Шахмар Гаджиев: Кризис на энергетическом рынке Европы открывает новые возможности для Азербайджана

Военная интервенция России в Украину вынудила многие страны предпринять шаги по снижению своей зависимости от импорта нефти и газа из России. Президент США Джо Байден немедленно запретил импорт нефти и газа из России. Великобритания также приостановила поставки энергоресурсов из России до конца 2022 года. ЕС планирует сократить свою зависимость от газа из России на треть к концу года, а к 2030 году намерена полностью приостановить импорт энергоресурсов. В 2021 году Соединенные Штаты получали из России 700 000 баррелей нефти в день, что сделало их четвертым по величине получателем нефти из России. Это 8% ежедневного потребления нефти в Америке. На первом месте идет Евросоюз. ЕС получает 27% ежедневного потребления нефти из России. На начальном этапе западные страны пытаются устранить свою зависимость от России за счет диверсификации источников. Основными альтернативными источниками являются Катар, Азербайджан, Алжир и Египет. Текущая ситуация сопровождается высокими ценами на энергоресурсы и, несомненно, может привести к крупнейшему энергетическому кризису в европейской истории. Возможен ли полный отказ Евросоюза от энергоресурсов России, и какие возможности новые реалии открывают перед Азербайджаном, зарекомендовавшим себя в мире надежным партнером по поставкам энергоресурсов? Об этом STEM поговорил с экспертом Центра анализа международных отношений Шахмаром Гаджиевым.

Как отразится кризис между Россией и Европой на газовом рынке? Смогут ли страны ЕС отказаться от российского газа, как заявляли ранее  лидеры ряда стран?

Связи  между Россией и Европейским Союзом строятся на взаимных отношениях и обе стороны во многом зависимы друг от друга в ряде сфер. ЕС зависит от российских энергоресурсов,  а значительная часть российского бюджета формируется за счет экспорта энергоресурсов в Европейские страны.    

Как видите, война идет уже больше месяца, но в энергетической сфере и Европа, и Россия продолжают сотрудничество. С 3 марта через Украину в Европу транспортировалось 109 млн кубометров российского газа в сутки. Это большая цифра, даже несмотря на то, что Россия сократила экспорт газа через Украину. В краткосрочной перспективе ни Россия, ни Европа не смогут сделать каких либо резких шагов для прекращения отношений в этой сфере. Даже не смотря на заверения правительств Германии и Великобритании о намерении полностью покончить с зависимостью от российского газа из России, в ближайшем будущем этого не произойдет.  На сегодняшний день самый серьезный удар по российской энергетике, это приостоновка реализации проекта "Северный поток-2" правительством Германии, но импорт газа из России все еще продолжается. В свою очередь, британское правительство ввело санкции против нефтяной сферы России. Однако следует отметить, что доля российской нефти в Британии была не совсем велика и составляло всего 8% от общего потребления нефти в стране. В целом эти шаги оказали спекулятивный эффект на рынок энергоресурсов и привели к росту цен. Все покупатели энергоресурсов понимают, что если будут приняты какие-то жесткие решения, это отразится на их бюджете.

Насколько вероятно, что Евросоюз может заменить российское голубое топливо на сжиженный природный газ (СПГ) из США и Катара? 

На недавнем саммите представители ЕС выступили с обращением странам -партнерам для увеличения экспорта газа, в случае если Россия прекратит поставки. Гарантии по бесперебойному снабжению были получены от Азербайджана, Катара, ряда африканских стран и США. Азербайджан зарекомендовал себя как надежный партнер. Он реализовал Южный газовый коридор и при необходимости может увеличить поставки газа в Европу. Другими энергетическими игроками на европейском рынке являются США и Катар. Соединенные Штаты уже увеличили экспорт СПГ в Европу и очевидно могут нарастить объемы.  В 2021 году на долю США приходилось 26% всего европейского импорта СПГ. Что касается Катара, то он является одним из крупнейших производителей СПГ. Переговоры между Европейским Союзом и Катаром при посредничестве США, закончились тем, что  Европа выразила немерения увеличить импорт СПГ  из Катара. По итогам этих переговорв  шейх Катара в январе посетил США, и там обсуждался этот вопрос. В январе импорт сжиженного природного газа в Европу из Катара вырос до 65 процентов. Но в краткосрочной перспективе заменить объемы, импортируемые из России Катарским СПГ невозможно. Это понимают и в США, и в Европе.

Еврокомиссия считает, что в ближайшее время удастся на треть прекратить импорт газа из России, а к 2030 году можно будет полностью отказаться от российского природного газа. Как вы думаете, это реально или ничто иное как популизм?

Следует отметить, что европейские страны не в равной степени зависят от российского газа. Некоторые страны полностью зависимы. Некоторые зависят на 30%, и развитие этих стран не находится на одном уровне, будь то использование альтернативных источников энергии, или наличие СПГ или других источников энергии. Покупка СПГ – процесс непростой, так как для его этого необходимо построить терминалы, а для строительства этих терминалов нужны средства и время. Думаю, заявления о преращении импорта российского газа до 2030 года,  звучит как популистская идея, но к 2050 году у ЕС есть идея обезуглерожить экономику своих стран-членов и использовать чистые источники энергии.

Какие возможности открывается для богатого энергоресурсами Азербайджана на фоне развивающегося нефтегазового кризиса в Европе?  
Азербайджан имеет долгосрочное энергетическое сотрудничество с рядом европейских стран. Следует отметить, что до поставок газа мы экспортировали на мировые рынки нефть. Благодаря продуманной энергетической политике мы тесно сотрудничаем со странами по всему миру. Благодаря этому Азербайджан зарекомендовал себя как надежный партнер на международной арене. С реализацией Южного газового коридора в энергетической истории Азербайджана открыта новая страница, так как Азербайджан помимо нефти, стал продавать свой газ. Может возникнуть вопрос, что объемы экспорт газа Азербайджана не так велики. Однако, для Европы очень важна диверсификация источников газа и маршрутов. Азербайджанский газ важен для газовых рынков Италии, Греции и Болгарии, и в будущем наша страна увеличит экспорт на эти рынки. После российско-украинской войны роль Азербайджана как энергетического партнера Европы возросла. Визит в Баку европейских представителей и заседание Консультативного совета Южного Газового коридора уже само по себе показательный случай. На встрече обсуждались вопросы расширения Южного Газового коридора и поставки азербайджанского газа на Балканы. Это очень важная тема.
Рост цен на мировом рынке нефти и газа также положительно скажется на бюджете Азербайджана. Должен сказать, что после 44-дневной Отечественной  войны мы вкладываем большие средства в освобожденные районы, а высокие цены на энергоносители на мировом рынке позволяют ускорить работы по реконструкции. В будущем Азербайджан увеличит экспорт газа в Европу. Двусторонние отношения также играют здесь важную роль. В качестве примера могу привести сотрудничество с Туркменистаном. Согласно двустороннему соглашению, Азербайджан получает из Туркменистана 2 миллиарда кубометров газа. Потребляя эти объемы на внутреннем рынке, мы можем направить свои ресурсы на европейский рынок. В дальнейшем, если переговоры между США и Ираном будут успешными, роль иранского газа также возрастет, и Азербайджан сможет также направлять иранский газ на европейские рынки. Наша страна будет только поддерживать присоединение других стран к Южному Газовому коридору.

Как нынешний кризис повлияет на развитие альтернативных источников энергии?
Эмбарго на российский газ вынуждает Европу осваивать другие источники энергии. Здесь тоже главный вопрос — возобновляемая энергетика. Евросоюз придает большое значение декарбонизации и кризис между Россией и Европой, несомненно, ускорит этот процесс. Однако, это очень сложный  процесс, так как одни только возобновляемые источники энергии не могут полностью поддерживать экономику стран. Многие европейские страны приняли решение в 2020 году сократить использование угля в производстве электроэнергии. Однако, когда на европейском рынке начался газовый кризис, эти страны снова стали использовать уголь. Думаю,  в ближайшей и среднесрочной перспективе возрастет роль альтернативных источников энергии, что, в свою очередь, снизит зависимость от нефти и газа.

О ситуации в Гагаузии и Приднестровье и их влияние на Республику Молдова в целом
Референдум по поправкам в конституцию Казахстана как ознаменование конца эпохи Назарбаева
Риски и перспективы для нефтяной отрасли Казахстана в условиях антироссийских санкций
Узбекистану необходимо начать процесс диверсификации транспортных корридоров через Южный Кавказ - Фарход Толипов
Политическая риторика российско-украинской войны: как ораторское искусство меняет восприимчивость общества
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами