"Украина оказалась в плену договорённостей США и Германии" - украинский аналитик

В начале сентября состоялся визит президента Украины Владимира Зеленского в Соединенные Штаты Америки, где он встретился с президентом Джозефом Байденом. К самой встрече стороны подошли не с пустыми руками: с уже подписанными соглашением об оборонном партнерстве и меморандумом о строительстве нового энергоблока на Хмельницкой АЭС. Но после встречи президент Украины сказал, что «не почувствовал химии» между ним и Байденом. О результатах визита для Украины, о дипломатии Офиса президента, о привлечении США к переговорам с Россией и перспективах членства в НАТО, центр STEM поговорил со старшим научным сотрудником Национального института стратегических исследований Украины Миколой Замикулой. 

 

Как вы оцениваете договрености между Киевом и Вашингтоном в свете последней встречи между Джо Байденом и Владимиром Зеленским. Можно ли считать ее успешной? Что изменится для Украины, если представить что все пункты, закрепленные в итоговом совместном заявлении о стратегическом партнерстве Украины и США, выполнены?

- Думаю основной позитивный момент этого визита в том, что он наконец состоялся, так как  было много разговоров вокруг этого визита, его пару раз переносили, что давало нашим оппонентам использовать это в контексте пропаганды,  что якобы США не поддерживают Украину. Этот кейс использовался для расссшатывания внутренней ситуации в Украине. То что Зеленский после долгого времени поехал в Вашингтон, и то что все прошло без какого-либо негатива, а американцы ещё раз подтвердили свою поддержку территориальной целосности Украине, считаю основными позитивными моментами визита. Однако, каких-то особых прорывных успехов, я честно говоря не увидел в этой встрече.  

В последнее время ощущалась некая настороженность у Киева позицией США и ЕС в отношении интеграции Украины в НАТО и ЕС. Владимир Зеленский выражал в СМИ даже недовольство западными партнерами. С чем связано изменения риторики официального Киева?

Здесь речь идёт о позиции Запада по отношению к устремлениям Киева к тесной интеграции с ЕС и НАТО и тут мы видим изменение позиции Киева, что было выражено в последнее время жёсткой риторике Зеленского.  Президент Украины изменил умеренный формат общения на более конкретные вопросы. Мы слышали много обещаний за все эти годы западными партнерами по поводу членства в Североатлантический Альянс. Ещё 2008-м году на саммите НАТО был закреплён вопрос о том, что Грузия и Украина станут членами альянса и вот по истечении 13 лет мы так и не получили четкий график механизма о членстве в НАТО. Мы видим, что ситуация с безопасностью, что для нас, что для Грузии ухудшается, это заново актуализирует эти вопросы на международной повестке. Поэтому, Владимир Зеленский решил действовать более жёсткой риторикой, однако это не означает отказ от прозападной ориентации Украины.  То есть, мы действительно ожидаем конкретных ответов от наших западных партнёров.

Байден подчеркнул, что США придерживаются той точки зрения, что  Украина должна стать членом НАТО. Однако, в комментариях к этой встрече прозвучала такая мысль, что США не единственная страна, которая принимает решения в альянсе. То есть, здесь негатив от членства Украины в НАТО исходит скорее всего от других стран. Они не были названы, но последние лет 15 мы всё-таки видим ситуацию. США, Великобритания, страны Восточной Европы поддерживают членство Украины и Грузии в НАТО, а скажем Старая Европа – Франция, Германия они не хотят излишне дразнить Россию и считают, что расширение альянса на Восток не соответствуют интересам Альянса.

- И все же, какие будут ключевые различия в сотрудничестве между США и Украиной? Ведь в озвученном документе никаких принципиально новых вещей не было, там речь шла о том же НАТО, о противодействии агрессии со стороны РФ, то есть о вещах которые были известны уже заранее...

С Вашингтоном у нас есть определённые наработки в разных сферах и основные проблемные моменты в двухсторонних отношениях известны как нам, так и американской стороне. Визит Зеленского ещё раз подтвердил, что США на высшем уровне поддерживают территориальную целостность Украины. Байден еще раз заявил, что никакой аннексии Крыма США не признают. В перспективе  открываются широкие возможности в поддержке Украины в сфере безопасности, предоставления новых финансовых средств, дальнейшее расширение поставок летального оружия. Был также разговор о поставках новой партии противотанкового комплекса  «Джавелин». Также обозначены дальнейшие перспективы сотрудничества в сфере экономики, заключены  меморандумы, теперь на будущее стоит вопрос чем наполнить эти меморандумы о намерениях, так как мы понимаем, что меморандум это одно дело, а в реальности работать, сотрудничать это совсем другое.  Собственно, в сфере экономики американская сторона имеет к нам замечания, без исправления которых, у Украины не получится дальнейшая интеграция с Западом, не говоря о вовлечении новых инвестиций США. Это в первую очередь вопросы, связанные  по борьбе с коррупцией и реформ в экономической сфере. Байден очень хорошо знает ситуацию в Украине, он неоднократно ещё будучи вице-президентом бывал на Украине и может оценить прогресс, который был достигнут в определенных сферах или же сделать вывод в каких направлениях не удалось достичь успеха.  По сути, создание новых антикоррупционных органов на государственном уровне, это те критерии, которые американцы нам сегодня выдвигают. Для них этот вопрос стал ещё более актуальным после событий в Афганистане. Они действительно обожглись на теме, когда вкладывались огромные деньги в страну партнёра и всё оказалось напрасно, а все потому что не было создано нормально действующей системы управления государственными органами. Конечно, кейс Украины он совершенно отличается от Афганистана, но мне кажется, что в американских политических элитах тематика борьбы с коррупцией  и создание эффективной системы управления стало ещё более актуальным вопросом после афганского провала.

Некоторые эксперты-американисты считают, что наблюдается определенный кризис в отношениях еще потому, что  Зеленского не воспринимают уже на Западе как реформатора и у Киева есть еще раздражения из-за достройки СП2...                    

По мнению западных обозревателей и аналитиков, после отставки правительства Гончарука (экс-премьер-министр Алексей Гончарук,- ред.) ещё в марте прошлого года в стране наблюдается тренд к сворачиванию реформ. Однако, все что сходится к борьбе с коррупцией, тут важно показать беспочвенность этих обвинений. Что касается Северного Потока-2, то приостановить его можно только реальными действиями. Госсекретарь Энтони Блинкен несколько месяцев назад выдвигал пять пожеланий по Украине, которые касались антикорруционных реформ, над которыми сейчас имеет смысл работать -  эта реформа в системе Службы безопасности Украине, а точнее перераспределение её функций, у нас она является одной из проблем. СБУ, по сути, контрразведывательная служба, но она имеет функцию борьбы с экономическими преступлениями. Это не совсем эффективно, потому что отвлекает ресурсы службы и  открывает дорогу для участия отдельных сотрудников в разного рода коррупционных действиях, в частности в давлении на бизнес структуры. Сейчас обсуждается очень важная реформа по созданию отдельной структуры по борьбе с экономическими преступлениями.   Что касается СП2, то нормализация отношений США и Германии в этом вопросе не только несет угрозу интересам Украины, но и восточноевропейским членам НАТО. Это страны Балтии, Польша. То есть, не одна Украина считает, что сделка между Вашингтоном и Берлином угрожает её безопасности. Европейские партнёры такого же мнения и сейчас прилагают усилия, чтобы нивелировать в судебном порядке эти угрозы, пытаясь  блокировать полноценное функционирование СП2. Но в целом, для нас было бы выгодно политика, которую предлагал Дональд Трамп -  это санкции против российских компаний. Но мы понимаем, что в решении Байдена пойти на уступки в этой сфере есть рациональное зерно и оно не касается Украины и России. Изначально Байден шел в президенты с лозунгом, что США вернут Трансатлантическое сотрудничество, которая было подорвано Трампом. Байден имел в виду сложные отношения между Трампом и Меркель.  То есть, нынешний президент США воспринимает Германию, как важного партнера в Европе.  Это логично, если исходить из экономического потенциала Германии. И если СП2 исключительно экономический проект,  который реализуется в интересах Германии, то получается, что Байден в целях возрождения Трансатлантического доверия пошел на уступки Берлину.  То есть, это не уступка России и не сигнал Владимиру Путину - эти действия нужно рассматривать в контексте американо-немецкого сотрудничества. А Украина всего лишь оказалась в плену вот этих договорённостей.

- Каковы будут на ваш взгляд  последствия от запуска СП2? Можно ли их считать болезненными для Украины?

Думаю, да.  Аналитики считают, что запуск СП2 приведёт к уменьшению уровня нагрузки газотранспортной системы Украины, что само по себе несёт угрозу безопасности страны. При чем, в последних публикациях были приведены примеры того, что Россия предпринимает определенные недружественные шаги в отношении Украины, в том контексте, что если она и не полностью блокирует транзит через территорию Украины, то как минимум играет с объемами транзита поставок по украинской системе, то повышая, то понижая объемы. Это может иметь негативные последствия для нашей транзитной сети с технической точки зрения. И когда СП2 заработает на полную мощность, все ровно у России будут  дополнительные возможности перенаправлять свои потоки в обход  Украины, подрывая как наши интересы, так и европейских стран,  а Газпром становится монополистом на европейском рынке независимо от транзитеров.  Она за последние 15 лет создала систему трубопроводов  по дну Балтийского и Черных морей, которые пройдут в обход других государств, что открывает возможности навязывания политического влияния на страны ЕС. Тут важно, чтобы Европа обратила на это внимание и четко подтвердила приверженность к своим обязательствам, европейскому законодательству, антимонопольной сфере, в сфере регулирования энергетической безопасности. Должны быть гарантии безопасности украинской сети, диверсификация поставок по трубопроводам. Это выгодно для Европы, потому что если Россия будет использовать СП2 исключительно в своих интересах, то это усилит её влияние как монополиста. А если будет прокачка и через территорию Украины то это всё-таки чуть-чуть ослабит её позиции.

- Вы упомянули ситуацию с Афганистаном. На фоне ситуации с Афганистаном может ли Украина расчитывать на увеличение военной помощи в перспективе или Байден все таки сосредоточится на внутренних проблемах?

 Вряд ли ситуация в Афганистане напрямую будет иметь влияние на глубину американо-украинских отношений. Байден, в принципе основное направление своей внешней политики уже провозгласил -  укрепление внутренней политики и второй момент - противостояние с Китаем. США воспринимают Китай  основным соперником в борьбе за мировое лидерство и как прямую угрозу своим союзникам в тихоокеанском бассейне. Для нас это имеет в некотором смысле негативное влияние, так как отвлекает внимание от проблем Украины. Для современной Америке российская угроза не так актуальна, как китайская. Крах афганского правительства может как-то негативно повлиять на настроения американского общества  в плане поддержки партнеров в зоне американского влияния. Под ударом может оказаться сама идея активной поддержки и вкладывания средств в страны партнеры. Но в целом, Украина из- за своего геополитического расположения остается важным полем деятельности для США. То есть, возврата назад от уже существующих отношений не будет. На встрече Зеленского и Байдена была согласована тема  возобновления работы комиссии стратегического партнерства. В октябре будет встреча министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебы с госсекретарем Энтони Блинкеном.  Диалог между Украиной и США будет развиваться, в часности по линии совместных учений в рамках Sea Breeze, работы военных советников, также ежегодное участие в «Крымской платформе». Если говорить по развитию украинской армии, то это наиболее приоритетные направления. На нынешнем этапе приоритет отдан с формированию современного флота.  В последние годы у нас мало уделялось внимание к этому направлению. Сейчас заключён контракт с Турцией на строительство корветов. Были соглашения с Великобританией на постройки ракетных катеров. Главная проблема в военной сфере недостаточная защищенность сухопутных границ, которая с Россией достаточно протяженная. Это увеличивает риски сухопутного вторжения на территорию Украины. Эксперты сегодня обращают внимание на состояние также украинской авиации и украинской противовоздушной обороны. И тут тоже очень много дискуссий на тему получения в будущем американских эскадрильев F16 . Мы все ещё используем самолёты советских разработок и этот ресурс так расходуется, что через несколько лет мы можем вообще остаться без авиации. То есть, модернизация самолётного парка Украины очень важна на сегодняшний день. А для защиты украинского воздушного пространства многие мечтают сегодня закупить американские «Пэтриот». Но опять-таки, эти вопросы рассмативаются все ещё на уровне дискуссий, мы не уверены что американская сторона готова предоставить нам последнюю военную технику,  хотя восточно-европейским странам они все эту военную технику продают.

- Сейчас возобновлён вопрос о присутствии российских военных на территории Беларуси. Бытует мнение, что вокруг Украины создается некая военная ось севера, с востока и с юга со стороны Приднестровья. Действительно ли есть такая угроза?

- Моё мнение таково, что Приднестровье не представляет большой угрозы в случае большой эскалации военных действий с Россией. Там российский контингент ограниченный, а во вторых он находится там в своеобразной блокаде. Но они могут быть использованы для ведения каких-то гибридных войн, дестабилизации ситуации в Одесской области, наример.  А с территории Беларуси несомненно есть определённая угроза. Мы наблюдаем, что как бы Лукашенко не пытался противостоять вот этим «братским объятиям», Путин все стремительнее затягивает его к себе, о чем можно судить по последним интеграционным соглашениям. Беларусь, по сути превращается федеральный округ Российской Федерации. Конечно, это ещё больше усиливает угрозу масштабного вторжения и создает определённую угрозу наступления с северной стороны  на Чернигов, Киев  итд.  Несомненно, на это нужно реагировать развивая обороноспособность в данном направлении. Исходя из современной конфигурации угроз, значительная часть наших боеспособных сил находится на Донбассе. Вслучае широкомасштабных наступлений с севера и севера-востока, российская армия может отрезать наш контингент от основной части Украины. Поэтому усиление охраны границы очень важно в долгосрочной перспективе.

- Видите ли вы в перспективе участие в США в Донбасском кейсе? На днях глава офиса президента Украины Андрей Ермак заявил, что на встрече президентов Зеленского и Байдена Минский формат вообще не обсуждался.

- Отсутствие в комментариях упоминания Минского соглашения на встрече Зеленского и Байдена у нас воспринимается как некий позитив. Объективно говоря, Минский процесс был начат в сложных для нас условиях. Это была вынужденная мера в результате российской агрессии, на коне стоял вопрос чуть ли не утраты независимости Украины. По сути, этот процесс продолжается и в его рамках мы демонстрируем свои мирные намерения. Но он не принёс результата. С российской стороны за все эти годы мы никакого компромисса не видели. Зеленский после того как стал президентом предпринял максимум усилий чтобы продемонстрировать дипломатичность и приверженность к мирному процессу. Это было основополагающая позиция и даже его противники из оппозиции жёстко критиковали за его мягкую позицию. Некторые увидели в этой позиции сдачу интересов Украины. Москва и Киев окрестили красные линии, которые Зеленский не переступил, но шаги навстречу России делал. 2019-м и 2020-м гг. Украинские войска действительно отошли от линии соприкосновения войск, однако с противоположной стороны никаких компромиссов продемонстрировано не было. Соответственно мы возвращаемся к той ситуации, когда понимаем, что Минский процесс это хорошая площадка, но перспектив она имеет очень сомнительные. Для того чтобы решить конфликт, важно придумать какие-то новые форматы взаимодействия. Честно говоря, участия Соединённых Штатов в Минском формате вряд ли нам сильно помогло бы урегулировать ситуацию. Думаю американцы тоже понимают, что педалировать безперспективный формат не актуально. Сейчас не столько важно привлечение США к существующим форматам, сколько поддержание Украины дипломатическими путями в новых форматах. Подождем как будет развиваться деятельность «Крымской платформы», где США приняли участие. Если США там будут активны, это будет для нас большим подарком.

 

Рекордный рост цен на энергоресурсы в мире несет риски для экономик Азербайджана и России - интервью с Дмитрием Голубовским
Южнокавказская политика Ирана после Второй Карабахской войны: оценка угроз и потенциальные направления деятельности - взгляд из Украины
Саакашвили и выборы в Грузии: новый этап гражданского противостояния
От Идлиба до Зангезура: Как российско-турецкие противоречия сказываются на региональных  вопросах
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами