В течение прошлого года Грузия претерпела значительные изменения и вызовы, оставившие след как на внутренней, так и на международной арене. События в этой стране, находящейся на стыке Европы и Азии, привлекают внимание своей динамичностью и важностью. 

2023 год в Грузии был весьма насыщен событиями. ВВП Грузии возрос на 6,9%. Это достаточно высокий процент роста для экономики по миру.  Одним из значимых событий является открытие безвизового сообщения между Грузией и Россией. До 2023 года любой гражданин России мог попасть в Грузию без визы, при этом грузинам в Россию требовалась виза из-за чего возникали определенные затруднения. В прошедшем году Грузия и Китай подписали документ, в том числе план двустороннего сотрудничества между правительствами КНР и Грузии в рамках инициативы «Один пояс, один путь», с целью «наращивания сотрудничества с большей силой и потенциалом» и обеспечения устойчивого развития. Стороны выразили готовность «содействовать взаимным инвестициям и торговле, стимулировать развитию и укреплению Среднего коридора». Для Грузии одним из самых важнейших событий декабря 2023 года стало получение статуса кандидата на вступление в Европейский союз. На фоне получения Грузией статуса кандидата на членство в ЕС, неожиданная отставка премьер-министра Ираклия Гарибашвили и изменения в составе правительства, показало сложную политическую динамику в стране. В сопровождении стремительных перемен на мировой арене, Грузия также переживает внутренние трансформации, которые соответственно влияют на ее путь к международному признанию.

Интервью, которое мы представляем, позволит рассмотреть произошедшие в Грузии за последний год. От политический изменений до экономических, мы рассмотрим широкий спектр тем, которые определяют сегодняшнюю Грузию. Гостем нашего интервью стал Тенгиз Пхаладзе, эксперт по региональным вопросам, который поделится анализом событий за прошедший год.

Грузия стала кандидатом в члены Европейского сообщества. Какие шаги предпринимаются Грузией для достижения членства в Европейском сообществе?

Когда было объявлено решение предоставления Грузии статуса кандидата были предоставлены девять пунктов предусловий для того, чтобы перейти к следующему шагу включающий переговоры. Чтобы открыть переговоры необходимо выполнить эти 9 пунктов. Что они подразумевают? В первую очередь это политические реформы, которые касаются улучшения избирательной системы. Далее улучшение судебной системы т.е установление более высоких стандартов. Кроме этих девяти пунктов, есть ежегодный план, который Грузия выполняла и оно вытекает из соглашения об ассоциации с Европейским союзом, который охватывает абсолютно все отрасли политической, экономической и социальной жизни страны. Согласно этому составляется ежегодный план. Мы ежегодно выполняем эти обязательства. Так что данный ежегодный план «Association agenda», плюс 9 пунктов рекомендаций Евросоюза, которые были озвучены в прошлом году, все это составляет то, что нам необходимо для того, чтобы перейти на этап переговоров. Почему открытие переговоров это важно? Переговоры это не только ведение диалога и обсуждение каких-либо вопросов. Это доступ к тем фондам, которые помогают полной трансформации государства и достижения всех стандартов социальной, экономической, культурной и т.д то есть для достижения тех стандартов, которые мы называем Европейскими стандартами. Это процесс трансформации государствами.

 А какие собственно экономические преимущества даст присоединение Грузии к ЕС в будущем?

Ну во-первых начнем с того, что у нас уже есть «Free trading zone» т.е зона свободной торговли с ЕС, когда наши товары и услуги, они могут так сказать передвигаться без налогов. И это очень важно. Естественно это стимулирует Грузинскую экономику. И не только, если посмотреть по отраслям насколько это увеличивает инвестиции т.е сама по себе Грузия не является «большим маркетом потому что, население там 4 миллиона. И естественно, когда речь идет о больших инвестициях, инвесторы смотрят на более большие рынки. Соответственно вот эти соглашения, наподобие «Free trading», превращает Грузию в часть рынка Европейского союза с населением почти 500 миллионов человек.  В 2021 году между Грузией, Евросоюзом и Турцией было подписано соглашение о задействовании диагональной кумуляции. Оно предусматривает возможность экспорта грузинской промышленной продукции, произведенной из турецкого сырья на рынок Европейского Союза, в режиме свободной торговли. По сути, конечный продукт произведенный из турецкого сырья, поставлялся на Европейский рынок без налогов, что во многом оживил грузинский бизнес.  

Кандидатство и дальнейшие переговоры по перспективам членства в Евросоюзе,  открывает в первую очередь доступ еще к большим фондам, доступ к осуществлению больших проектов, что очень важно. Я думаю, мы очень близко к тому, чтобы наши банки стали полноправным членом «Euro single payment area» («Единая платежная зона евро»), естественно это повлияет на стабилизацию финансового рынка и финансовых услуг, что дает стимул другим частям экономики для развития, т.е это комплексная стимуляция всей экономики и бизнеса страны.

Как на ваш взгляд присоединение к ЕС может повлиять на политическую стабильность и безопасность на Южном Кавказе?

Естественно, это привнесет еще больше стабильности, еще больше безопасности и развития. Это очень важно для регионального сотрудничества. Мы как раз заинтересованы в развитии Грузии и в том числе в развитии роли Грузии как соединяющего звена Европы с Восточными рынками. И в этом плане мы с Азербайджаном осуществляем очень важные проекты. Это не только те энергетическеи трубопроводы, которые сейчас проходят по нашей территории, но и одна из главных логистических проектов по системе - ТРАСЕКА (система транспортных коммуникаций в Евразии, т.е. коридор Европа – Кавказ – Азия, ред.).  Имеется также два важных проекта, как прокладка электрического и интернет-кабеля по дну Черного моря. В эти проекты вкладываются очень большие и серьезные деньги. Евросоюз, с первых дней приобретения независимости наших стран инвестировал в развитие инфраструктуры. Так, что присоединение Грузии к Европейской семье принесет только пользу для региона, больше стабильности, возможности для сотрудничества, развития и т.д.

Тот пример, который я привел с инвестициями это не единственный, таких примеров много. Те преимущества, которые получит Грузия от интеграции в Евросоюз, этими могут и пользоваться и наши соседи, наши друзья. Так что это только на пользу.

Каковы перспективы отношений между Грузией и Азербайджаном после вступления Грузии в Евросоюз?

Они только укрепятся. Мы и так являемся стратегическими партнерами и у этих отношений очень сильный фундамент. Он построен как на исторических связях наших братских народов, так и на национальных интересах государств. Эти долгосрочные интересы, как раз и стали основой развития всех тех проектов межрегиональных, о чем я и говорил.

И естественно, что в первую очередь, успех Грузии благоприятно отразиться на Азербайджанской Республике, точно так же, как и азербайджанский успех всегда благополучно отражался на Грузию.

Мы до такой степени взаимосвязаны, что укрепляем и дополняем друг друга. То есть успех одного, автоматически означает успех второго. Поэтому вступление Грузии в ЕС означает, что Грузия становится более развитой страной, которая создает больше возможностей для международного сотрудничества и естественно появляется больше возможностей, и новые проекты в которых может участвовать и Азербайджан. Тем более, Грузия и Азербайджан являются ключевыми странами в развитии Среднего транспортного коридора, который сейчас пользуется большим спросом, здесь вот наши государства играют очень важную роль. Соответственно наше усиление дает возможность для более успешного и плодотворного сотрудничества.

Вы, наверное, знаете об ухудшении отношений Баку с некоторыми государствами-членами ЕС, особенно с Францией, после того как Азербайджан окончательно восстановил территориальную целостность. С чем связана агрессивная политика Франции в отношении Азербайджана?

Я недавно был в Карабахе. У меня также была возможность познакомиться с теми очень важными проектами, которые там проводятся. Также у нас была возможность встретиться с президентом Ильхамом Алиевым. И это была международная группа экспертов, в которую также входили и европейские эксперты. Одно дело это риторика, которую мы слышим, а другое это когда происходят очень сильные изменения, там можно встретить очень много эмоций, но рано или поздно эти эмоции стихают и остается прагматичная политика. Сегодня то, что демонстрирует Азербайджанская Республика, привлекает и Европейский союз. ЕС заинтересован в углублении отношений с Азербайджанской Республикой, точно также, как и Азербайджан.  Так что сегодня могут звучать определенные эмоциональные заявления от некоторых стран или же политиков, но опять-таки, те стратегические интересы, которые имеются у Азербайджана в отношении Европейского союза и которые есть у Европейского союза по отношению к Азербайджанской Республике, всегда будут иметь преимущество и эти отношения, только будут развиваться и укрепляться. Думаю, не стоит обращать внимание на отдельные высказывания и критику и ориентироваться на долгосрочные интересы.  Если посмотреть на те проекты, которые Азербайджанская Республика и Евросоюз осуществляют совместно, то ясно, что сотрудничество только развивается. Один такой проект я упомянул по поводу электросистем.  Азербайджан является очень важным партнером для Евросоюза, особенно когда речь идет про энергетику. Поэтому, еще раз говорю, стратегические интересы всегда являются основопологающим фактором в двухсторорнних отношениях. 

Как в контексте Европейского пути Грузия будет строить свою политику в отношении оккупированных территорий в Абхази и Южной Осетии?

Оккупированные территории-это очень сложная тема! Европейская политика-это только, так сказать дополнительный плюс для Грузии, в том плане, что сегодня грузинский бизнес может без пошлин, вести бизнес с Европейскими партнерами. Помимо прочего, граждане Грузии могут совершать безвизовые поездки в Европу, начиная с 2017 года.  Мы развиваем различные проекты по образованию и таких проектов может быть еще больше. С помощью Евросоюза улучшаются стандарты социального обеспечения и здравоохранения. На оккупированных территориях всего этого нет. Соотвественно, это дополнительный аргумент и стимул для наших сограждан, которые проживают в Абхазии и южной Осетии, в плане значимости их интеграции в общегрузинское пространство. Это послужит во благо и развитие для населения этих территорий. Они ничего не получают от России сегодня. А в составе Грузии у них как раз есть большое будущее и мы готовы развивать те же самые инфраструктурные проекты, не только на контролируемой нами территории, но и на оккупированных территориях, если будет соответствующая политическая почва. Поэтому они от этого получат только благо.

Если у Тбилиси какое-либо видение связанное с урегулированием конфликта отдельно с Абхазией и отдельно с Южной Осетией в ближайшем будущем?

У Грузии есть целая стратегия по отношению к оккупированным территориям. Эта стратегия делиться на две части. Одна из них включает в себя отношения с Российской Федерацией, так как  основная проблема-это российская оккупация и российские войска, которые незаконно стоят на наших территориях. По отношению к России наблюдается очень ясная политика, это та политика, которая должна быть применена по отношению к государству оккупанту. Кстати, в этом плане, Грузия выиграла несколько значительных процессов в международном суде против Российской Федерации, что является важной состовляющей для дипломатического фронта. Вторая часть-это отношение с оккупированными территориями и эта стратегия называется «шаг к лучшему будущему», которая подразумевает предоставления жителям этих территорий всех тех благ, которыми пользуются граждане Грузии.

Могу сказать, что многие оттуда приезжие получают услуги здравоохранения, образования и т.д т.п.

Судьба наших граждан для нас очень важна. Поэтому мы делаем и будем делать все, чтобы облегчить им проживание на оккупированных территориях. И другой вопрос, вопрос территориальной оккупации.

Здесь также вопрос стоит очень конкретно -  с мобилизовав международную   поддержку, мы должны заставить Россию вывести свои войска из оккупированных территорий. Вот это суть и цель данной стратегии.

По последнее время в СМИ можно встретить информацию о некоем желании  Москвы открыть железнодорожную линию с Грузией через Абхазию. Насколько эти слухи оправданы? 

Эти сообщения не совсем верны. В перспективе такие планы не могут быть реализованы. Ведь, с чем обычно бывет связано открытие железной дороги? - С движением на границе! И вопрос очень простой. Если поезд идет из России в Грузию, означает ли, что он пересекает российско-грузинскую границу или Россия думает, что она пересекает российско-абхазскую границу и там будут нести службу абхазские пограничники и работать абхазская печать? То есть, если Россия хочет открыть железную дорогу и сообщение с Грузией в таком случае здесь (на территории Абхазии, ред) должны стоять грузинские пограничники и в таком случае дорогу можно открыть. А так, как Россия видит территорию Грузии в уменьшенном состоянии, то об открытии этой дороги и речи не может быть.

Вы побывали в ноябре месяце прошлого года в Азербайджане на конференции: «Карабах-возвращение домой через 30 лет». Какие важные моменты или выводы вы сделали, побывав на конференции и какие перспективы и вызовы для региона были обсуждены в контексте этого возвращения?

В первую очередь, говоря о перспективах это те проекты, которые сейчас осуществляются в Карабахе. Это очень значимые инфраструктурные проекты, которые имеют не только локальное, но и международное значение потому, что та инфраструктура, которая строится, она международного масштаба. Я имею ввиду аэропорты, дороги, железная дорога и многое другое. Это может послужить очень хорошим примером, как может происходить интеграция и я не раз отмечал, что Грузия заинтересована как раз в стабилизации на Южном Кавказе. Мы только будем приветствовать, если Азербайджан и Армения подпишут мирный договор чего, кстати стремится Азербайджан и сейчас ведутся переговоры между Азербайджаном и Арменией. Мы со своей стороны способствуем этому, мы как раз были инициаторами при обмене военнопленными и также несколько месяцев назад премьер-министры Азербайджана и Армении встречались в Грузии. Мы готовы и дальше играть роль посредника, чтобы на Южном Кавказе был установлен мир и взаимное сотрудничество. Если такое произойдет от этого выиграют все. Я не раз говорил, что если взять пример сотрудничества Азербайджана и Грузии, сколько могла бы выиграть Армения имея такие же отношения с Азербайджанской Республикой. Очень важно, чтобы взаимопонимание наконец было притворено в жизнь, и чтобы после восстановления территориальной целостности Азербайджана был установлен мир с теми гарантиями, которые нужны всем и которые будут способствовать дальнейшему сотрудничеству. А то, что я видел в Карабахе это как раз те проекты, которые способствуют этому самому сотрудничеству. Проекты не только локального, но и международного масштаба.

Азербайджан и Словакия договариваются на перспективу
В центре STEM прошла встреча с аналитиками Польского института международных отношений PİSM
Гянджа, Гаджикабул, Габала: развитие регионов как прерогатива социально-экономической политики
Брюссельские мечты Никола Пашиняна и сложности региональной политики
«Грузинская мечта» и грузинская реальность
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами