Украинское общество учится жить в экстремальных условиях - Павел Лакийчук

Российско-украинская война меняет геополитическую картину не только постсоветского пространства, но всего мира. Как и любая война, так и эта переходила из стадии в стадию и сейчас стороны подошли к решающему моменту. Интригу добавляет и то, что в следующем году и в России и в Украине ожидаются президентские выборы.

О том, каковы ожидания Киева в ближайшие месяцы от военных действий и как украинское общество переживает войну второй год подряд, рассказал в интервью STEM-lab украинский политолог, руководитель военных программ безопасности Центра глобалистики "Стратегия-21" Павел Лакийчук.

- Бунт Евгения Пригожина оказался достаточно действенным на власть России и теперь мы видим арест экс-командующего сепаратистов Донбасса Игоря Стрелкова (Гиркина). Как вы считаете обострение внутриэлитных конфликтов может остановить войну в Украине?

«Восстание» Пригожина продемонстрировало миру и, главное, внутренним российским игрокам слабость кремлевских институций. Путин оказался не всемогущим мачо, каким его рисовали российские пропагандисты. Но НЕДОбунт «Вагнера» продемонстрировал и то, что его оппоненты тоже трусы неспособные взять на себя ответственность. На что рассчитывал Пригожин, отправляясь в «поход на Москву»? На то, что вагнеровцев поддержит армия, что его марш станет «девятым валом» - из Ростова выйдет две тысячи бойцов, до Москвы дойдет двести… Не вышло, генералы оказались храбрецами на словах.

Естественно, после фактической капитуляции «Вагнера» российско-советская репрессивная машина заработала в обычном для себя режиме – полетели генеральские, и не только, папахи – недовольная военная элита нейтрализована. Это с одной стороны. С другой стороны, «восстание» завершилось «кремлевским чаепитием» – Путин и его спецслужбы спасовали. Таков месседж, который видит российское общество и силовой блок.

Как может повлиять кремлевская грызня на ход войны в Украине. По большому–никак. На тактическом уровне – аукнется дальнейшей деморализацией российского оккупационного контингента. "Зет-зеки" тоже видят, что их кумиром оказался не герой, а поц. Результат – апатия. Для ВСУ любое падение моральной стойкости в рядах противника – плюс. Ну, и минус несколько тысяч подготовленных бойцов во вражеских рядах без затрат на их ликвидацию патронов и снарядов – это тоже хорошо.

Сейчас мы видим, как США отказали Украине передать системы ракеты ATACMS. В Белом доме заявляют о том, что они не приветствуют атаки на территорию России. В России рассматривают эти заявления в качестве слабости и боязни со стороны Вашингтона на прямую столкнуться с Россией. Как ваш взгляд, с чем это связано?

Я был бы не столь категоричным в оценке готовности США передать Украине дальнобойных тактических ракетных систем ATACMS. Вопрос об их предоставлении ВСУ обсуждается уже более полугода и значительно продвинулся – достигнута двухпалатная и двухпартийная поддержка такого решения в законодательных органах США. Напомню, недавно Комитет по иностранным делам Палаты представителей США поддержал двухпартийную резолюцию H.Res. 488 с призывом к администрации Байдена немедленно предоставить Украине ракеты ATACMS. В интервью «Голосу Америки» сенатор Джим Риш сообщил, что существует достаточно высокая вероятность того, что Сенат и Конгресс вскоре «дожмут» Белый дом и Украина получит дальнобойные ракеты ATACMS. По его словам, американские законодатели активизировались и усиливают давление на администрацию президента Байдена.

В Администрации Президента США пока нет единого мнения по этому вопросу, но очевидно, что, ранее неохотно настроенный к передаче ATACMS Украине, Белый дом изменяет позицию и приходит к пониманию «настоятельной необходимости поддержать Украину в борьбе в ближайшие недели». И как раз осознание того, что в Кремле рассматривают блокирование передачи ATACMS Белым домом как признак его слабости и страха, играет на руку сторонникам увеличения военно-технической помощи Украине.

В Вильнюсе на последнем саммите НАТО, Североатлантический альянс приняло новую стратегию по сдерживанию России и Китая. На фоне российско-украинской войны, какие основные геополитические процессы развиваются на постсоветском пространстве?

Геополитические процессы на постсоветском пространстве после Вильнюсского саммита НАТО требует более широкого анализа.  Если коротко – в пункте 5 Итогового коммюнике Саммита констатируется, что Российская Федерация является наиболее значительной и непосредственной угрозой безопасности союзников, а также миру и стабильности в евроатлантическом регионе, а в пункте 7 документа подчеркивается, что РФ несет полную ответственность за незаконную, ничем не оправданную и неспровоцированную агрессивную войну против Украины. Отношениям с Китаем посвящены 23-й и 25-й пункты Коммюнике – «Заявленные КНР амбиции и политика принуждения бросают вызов нашим интересам, безопасности и ценностям. Мы по-прежнему открыты для конструктивного взаимодействия с КНР, в частности для обеспечения взаимной прозрачности в целях защиты интересов безопасности Альянса» (п. 23), НАТО призывает Китай осудить войну РФ против Украины (п. 25). Таким образом говорить, что Альянс рассматривает РФ и КНР как единое целое и определил для отношений с ними единую стратегию будет не совсем точно. В Альянсе четко различают и разделяют позиции Китая и России и соответственно строят с ними отношения.

Вряд ли итоги Саммита приведут к изменению политики НАТО по отношению к странам Южного Кавказа и Средней Азии. Тем не менее очевидно, что отдельные члены НАТО, например Турецкая Республика имеют свои интересы в этих регионах и будут их продолжать реализовывать в пределах, где они не противоречат союзническим обязательствам в рамках Альянса.

 Об ослаблении России на постсоветском пространстве много пишут и говорят. Однако этот вакуум не будет оставаться пуст. Не начнется ли новый виток геополитического противостояния за российское наследие на постсоветском пространстве между такими странами, как Турция, Иран, Китай, ЕС и США? К чему это приведет в вопросе архитектуры безопасности?

Страна, доля ВВП которой составляет менее 3% от мирового и неуклонно сокращается естественно не может доминировать в таком громадном регионе, как Северо-Восточная Евразия. И то, что влияние Китая, Турции и Ирана в этом регионе год от года неуклонно возрастает, вытесняя имперскую экспансию бывшей метрополии – тоже естественный процесс. Растущие экономики и региональные амбиции Турции и Ирана уже демонстрируют конкуренцию на Южном Кавказе и в Средней Азии, но пока без признаков жесткой конфронтации. Региональная политика Китайской Народной Республики, претендующей (не безосновательно) на мировое экономическое лидерство или по крайней мере на статус полюса мировых процессов в сравнении с конкурентами есть и будет в дальнейшем более жёсткой, что в свою очередь может привести к росту региональной напряженности. Что же касается «перехватывания активов» Китаем у слабеющей России, то скорее всего этот процесс пройдет достаточно мягко – попав в ловушку вассалитета от Китайского красного дракона, Москва уже не может на равных конкурировать с Пекином за влияние на постсоветском пространстве. Тут бы ей хоть свои регионы за собой формально сохранить. 

Сейчас главной темой является выход России из зерновой сделки. Как вы считаете после встречи Эрдогана и Путина в августе, Россия вернется в зерновую сделку?

Россия с самого начала относилась к зерновому соглашению не как к истории Win-Win, а как к гибридному инструменту достижения военных целей. Поэтому «выход» РФ из «зерновой сделки» был предсказуем и ожидаем. Сейчас следует этап «зернового шантажа» - ракетные обстрелы украинской портовой инфраструктуры, угрозы топить суда коммерческого флота в Черном море. Цель – принудить ООН включить в «сделку» положения не имеющие отношения к проблеме зернового коридора, но жизненно важные для существования России в условиях международных санкций. По большому счету её цель – пробить таким образом брешь, разрушить международный санкционный механизм через шантаж участников «зернового соглашения». Очевидно, ни Турция, ни даже ООН не имеют полномочий на подобные действия и ограничены в выборе «рычагов» для их применения. При этом зависимость Путина от Эрдогана растет.  Пока Турция «держит паузу». Возможно Эрдоган имеет в кармане ещё и «предложение, от которого нельзя отказаться». В общем, вероятность того, что через до сентября «зерновой коридор» в том или ином виде возобновит работу достаточно высока. Ну, по крайней мере не нулевая. 

В условиях когда от 9 до 12 миллионов украинцев находятся за границей, будут ли президентские выборы? Какова сейчас внутриполитическая обстановка в Украине?

24 февраля 2022 года в Украине в связи с военной агрессией Российской Федерации Указом Президента Украины № 64/2022 введено военное положение. О введении военного положения в стране и его параметрах через Генерального секретаря ООН были уведомлены государства, участвующие в Международном пакте о гражданских и политических правах.

Согласно Конституции Украины, по своей сути военное положение является особым правовым режимом, в период которого, среди прочих ограничений, не могут быть прерваны полномочия Президента Украины, а также не могут быть прекращены полномочия Верховной Рады Украины, Кабинета Министров Украины, Уполномоченного Президента по правам человека, судей, прокуроров, а также контрразведчиков и следователей. В случае если срок полномочий главы государства истекает во время военного положения, то он продолжает свою работу до истечения срока военного положения. Кроме того, не могут быть проведены и выборы законодательных органов и органов местного самоуправления. Исчерпывающе – до конца войны, до Победы, никаких выборов в Украине не будет. Тем не менее, некоторые политические силы, далекие от понимания того, что происходит на фронте, «уже победили».

Результат – регулярные фальстарты «избирательной гонки». Людей понять можно – тяжело второй год жить в условиях военного стресса, хочется скорее мира и мирной жизни. С другой стороны, постепенно «военный шок» проходит, общество учится жить в новых экстремальных условиях и все более требовательно относится к власти – наружу вылезают ошибки и просчеты властей, на которые «закрывали глаза» в первые месяцы войны. Гражданское общество становится более требовательным – война не оправдание коррупции и злоупотреблений, наоборот! Вот так и живем. Конечно, хочется дожить до Победы, до новых выборов в мирной Украине – это должно быть интересно. Но точно это не вопрос ближайшей перспективы.

Азербайджан и Словакия договариваются на перспективу
В центре STEM прошла встреча с аналитиками Польского института международных отношений PİSM
Гянджа, Гаджикабул, Габала: развитие регионов как прерогатива социально-экономической политики
Брюссельские мечты Никола Пашиняна и сложности региональной политики
«Грузинская мечта» и грузинская реальность
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами