последующего времени. За четыре года произошла подлинная революция в экономике, коммуникациях, международной политике и в социальной системе мира. Первая мировая война предала особый акцент национальному вопросу не только в масштабах европейского континента ну и внутри российской империи. Это война фактически разрушила оптимистическую культуру Европы и смела все достижения тогдашнего мираустройства, сделала насилия легитимным орудием разрешения международных споров и инструментом социальных перемен.

Она оставила после себя не виданное озлобление народов, что показало себя в отчуждении в двадцатых-тридцатых годов и закончилось кровавой Второй мировой войной. Названная великой, Первая мировая война оставила раны, которые с трудом затягивает даже время. Современный английский автор пишет: "Великая война разбила сердца в масштабах, невиданных до норманнского завоевания и, слава Богу, неведомых за прошедшее тысячелетие. Она нанесла удар по рациональной и либеральной цивилизации европейского просвещения и, таким образом, по всей мировой цивилизации. Довоенная Европа хотя и была имперским центром, вызывала уважение приверженностью принципам конституционализма, правлением закона и представительными правительствами Послевоенная Европа лишилась доверия к этим принципам Они были потеряны в России после 1917 года, в Италии после 1922 года, в Германии в 1933 году, в Испании после 1936 года... Тоталитаризм стал политическим продолжением войны другими средствами". 

Россия вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты совместно с Англией и Францией. К этому союзу она шла с девяностых годов XIX века, когда стали складываться два противостоящих международных блока государств. Русское самодержавие преследовала и свои собственные цели, в том числе и на Чёрном море, что привело к столкновению с Турцией. Османская империя выступала на стороне ‘’тройственного Союза‘’– австро-германского альянса. Наиболее активные турецкие идеологи, опираясь на этот Союз, пытались реализовать свои национальные интересы на Кавказе и Крыму, мечтали объединить под главенством Турции все мусульманские народы Росийской Империи, включая долины Волги и Камы с татарским населением.

Кавказ занимал не последнее место и в планах западных держав. Наиболее откровенные планы переустройства Кавказа нашли свое выражение в книге "Кавказ в мировой войне", опубликованной в 1916-м году в городе Ваймар в Германии. Её автор писал:

‘’Наши политики должны думать над тем, чтобы после поражения России организовать христианскую Грузию в виде южнокавказского буферного государства, которое должно было ограничить с нейтральным кавказским мусульманским государством вблизи от границ России и Турции".

В январе 1917 г. начальник Бакинского губернского жандармского управления доносил наместнику на Кавказе генералу Орлову, что «между мусульманами Дагестана и Терской области состоялось соглашение, по которому они обязались ни в коем случае людей на работу не давать и  в случае насилия со стороны властей, оказать вооруженное сопротивление, взаимно поддерживая друг друга. В Терской области, по слухам, был создан комитет по организации восстания, который раздал мусульманам деньги для приобретения оружия". В донесении отмечалось, что «проявляемая мусульманами до сего времени лояльность зависит, главным образом от успехов русского оружия на фронте".

С самого начала войны при непосредственном покровительстве властей шло формирование добровольческих полков, которые вошли в кавказскую конную туземную дивизию, более известную под названием ‘’Дикой’’. В её состав вошли в шесть полков: татарский (из выходцев Азербайджана), дагестанский, кабардинский, ингушский, чеченский и черкесский. Командный состав состоял в значительной части из представителей горской знати, царских офицеров, получивших военную подготовку в российских военных учебных заведениях.

Туземную дивизию возглавил родной брат императора, великий князь Михаил Александрович, хоть и находившейся в политической опале, но весьма популярный, как в народе, так и в среде аристократии. Поэтому служба в рядах дивизии сразу стало привлекательной для представителей высшей российской знати, занявшей большинство командных постов в дивизии. Здесь были грузинские князья Багратион, Чавчавадзе, Дадиани, Орбелиани, азербайджанский аристократ Файзулло Мирза Гаджар, Горские султаны: Бекович-Черкасский, Хагандогов,  ханы Эриванские, ханны Шамхалы-Тарковские, польский князь Радзивил, представители старинных русских фамилий, князья Гагарин, Святопольск-Мирский, графы Воронцов-Дашков, Толстой, Лодыженский, Половцев, Старосельский, принцы Наполеон-Мюрат, Альбрехт, барон Врангель и другие. В основе создания кавказской дивизии была политическая цель, чтобы показать неразрывную связь Кавказа с Россией, с привлечением в общероссийское дело кавказских народностей, а назначение великого князя начальником дивизии являлась особой милостью царя к этим народностям.

В Татарском конном полку служили представители аристократических фамилий империи, а муллой полка стал поэт и журналист Агамухаммед Гаджи Абдусалим оглу, писавший под псевдонимом Мухаммед Хади. Талантливый оратор, поэт-романтик, имеющий религиозное образование пользовался авторитетом в среде азербайджанской интеллигенции, в том числе из-за своих стихов, призывавших сражаться за родину.

Первым командиром полка назначили подполковника Петра Половцова, а сотниками стали лучшие офицеры: ротмистр Шахверди хан Зиятханов; штабс-ротмистр Павел Зверев; ротмистр, князь Александр Амилохвари; ротмистр, князь Леван Магалов. В конных частях русской армии к сентябрю 1914 года в чинах от полковника до корнета служил 21 офицер-азербайджанец. Однако командный состав национальных воинских формирований тогда комплектовали из числа офицеров русской национальности или других национальностей, отличных от основной национальности воинской части.

Подбирали офицеров-немусульман в национальные конные полки очень тщательно, выставляя обязательным условием уважительное отношение к языку, обычаям, традициям личного состава.

Интересно, что точно также и азербайджанцы распределялись в другие полки дивизии: в Кабардинский конный - Керим хан Эриванский; в Чеченский - ротмистр Искандер хан Нахичеванский; в Дагестанский - Рагим хан Нахичеванский.

На формирование личного состава дивизии оказали значительное влияние менталитет, что показывало себя  в дисциплинарной практике в частях и морально психологическом состоянии всадников (так назывались рядовые бойцы дивизии). Этот факт значительно отличал "Дикую дивизию" от распорядка кадровых частей русской армии. Здесь поддерживались традиционные для горских обществ отношения и  не существовало обращение на "Вы".  Офицеров не почитали за господ, уважение всадники должны были заслужить храбростью на поле боя. Честь отдавалась только офицером своего полка, реже дивизии, из-за чего нередко случались конфликты. 

Царский офицер юрист по образованию Алексей Арсеньев, в очерке "Кавказская туземная конная дивизия" писал:

"Большинство горцев славной "Дикой дивизии" были или внуками или даже сыновьями бывших врагов России.  На войну они пошли по своей доброй воле, будучи никем и ничем не принуждаемы. В истории "Дикой дивизии" нет ни единого случая, даже единоличного дезертирства".

Февральская революция негативно была встречена большинством всадников "Дикой дивизии", так как идеи революции были совершенно чужды всадникам и воспринимались ими как нечто враждебное и грозящая бедами. После Николая II от престола отрёкся недавний начальник дивизии великий князь Михаил Александрович. «Тщётно пытались полковые и сотенные командиры втолковать своим "туземцам", что такое случилось. "Туземцы" многого не понимали и прежде всего не понимали, как это можно быть без царя. Слова "временное правительство" ничего не говорили этим лихим наездникам с Кавказа и решительно никаких образов не будили в их восточном воображении".

Революционные новообразования в виде дивизионых, полковых и прочих комитетов затронули и "Дикую дивизию". Однако,  в их устройстве самое деятельное участие принял старший командный состав полков и дивизии, а дивизионный комитет возглавил командир черкесского полка Султан Крым-Герей. В дивизии сохранилась чинопочитание. Самым революционным очагом в дивизии стала команда матросов- пулеметчиков балтийского флота, приписанное к соединению ещё до революции. В сравнении с ними «туземцы выглядели гораздо тактичнее и сдержаннее». Историк О.Л.Опрышко объясняет сохранение дисциплины в дивизии особой атмосферой, которая не характерна для прочих частей русской армии: добровольном характером службы и кровными и земляческими узами, которые скрепляли воинский коллектив.

Слухи о переброски кавказской дивизии в Петроград для наведения порядка носились уже давно, и её офицером приходилось периодически выступать в прессе с опровержениями. По данным А.П.Маркова, переброска дивизии в Петроград планировалось ещё в декабре 1916 г. – царское правительство расчитывала ею укрепить гарнизон столицы, не полагаясь более на запасные пехотные части. По утверждению первого историографа дивизии Брешко-Брешковского реакционные и монархические настроения преобладали в в офицерской среде. 

Первая мировая война и революция вновь разбудили дремлющие силы приверженцев независимости Кавказа как внутри России так и за её пределами улицы кавказской диаспоры. После вступления Турции войну был образован кавказский комитет состоявший из представителей северного Кавказа, Азербайджана и Грузии. Президентом этого первого в истории кавказского комитета являлся Турецкий маршал черкесского происхождения Фуад Паша. Членами были черкес Азиз Мекер - профессор Константинопольской сельскохозяйственной академии, дагестанец Котсеки -паша,- бригадный генерал и санитарный инспектор Оттоманской армии, грузин князь Георгий Мачабели, - председатель созданного в 1914 г. в Берлине, и действующего также на территории Турции, Комитета освобождения Грузии; Лейтенант кавалерии Кямиль Тавдгиридзе, -представитель проживающих на территории Турции грузин-мусульман, а также азербайджанец Селим бей Бебутов.

Члены кавказского комитета развернули энергичную дипломатическую деятельность, посетив в конце 1915-го и в начале 1916 г. столицу германской и австро-венгерской империи.  Во время этих визитов, председатель комитета Фуад Паша передал руководителям внешнеполитических ведомств Германии и Австрии составленный на французском языке документ. Перечислив объективные причины по которым кавказцы не желают и не могут более оставаться под игом российской империи, а также, обращаясь с просьбой о поддержке действий комитета Берлином и Вены, авторы документа подчёркивали, что конечной целью их борьбы за освобождение Кавказа, является «создание конфедерации государств в которой каждый из её членов получив и сохраняя полную административную автономию, должен будет предоставить, в соответствии со своими средствами и возможностями, необходимые контингенты и финансы, для защиты общих интересов и безопасности страны в целом».

Серьезную дипломатическую работу солидными докладами на европейских формах проводили от черкесов Исмаил Беданог, делегаты дагестанцев Сеид Тахир Аль-Хусейни, Ахмед бек Капланзаде.

Упомянутых докладах дан квалифицированный и всеобъемлющей анализ трагедии, постигшей в XIX веке народы Северного Кавказа. Анализ документов тех времен со всей очевидностью доказывающий, что в данном случае речь шла  о вполне преднамеренной и осознанной политики, направленной на физическое уничтожение народов, вся вина которых заключалась в их желании сохранить независимость от стремительно продвигавшегося в то время на юг российской экспансии.  Эту тема, освящена в докладе "О бесправном положении горцев Северного Кавказа", написанный весной 1916 г. одним из активистов северокавказского национально-освободительного движения той эпохи, чеченцем Арсамаковым, выступавшим под псевдонимом Узден Хаджимурат Газават.

Стоить отметить, что сразу же после передачи упомянутого документа представителям внешнеполитических ведомств Германии и Австрии в Константинополе, Арсамаков вместе с уже упоминавшимися членами кавказского комитета в Турции, грузином Георгием Мачабели и азербайджанцам Селим бей Бебутовым, тайно высадился с немецкой подводной лодки на черноморском побережье Грузии, в районе Анаклии.

Из Грузии Арсамаков отправился на Северный Кавказ, где ему, согласно и немецким источникам удалось сколотить небольшую группу местных повстанцев. В мае 1917 г. по данным уже грузинских источников, он участвовал в первом съезде Союза горцев северного Кавказа и Дагестана, судя по всему возвратившись в Турцию лишь в 1918 г.

По свидетельству министра иностранных дел Союза горцев Северного Кавказа и Дагестана, Гайдара Баммата, летом того же года Арсамаков находился в Германии, где по мере своих сил пытался способствовать признанию Германии независимости Северного Кавказа. Однако история очередной раз доказала народом северного Кавказа, что свою судьбу они должны решать сами что мировые мировые державы в борьбе за гигом гегемонию вряд ли будут акцентировать внимание на проблемах малых народов и самое главное искать союзников не только на мировой авансцене ну и внутри российского общества.

В следствие внешних и внуренних угроз и преобразований началась гражданская война в России. Она стала одним из самых кровавых междоусобных конфликтов в истории человечества, но число ее жертв неизвестно. При изучении масштабных войн подсчет потерь заведомо является крайне сложной и не выполнимой на сто процентов задачей. Историки и военные специалисты сломали немало копий на поле статистической брани, но твердо сошлись лишь в одном: точное число потерь России в ходе Гражданской войны 1917 — 1922 гг. установить невозможно.

Однако историки сколняются, что потери составили  от семи до десяти миллионов граждан. Собственно, Первая мировая война тяжело отразилось на России, что привело в итоге к ее распаду. В случае же победы в первой мировой войне, Россия должна была войти в центральную Европу, в Средиземноморье и принять непосредственное участие в создании в Европе такого политического порядка, при котором треугольник России – Британия – Франция определял бы развития всего евразийского континента. Залогом окончательного завершения интеграции России в Европу стал Союз с европейским западом, с Парижем и Лондоном.   не виданный до селе эксперимент дипломатическое истории русского государства.
По мнению американского историка Кристофера Струпа, российские религиозные философы полагали, что "у России есть определенная религиозная миссия не просто победить Германию, но и восстановить христианские корни европейской цивилизации, поскольку опасались секуляризма и возможных последствий нигилизма". По их мнению, нигилизм привел к милитаризму и войне.

Истоки современной истории России надо искать в 1914-м году. Первая мировая война открыла новый пласт российской национальной истории, создала предпосылки революции, гражданской войны, «эру социализма» и многие десятилетия разобщение с Европой. Это война служит водоразделом между естественно историческим развитием и с другой страны зигзагообразным – взлётами падениями – революционном составляющим России.

Перевозки из Азии в Европу: каковы возможности и перспективы у маршрута через Каспийское море?
Азербайджан как главный союзник Казахстана в новом геополитическом измерении
Интернет как орудие воздействия на театр военных действий
О ситуации в Гагаузии и Приднестровье и их влияние на Республику Молдова в целом
Референдум по поправкам в конституцию Казахстана как ознаменование конца эпохи Назарбаева
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами