Шанхайская организация сотрудничества на сегодняшний день объединяет почти половину населения планеты, порядка 25% мирового ВВП и примерно 60% территории Евразии. Однако за 21 год своего существования большими результатами в сфере принятия решений и разрешения региональных и глобальных проблем ШОС не отличилась. Скорее эта была одна из многих площадок где страны-участницы могли встретиться, обменяться мнениями и сверить часы по актуальной повестке дня. Однако недавний саммит этой организации в узбекском Самарканде продемонстрировал, что на фоне тектонических изменений в международных отношениях и нарастающего кризиса в глобальной политике и экономике, интерес к усилению взаимодействия в рамках ШОС возрастает. О необходимости наращивания такого сотрудничества по ряду направлений на саммите говорили все лидеры стран-участниц этой организации (Китая, России, Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана, Узбекистана, Пакистана и Индии).

Кроме того, о желании расширять связи с ШОС заявляют все новые страны. Так, в рамках встречи в Узбекистане меморандум об обязательствах в ШОС подписал Иран, что открывает стране путь к членству в этой организации. Также были подписаны меморандумы о предоставлении статуса партнеров по диалогу Египту и Катару. Начаты процедуры по предоставлению статуса полноправного члена Беларуси и статуса партнеров по диалогу Бахрейну, Кувейту, Мальдивам, ОАЭ и Мьянме. О желании стать полноправным членом ШОС заявила Турция в лице президента этой страны Реджепа Тайипа Эрдогана. Намерение повысить свой статус в ШОС с партнера по диалогу до наблюдателя ранее высказывал Азербайджан и ряд стран Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.

Экономическое сотрудничество будет в приоритете

Эксперты считают, что в сложившейся ситуации наибольшие возможности в ШОС есть для расширения экономического взаимодействия.
По мнению профессора департамента международных отношений российского Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» Сергея Цыплакова, если к ШОС присоединятся Иран и Турция, и дальше будут развиваться отношения с арабскими странами как Саудовская Аравия и другие, внутренняя архитектура этой организации изменится. 
«Вполне очевидно, что при таком раскладе, на первое место выйдут не столько вопросы политического характера, потому что эти страны очень разные по своему строю, культуре и идеологии. Мне кажется, в этой ситуации, и с учетом происходящих изменений именно экономическая составляющая выходит на первый план», - сказал Цыплаков в интервью STEM.

При этом российский эксперт отметил, что изначально ШОС задумывалась не как экономическая организация, а позиционировала себя больше как политическое объединение, основной целью которого было поддержание региональной безопасности и борьба с терроризмом и сепаратизмом. Еще на начальном этапе существования ШОС, когда речь шла еще о «шанхайской шестерке» (Китай, РФ, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан) Китай тогда пытался продвинуть экономическую повестку, создание зоны свободной торговли в рамках ШОС, но его усилия тогда не находили особой поддержки у других участников стран-членов организации, прежде всего у России.

По словам Цыплакова, китайцы рассматривают экономическое взаимодействие в ШОС через призму своей инициативы «Пояса и пути» и планируют добиваться здесь продвижения. Так, во время своего недавнего визита в Казахстан председатель КНР Си Цзиньпин говорил о необходимости создания Банка развития ШОС в интересах ускорения региональной экономической интеграции. При этом эксперт отметил, что планам Китая может помешать присутствие в ШОС Индии.

«Отношения между Индией и Китаем в экономической сфере не очень хорошие. В торговле игра идет фактически в одни ворота: Китай экспортирует в Индию, а импорт Китая из Индии очень небольшой. Китайские компании, особенно высокотехнологичные очень интересовались индийским рынком. Но последние 2-3 года Индия сильно изменила свое законодательство и начала выдавливать китайские компании со своего рынка. Во-вторых, в 2020 году было подписано соглашение о зоне свободной торговли между Китаем и странами АСЕАН. Индия тоже участвовала в переговорах, но на последнем этапе отказались. Наконец, Индия никоим образом не хочет участвовать в китайской инициативе «Пояса и пути»», - сказал эксперт. 

Также между Китаем и Индией есть политические разногласия и неотрегулированный пограничный вопрос. Показательным в этом плане является то, что во время саммита в Самарканде, глава Си Цзиньпин встретился практически со всеми присутствующими там лидерами стран, кроме премьер-министра Индии Нарендры Моди.
«Видимо между двумя странами по-прежнему существует серьезное напряжение», - считает Цыплаков. 

К мнению о том, что в дальнейшем экономика будет в центре деятельности ШОС склоняется и американский эксперт по Центральной Азии Брюс Паньер (Bruce Pannier).
«Я думаю, что ШОС движется к тому, чтобы стать важной азиатской организацией, фокусирующейся на торговле. С таким большим количеством разногласий, которые есть между нынешними членами ШОС, эта организация вряд ли будет иметь большую политическую власть, и точно не будет иметь какую-либо силу как блок безопасности. Споры между Индией и Китаем, Индией и Пакистаном, Кыргызстаном и Таджикистаном, ухудшение отношений между Казахстаном и Россией указывают на то, что организации будет трудно занять единую позицию по международным вопросам», - сказал Паньер в интервью STEM. 

По словам американского эксперта, как торговый блок ШОС была бы внушительной организацией. Кроме того, он ожидает большего сотрудничества в ШОС в сфере коммуникаций, что опять-таки направлено на торговлю.

Безопасность и борьба с терроризмом

Руководитель казахстанского исследовательского центра A+Analytics Фархад Касенов, напротив, считает, что в нынешней геополитической реальности на первый план в ШОС выходит взаимодействие в сфере безопасности. 
«ШОС – структура крайне размытого типа. Она не является ни военным блоком, ни экономическим, а занимает гибридное положение. Основные его цели были очерчены как экономическое сотрудничество, помощь, борьба с терроризмом, экстремизмом, сепаратизмом и тому подобное. В зависимости от того, что актуально на тот или иной момент, это достается из общего багажа и озвучивается. В этом отношении очень удобная структура, под которую можно подвести любые инициативы», - сказал казахстанский эксперт в интервью STEM.
По его словам, раньше Китай однозначно признавал приоритет России в Центральной Азии по военным аспектам, но сейчас ситуация меняется. 

«ОДКБ в какой-то степени показывает свою дисфункциональность. Между Таджикистаном и Кыргызстаном – двумя членами ОДКБ сейчас идут конфликты. Другой член ОДКБ – Россия ввязана в военный конфликт в Украине. У Армении обострились отношения с Азербайджаном... Т.е. ОДКБ не выполняет своей функции, и поэтому эти функции неожиданно начинает выполнять ШОС... На самом деле, я думаю, что не будь ШОС, нашелся бы какой-то другой формат взаимодействия. Но в нынешней геополитической ситуации ШОС оказалась более удобной», - отмечает Касенов.

Расширение влияния Китая

По словам Сергея Цыплакова, Китай рассматривает ШОС как инструмент своей внешней экономической политики. Экономическое присутствие этой страны в Центральной Азии сейчас расширяется, а страны Центральной Азии являются для Китая важным источником получения сырья. Кроме того, так как Россия находится под серьезным санкционным давлением, и перспективы нормализации отношений России со странами Европейского союза в ближайшее время не просматриваются, Китай, чтобы избежать рисков, активно ищет пути поставок в обход территории России.

В этой ситуации есть большой интерес к развитию железнодорожных и мультимодальных перевозок по маршруту Китай-Европа через Центральную Азию и Кавказ. 

«Китай пытается найти пути транспортировки своих товаров через Каспийское море, Азербайджан, дальше на Грузию и в страны Европы. Это отвечает интересам и других стран региона, в частности Казахстана, который заинтересован в обходном маршруте для вывоза своих углеводородов, в том числе транспортировке через Каспийское море и Азербайджан... В этом плане есть возможность для расширения сотрудничества стран-членов ШОС», - отмечает российский эксперт.

Кроме того, у Китая растет интерес и расширяется сотрудничество и с другими странам, которые могут стать членами ШОС в перспективе – Ираном, Саудовской Аравией и Турцией.
Фархад Касенов отмечает, что проект Транскаспийского транспортного маршрута через Казахстан, Азербайджан и Грузию, по которому товары из Китая транспортируются в Европу, соответствует задачам в рамках китайской инициативы «Пояса и пути».

«Для того чтобы этот маршрут полноценно развивался, рос, китайское влияние и одновременно стабильность на всем его протяжении очень важны. Неслучайно страны, которые являются партнерами по диалогу – Азербайджан и Турция на саммите в Самарканде выступали не просто почетными гостями, а одними из самых уважаемых гостей», - сказал казахстанский эксперт. 

Что сотрудничество с ШОС даст Азербайджану и другим странам?

По словам Фархада Касенова, главным актором в ШОС однозначно выступает КНР. Поэтому для других государств расширение взаимодействия с этой организацией в первую очередь дает возможность наладить взаимовыгодного сотрудничество с КНР. Другим интересным игроком этой структуры является Индия – одна из наиболее динамично развивающихся стран региона, которая представляется даже более перспективной чем Китай, потому что демографически растет, в отличие от Китая, население которого стареет.
Говоря о преимуществах, которые от расширения сотрудничества с ШОС может получить Баку, Касенов отметил, Азербайджан на протяжении десятилетий выстраивал сбалансированную политику, при помощи которой создавал вокруг себя пояс дружелюбия и благоприятствования. Это усиливало влияние Азербайджана и налагало определенные обязательства на партнеров страны. 
«Я думаю, сотрудничество в рамках ШОС и даже присоединение к этой организации будет рассматриваться Азербайджаном исключительно с этой точки зрения. С одной стороны – это экономические выгоды. С другой стороны – это дополнительные гарантии Азербайджану от внешнего мира – капитал, который невозможно потрогать руками, но который играет большую роль в международных отношениях. Грубо говоря, от участия в ШОС Азербайджан ничего не теряет, но может получить определенные дивиденды, действуя в рамках политики раскладывания яиц в разные корзины», - сказал казахстанский эксперт.

Сергей Цыплаков отмечает, что присоединение к ШОС дает возможность для расширения сотрудничества со странами этой организации. Говоря о Турции, он отметил, что Эрдоган продвигает идею тюркского мира и государства Центральной Азии пользуются повышенным вниманием со стороны Анкары. 

«Я думаю, Турция в перспективе хочет усилить свое политическое влияние в этом регионе. Во-вторых, Турция заинтересована в сотрудничестве с этими странами в экономическом плане. Во всяком случае она вполне может замкнуть на себе определенную часть и углеводородного и товарного трафика», - сказал российский эксперт. 

Что касается Ирана, много лет находящегося под санкциями, членство в ШОС даст ему возможность развивать экономические связи с государствами – соседями. Саудовская Аравия, в свою очередь, в последние годы достаточно активно развивает отношения с Китаем, и ШОС может дать ей возможность получить что-то от Китая в экономическом плане, считает Цыплаков.
Брюс Паньер считает, что наиболее привлекательными в ШОС для новых партнеров и членов выглядят обещания расширения торговли и особых льгот для государств-членов.
«Торговля между Китаем и государствами Центральной Азии, входящими в ШОС, начиналась и продолжает осуществляться, базируясь на их членстве в ШОС. Другие страны видят эти преимущества и хотят также присоединиться к этой организации», - отметил американский эксперт.

Кроме того, по его словам, ШОС может быть полезной организацией для оказания поддержки государствам-членам. Он напоминает, что в 2005 г., когда Соединенные Штаты раскритиковали Узбекистан за его действия во время андижанских событий, поддержку действиям руководства страны оказали Китай и Россия на состоявшемся вскоре саммите ШОС. Они также поддержали призыв Ташкента к Соединенным Штатам покинуть военную базу Ханабад на юге Узбекистана, которую США использовали с конца 2001 года для операций в соседнем Афганистане.
«Поддержка ШОС может быть важна для государств-членов, сталкивающихся с международной критикой или осуждением», - сказал Паньер.

Говоря об Азербайджане, эксперт отметил, что страна могла бы извлечь выгоду из более тесного сотрудничества с ШОС, участвуя в торговых, финансовых и инвестиционных соглашениях этой организации. И, конечно же, наличие особых привилегий для торговли с Китаем и Индией дает Азербайджану или любой стране, имеющей какой-либо статус в рамках ШОС, больший доступ к рынкам с населением почти 3 миллиарда человек.
Наконец, участие в ШОС даст правительству Азербайджана возможность обратиться за политической поддержкой к Китаю, России и Индии в случае такой необходимости.

 

Аналитический центр STEM и Институт Кавказоведения НАНА объявляют отбор для участия на форуме молодых ученых
Насколько ЕС зависит от российских ресурсов и возможно ли полное эмбарго на них?
Кризис ОДКБ: есть ли будущее у военного сотрудничества на постсоветском пространстве?
Использование ядерного оружия в Украине подтолкнет США к открытому противостоянию с Россией - эксперт
Станет ли Пражская встреча прорывом в процессе нормализации армяно-азербайджанских взаимоотношений?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами