ШОС- разногласия между членами не мешают набирать силу на пост-советском пространстве

4 июля Индия стала виртуальной хозяйкой саммита ШОС, который проводился в онлайн режиме, несмотря на то, что все ограничения связанные с пандемией коронавируса давно уже были сняты.
Объяснений этому несколько. Прежде всего, дело касается собственно Индии, точнее ее противоречий с соседними Китаем и Пакистаном, которые в последнее время стали носить более острый характер. В этих условиях премьер-министр Индии Нарендра Моди, вряд ли особо желал встречать в Нью-Дели глав недружественных для себя стран. К тому же, думается, что ни председатель КНР Си Цзиньпин, ни премьер-министр Пакистана Шахбаз Шариф также не горели особым желанием посещать индийскую столицу.
Еще одной причиной решения организаторов саммита проводить его в онлайн режиме может быть возможный отказ президента России Владимира Путина от международных поездок после ордера на арест, выданного Международным уголовным судом в Гааге.

Хотя сами индийские источники предпочли объяснить это сложностями с согласованием графиков лидеров государств. Тем не менее, уже сама ситуация с организацией саммита могла указывать на противоречия, наблюдающиеся между ключевыми участниками. Впрочем, никто и не предполагал, что после приема в ШОС Индии и Пакистана согласование всех основных вопросов, числящихся в повестке организации будет идти легко.

А с принятием в нее еще одного проблемного участника – Ирана, ШОС и  вовсе стал напоминать некоего антипода западных организаций. 

Впрочем, большинство участников объединения предпочитают дистанцироваться от подобных аналогий. Они считают, что никаких предпосылок для формирования в лице ШОС структуры наподобие «антиНАТО» или «антиЕС» нет. Большинство стран организации сохраняют конструктивные отношения с США, Евросоюзом и вследствие этого  блоковая психология в ШОС не приживается.

К тому же сам премьер-министр Индии Нарендра Моди недавно вернулся из поездки в США, где он находился с официальным визитом. В Вашингтоне Моди встречали как своего ближайшего партнера, и индийский премьер отвечал взаимностью. После этого от него  вряд ли можно было бы ожидать каких либо недружественных выпадов в отношении Соединенных Штатов и в целом западных партнеров Индии.

Индия, которая в этом году председательствует в ШОС и G20, фактически ходит по дипломатическому канату, поскольку вынуждена балансировать в отношениях между Вашингтоном и Москвой. 

Ожидается, что и Путин, и Си посетят Нью-Дели в сентябре, когда в Индии пройдет саммит G20, на котором вероятно будут присутствовать президент Байден и лидеры других западных стран-членов.
Индия отказывается обвинять Россию в войне и в последний год значительно нарастила двустороннюю торговлю в основном за счет увеличения закупок российской нефти до рекордно высокого уровня, что вызвало раздражение Запада.

Но это не стало причиной ухудшения отношений между Нью-Дели и Вашингтоном, напротив. Индия оказывается все более выгодным партнером для США, поскольку лучшего соперника Китаю в регионе найти трудно, к тому же ее можно использовать и как фактор давления на строптивый Пакистан.

В своем вступительном слове на виртуальном саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Моди сказал, что некоторые страны используют трансграничный терроризм в качестве инструмента своей политики, и организация не должна стесняться критиковать их. Явно намекая на Пакистан. В присутствии премьер-министра Пакистана Шехбаза Шарифа Моди сказал, что необходимы решительные действия по борьбе с терроризмом.

По его словам, опасения и ожидания Индии в отношении Афганистана идентичны опасениям и ожиданиям большинства стран ШОС, дав понять что заигрывание Исламабада с террористическими организациями в Пакистане, может угрожать региональной безопасности. 

Его пакистанский коллега Шахбаз Шариф в долгу не остался заявив, что терроризм не следует «использовать в качестве дубины для зарабатывания дипломатических очков».
«Точно так же никогда не следует демонизировать религиозные меньшинства и преследовать их во внутриполитических целях», — добавил он, в завуалированной форме обвинив индийское правительство в его политике  в отношении мусульманского населения.

Говоря о перспективах Моди указал, что Индия поддерживает предложение о реформировании и модернизации ШОС и поприветствовал Иран в качестве нового члена организации. 

Не исключено, что в сложившихся условиях, Нью-Дели может даже постараться использовать свои отношения с Тегераном для содействия в реализации контактов между Ираном и США по возобновлению ядерной сделки. 

В условиях нарастающего напряжения в российско-украинской войне никто не хочет дополнительной глобальной напряженности, тем более если речь идет о соседнем государстве. 
Да и китайский лидер Си Цзиньпин подчеркивает свою приверженность развитию партнерских отношений с коллективным Западом, в частности с Европой, поскольку именно они, а не страны ШОС являются основными торгово-экономическими партнерами Китая. 
Си Цзиньпину гораздо проще взаимодействовать с Западом не раздражая его частыми личными встречами с российским президентом, особенно принимая во внимание что наиболее важные договоренности между лидерами достигаются при личном контакте и в процессе кулуарных бесед, нежели в процессе мероприятий онлайн режиме, проходящих на виду у многомиллионной аудитории.   

ШОС долгое время была для России и Китая способом для формирования баланса сил в Центральной Азии и нивелирования рисков для проникновения в регион внерегиональных игроков, главным образом западных. Но с этой функцией организация справилась не достаточно эффективно, учитывая развивающиеся форматы Центральная Азия плюс США и Центральная Азия плюс ЕС. 

Зато в качестве платформы для диалога разных участников, но с единой географией ШОС не плохо справляется, иначе число стран, проявляющих интерес к сотрудничеству и даже членству в организации с каждым разом не увеличивалось бы. 
На последнем саммите о желании вступить в организацию заявила Беларусь. Минск подписал меморандум об обязательствах, который приведет к его к полноправному членству в 2024 году. И хотя интерес Беларуси можно объяснить тем, что в связи с поддержкой позиции России по Украине страна оказалась в фактической изоляции со стороны Запада, желание других стран участвовать в диалоге с ШОС можно объяснить стремлением быть более тесно интегрированными в систему паназиатских политических и экономических связей. 

Достаточно отметить, что за два месяца до саммита, 5 мая в городе Панаджи на полях заседания Совета министров иностранных дел государств-членов ШОС состоялась церемония подписания меморандумов о предоставлении Кувейту, Мальдивам, Мьянме и Объединенным Арабским Эмиратам статуса партнера по диалогу ШОС.

Примечательно, что и Моди и Си давали понять, что рассчитывают на скорейшее мирное завершение конфликта в Украине, тем не менее, ни один из лидеров, не пытался оказать давление на российского лидера, даже несмотря на то, что декларации последних саммитов ШОС поддерживали «взаимное уважение суверенитета, независимости, территориальной целостности государств» и «неприменение силы или угрозы применения силы». 

Заслушав выступление всех участников, саммит принял Нью-Делийскую декларацию, которая делала акцент на расширение ШОС за счет принятия в нее новых членов, подчеркивала роль ООН в установлении справедливого миропорядка, подвергала критике то, что, по словам авторов, было негативным влиянием «одностороннего и неограниченного расширения глобальных систем противоракетной обороны определенными странами или группами стран», при этом не акцентируя внимание на расширение НАТО и военной помощи Запада Украине.

Выражая обеспокоенность ситуацией в Афганистане, лидеры заявили, что считают «необходимым создание инклюзивного правительства в Афганистане с участием представителей всех этнических, религиозных и политических групп афганского общества».

Все члены, за исключением Индии, также поддержали китайскую инициативу «Один пояс, один путь» (ОПОП), которая предусматривает восстановление старого Шелкового пути для соединения Китая с Азией, Европой и другими странами с учетом реализации затратных проектов по строительству соответствующей инфраструктуры.  

Примечательно, что про проект «Север-Юг», также включающего в себя страны ШОС и партнеров по диалогу, при этом не было сказано ни слова. Хотя хозяйка саммита Индия является полноправным участником именно этого проекта. 

В целом проведение саммита стало не просто формальной обязанностью Нью-Дели, с которым он справился, оно также показало насколько эффективно получается у Индии балансировать в неспокойных водах мировой политики.

Отношения Азербайджана с ШОС 

Для Азербайджана сотрудничество с ШОС имеет свои приоритеты. Прежде всего два из пяти государств, с которыми граничит страна (Россия и Иран), являются членами этой организации. Кроме того, трое из государств Тюркского содружества (Казахстан, Узбекистан и Кыргызстан), с которыми у Азербайджана существуют прочные стратегические отношения, также являются участниками Шанхайской Организации Сотрудничества.


В апреле этого года делегация во главе с помощником президента Азербайджана, исполнительным директором Фонда Гейдара Алиева Анаром Алакбаровым провела встречу в Пекине с генеральным секретарем Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Чжан Мином, стороны обсудили перспективы сотрудничества.

Алакбаров отметил, что Азербайджан придает большое значение связям с ШОС и рассказал о перспективах развития сотрудничества в различных сферах.

Было отмечено, что Азербайджан направил заявку о повышении его статуса с уровня партнера по диалогу до уровня наблюдателя в организации, что в итоге должно внести больший вклад в деятельность ШОС.

В свою очередь Чжан Мин отметил, что заявка Азербайджана на предоставление статуса наблюдателя в настоящее время рассматривается государствами-членами и выразил надежду, что она получит положительный отклик.

Со всеми этими, и другими государствами организации у Баку развивается интенсивный диалог во многих сферах. А отношения с Пакистаном характеризуются как союзнические. Да и Китай, являющийся одним из основных торгово-экономических партнеров Азербайджана и занимающий в ШОС ведущее место, рассматривается как ключевое звено всех основных транспортно-логистических проектов, реализуемых при участии Азербайджана на Южном Кавказе. На днях президент Азербайджана Ильхам Алиев в интервью медиакорпорации China Media Group рассказал о стратегических отношениях с Китаем. Он отметил, что уровень достигнутого в двусторонних отношениях является лишь началом пути очень долгого стратегического сотрудничества.

Применительно к проекту «Север-Юг», таким партнером для Баку выступает и Нью-Дели. Азербайджан – партнер по диалогу с ШОС, выступает в качестве площадки для взаимодействия различных региональных акторов и заинтересован в расширении взаимодействии с этой структурой. Особенно в нынешнее неспокойное время.

В условиях эрозии международных политических и экономических отношений, азербайджанская сторона видит возможность в повышении эффективности системы региональной безопасности посредством взаимодействия с авторитетных международных структур. ШОС является одной из таких.

 

Вторая годовщина войны в Украине:  что изменилось и какие уроки извлек мир?- Агиль Рустамзаде для ТRT
Пограничные провокации: причины и зачинщики
Центр STEM провел вебинар с участием экспертов из Азербайджана и Казахстана, посвященный союзническим отношениям двух стран
Основные акценты инаугурационной речи Президента Алиева
Тенгиз Пхаладзе: Азербайджан и Грузия дополняют друг-друга
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами