"Средний коридор" должен служить локомотивом идейных смыслов между Азербайджаном и Казахстаном- Талгат Калиев в студии STEM

С политическими переменами, которые происходят в различных странах мира, особенно важно изучать политическую направленность и стратегии государств, играющих ключевую роль на геополитической сцене. В этом контексте Казахстан является одним из наиболее значимых акторов в Центральной Азии. Страна, обладающая богатыми ресурсами и стремящаяся к модернизации и развитию, активно формирует свою политическую картину мира.

Говоря о политической направленности Казахстана, страны, занимающей важное место на геополитической карте мира, нам удосужилось пообщаться с политологом, директором Института Прикладных и Этнополитических исследований Талгатом Калиевым. Будучи участником двухдневной международной конференции «Сохранение многообразия: борьба с исламофобией в 2024 году», которая намедни проходила в Баку, господин Калиев также успел посетить наш центр.   

Мы поговорили о важности изучения этно-конфессиональной политики в сохранении стабильности страны, стратегических целях Казахстана, а также узнали мнение о развитии проектов, предусматриваемых в рамках Организации Тюркских государств, в частности создании единого тюркского алфавита.  Ведь объединение в рамках образовательной, логистической и стратегической направленности каждой из стран участниц, по сути имеет большие перспективы для развития как в экономическом, так и в политическом плане каждой из них.

-Господин Калиев, Казахстан одна из немногих стран, которая является оплотом межнационального мира и согласия в неспокойном постсоветском регионе. Насколько остро стоят вопросы этнической политики сегодня и какова роль вашего центра в изучении этих процессов? 

Наш центр был создан по поручению президента Касым-Жомарт Токаева, после конфликта с дунганами в Кордае в 2020 г. в результате которого погибло 14 человек. Мы занимаемся прогнозированием, выявлением напряженноти и предупреждениями конфликтов на этнической почве. Интересно, что все конфликты, которые были в Казахстане между этническими группами, не носили этнический характер. Это конфликты, которые зарождались на бытовой, коммерческой почве, и потом уже в результате групповой мобилизации граждан переходили в этническую плоскость. 

В целом же, когда существует плотное присутствие больших этнических групп, любой конфликт может перерасти в межэтнический и наша задача работать над предупреждением подобного рода конфликтов, ну и самое главное вырабатывать формы оптимального взаимодействия этносов друг с другом.  В целом же, в Казахстане вопросы межэтнической напряженности остро не стоят, так как у нас сформировалась гражданская идентичность. Мы прежде всего граждане страны, и после этого представители этнических групп. У нас все имеют равные права.

Насколько сегодня аналитические центры в Казахстане играют роль в процессе принятия решений государством?

Аналитические центры с каждым днем приобретают все большую значимость в принятии государственных решений. Президент Касым-Жомарт Токаев опирается на научные данные, на данные исследований. В прошлом году он поручил государственным органам усилить взаимодействие с аналитическими структурами, чтобы исследования имели прикладное выражение, чтобы все эти рекомендации и выявленные тенденции обязательно учитывались государственными органами и помогли в принятии решений. Я думаю, что данный процесс будет усиливаться, потому что на науку, разного рода исследования у нас с каждым годом выделяется все больше и больше денег. Сейчас сформировалась достаточно хорошая экспертная школа по разным направлениям. Более того, даже в социальных сетях идет дискуссия и  заметно, что наиболее авторитетными лидерами общественного мнения имеющие большую аудиторию являются люди, с хорошим профессиональным или академическим опытом.

Скажите пожалуйста, каковы ближайшие стратегические цели Казахстана во внешней политике?

Внешняя политика Казахстана подчинена принципам прагматизма. В первую очередь в основе всего лежат интересы Казахстана, исходя из этого мы сотрудничаем и с Россией с которой у нас имеются тысячи километров общей границы. Очень глубокое взаимопроникновение наших экономик. Это наш крупнейший торговый партнер. Большая часть наших маршрутов также проходит через Россию. Вторая цель-это сотрудничество с остальными соседями в том числе и с Азербайджаном в рамках развития Транскаспийского транспортного коридора. В условиях меняющейся геополитической ситуации и в условиях проблем на Ближнем Востоке, это наиболее перспективный коридор, который имеет очень хороший потенциал с одной стороны для того, чтобы связать Запад с Востоком, а с другой стороны, чтобы дать очень хорошие выгоды для экономик всех наших стран -  Казахстана, Азербайджана, Турции и Грузии.  У нас также очень динамично развивается интеграция в формате Тюркского союза, причем я думаю, что каждый из президентов - Реджеп Тайип Эрдоган, Ильхам Алиев, Касым-Жомарт Токаев, Шавкат Мирзиёев являются активными драйверами этого процесса. И все заинтересованы в этом сближении, в открытии новых измерений для данного процесса. Организация Исламского Сотрудничества и ШОС, все эти форматы у нас также активно присутствуют, и неудивительно, что особый интерес мирового сообщества прикован к нашему региону в условиях всеобщей изоляции России. Я думаю, что в какой-то степени это дает нам шанс на повышение нашей субъектности в этом геополитическом процессе и открывает новые возможности в плане взаимодействия для наших стран. 

В прошлом году в Астане прошел 10-й юбилейный Саммит Организации тюркских государств под девизом "Тюркский век", на котором  был одобрен документ - "Перспективы тюркского мира – 2040", что означало коллективную приверженность прочному единству братских стран. Какую в Казахстане придают значение интеграции в рамках тюркского союза? 

Для Казахстана на уровне широких масс тюркская интеграция-это не политический, а в какой-то степени имеет ментальный смысл. Люди неосознанно чувствуют близость с тюркским миром. Во время 44-дневной войны в Карабахе в наших соцсетях круглосуточно шла активная дискуссия, причем преимущество имел единый вектор в сторону поддержки Азербайджана, выражая таким образом солидарность в деле восстановления территориальной целостности вашей страны. Потому я думаю, что тюркский проект у нас актуален с одной стороны, а с другой с каждым разом чувствуется усиление этого направления. В прошлом году звучала идея создания единого тюркского алфавита. Я думаю, что мы стоим на пороге формирования единого тюркского языка. Этот вопрос тоже вступит на повестку дня в краткосрочной перспективе, а в среднесрочной перспективе после разработки этот язык должен преподаваться в школах, он должен стать для всех вторым родным языком и в конечном итоге войти в число языков ООН, потому что это язык двухсот миллионов граждан планеты. Этот язык будет иметь очень сильное влияние. И чем раньше мы начнем этим заниматься, тем лучше, потому что растет новое поколение, которое нуждается в общих нарративах, общих смыслах.

 А как считаете, на каких принципах можно сформировать единый тюркский язык, чтобы его восприняли все ветви тюркоязычных государств?

Я думаю, что Тюркская Академия, которая создана по инициативе всех наших стран должна стать организацией, которая будет объединять в себе конгломерат мозговых центров. Институтов философии и истории, допустим, институт языков, институт экономических исследований, политических каких-то, общественных сфер. Это все нужно взаимодействовать друг с другом. И если соберутся филологи наших стран, то думаю, они выработают наиболее оптимальный формат языка, который позволит принять лучшие стандарты из всех языков одновременно, и выработать наиболее упрощенный, понятный для изучения и написания форму, которая есть в каждом языке. Если можно взять самое лучшее, самое современное из всех тюркских языков и применить это все в одном языке, он бы стал близким и понятным каждому, но при этом, важно, чтобы он был прост в изучении. Он будет гораздо проще, чем каждый язык в отдельности.

Логистика стала драйвером развития двухсторонних отношений между Азербайджаном и Казахстаном и привела к усилению союзнического взаимодействия за последние годы. В условиях геополитической турбулентности, каковы ваши прогнозы по развитию "Среднего коридора"?  

Развитие этого маршрута требует колоссальных инвестиций в инфраструктуру, как в Казахстане, так и в Азербайджане. Затем необходимо расширение флота на Каспийском море. Повышение пропускных способностей наших портов, и я думаю, что здесь должны принимать активное участие мировые компании-гиганты. Возможно необходимо собрать некие консорциумы, часть каких-то маршрутов передать в концессию тем, кто активно будет в этом участвовать. Это не только позволит в короткие сроки развить пропускную способность, но и станет дополнительным инструментом обеспечения безопасности этого маршрута. Потому что чем больше крупных игроков будет задействовано в этом проекте, тем больше будет заинтересованность сторон в стабильности, безопасности этого маршрута, этого проекта в том, чтобы в этих странах был максимально благоприятный режим жизни, благополучия граждан, чтобы минимизировать любые риски дестабилизации.

Между Азербайджаном и Казахстаном сложились тесные взаимоотношения в разных сферах: в экономике, политике, в гуманитарной сфере.  Интересно, какие еще проекты могут реализовать две страны, чтобы укрепить союзнические отношения? 

Мне очень нравится наблюдать за контактами между нашими странами на высшем уровне, потому что это абсолютная атмосфера доверия, братской дружбы, когда это выходит далеко за рамки стандартного протокола, это чувство является отражением взаимоотношений между нашими народами. Эти братские чувства есть и в бизнесе и в культурной среде. Это совсем другой уровень доверия и взаимопонимания. В первую очередь, необходимо развивать то, что называется народной дипломатией, это взаимодействие по линии прессы, которое влияет на умы и сердца. Я думаю было бы полезным проводить взаимные стажировки и программы обмена между журналистами, между студентами, между деятелями кинематографа, инициировать совместные проекты в данной области, это представляет креативную индустрию, и больше всего влияет на сердца и умы наших граждан. Мы здесь должны использовать любую возможность, чтобы идентифицировать эти контакты. Потому что это создаст большое доверие между народами и между элитами на интеллектуальном и культурном уровне, будет идентификация контактов в бизнесе, и потом мало создавать инфраструктуру логистическую, важно еще насытить ее этими смыслами, которые заставляют людей тесно этот коридор отстаивать, взаимодействовать и работать на благо общества.

Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Борьба с обмелением Каспия, таянием ледников и минным загрязнением: чем Азербайджан идет на COP29?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами