В нежных объятиях дракона: Как Китай использует "мягкую силу" в странах Централной Азии

Регион бывшего СССР давно превратился в конкурентную среду, где основными игроками выступают Китай, США и Россия. Интересы Китая простираются, прежде всего, на Центральную Азию. Китайские власти вкладывают в страны региона миллиарды долларов. Причем скупают они не только углеводороды, но и, например, месторождения минеральных ресурсов – прежде всего редкоземельные металлы, медь, золото.

 Китайская Народная Республика феномен современной экономической науки. C начала 2000-х годов валовой внутренний продукт Китая увеличился в 12 раз, обогнав многие крупнейшие экономики мира. По объёмам номинального ВВП сегодня Китай уступает только США. Рост мощи государства и стимулирование частного сектора позволило китайским предпринимателям выйти в первые ряды крупнейших компаний с наибольшей годовой выручкой. Но что называется «китайским экономическим чудом» - чудом буквально не является. Темп роста экономики - следствие дальновидной дипломатической и социальной политики проводимой поднебесной в отношении, как дальнего зарубежья, так и в отношении своих ближайших соседей, в том числе и к странам Центральной Азии.

 

Тридцать лет эволюции политэкономических связей

 Пять стран Центральной Азии — Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, Туркменистан и Узбекистан — отмечают в 2021 году 30-летие независимости. Развал Советской державы пришелся на начало резкого роста китайской экономики, которая в этот момент испытывала жесткий дефицит энергоресурсов. Богатые на природные ископаемые недра Центральной Азии и либерализация экономик стран региона предопределила их взаимоотношения с Китаем. Пекин сделал акцент на инвестиции в нефтегазовые месторождения, развитии инфраструктуры добычи и транспортировки. С 1995 года объем потребления нефти в Китае вырос в четыре раза, а объем потребления природного газа — почти в 18 раз. Увеличение объема потребления черного золота и голубого топлива в Китае оказало особенно позитивное влияние на экономику экспортеров энергоносителей, в частности Туркменистана и в меньшей степени — Казахстана и Узбекистана, то есть стран, которые имеют значительные запасы природного газа. К концу 90-х началу 2000-х Китай уже был широко представлен в энергетическом секторе стран Центральной Азии.

К 2013 году доля китайских компаний в нефтяной отрасли только Казахстана превысила 40 процентов. В последующие годы доля поднебесной продолжала расти и по итогу многие нефтяные компании перешли во владение Китая.

К 2020 году объем экспорта из стран ЦА в Китай почти достиг 25 процентов. Львиная доля – энергоресурсы. Такая модель взаимосотрудничества: страны-партнеры получали – прибыль от эксплуатации месторождений, технологии, опыт, местных высококвалифицированных специалистов и развитую инфраструктуру.  В целом за все эти годы Пекин активно использовал экономическое сотрудничество, как политический механизм позволяющий отстаивать суверенитет, безопасность и интересы развития КНР.

 

Центральная Азия – регион, где пересекается экономические и политические интересы Китая

 В интервью аналитическому агентству STEM экономисты отмечают, что регион Центральной Азии имеет стратегическое значение для Пекина, во многом обеспечивающий энергетическую и продовольственную безопасность. И для минимизации возможных угроз для национальных интересов, Китай активно применяет экономические рычаги. 

МУХТАР ТАЙДЖАН, кандидат экономических наук, президент Фонда Болатхана Тайжана (КАЗАХСТАН)

«Кредитование, экономические перспективы, технологическое развитие – это те механизмы, которые подвязывают страны ЦА под политику Китая. На текущий момент государственный долг Казахстана перед Китаем составляет $4,8 млрд, всего 3% к ВВП. Но так называемый «скрытый долг», с учетом задолженностей частного сектора, по некоторым подсчетам, превышает $20 млрд».

Центральная место в инициативе «Один пояс — один путь»

 По словам Мухатара Тайджана, ЦА занимает центральную позицию в инициативе «Один пояс - один путь», важнейшем проекте КНР, который во многом определяет геополитическую линию Пекина. За последние семь лет страны Центральной Азии получили более $21 млрд инвестиций в рамках глобального проекта, главным образом на развитие инфраструктуры и энергетики. Инвестиции из Китая стали особенно важными для экономик Таджикистана и Кыргызстана, где общий объем прямых иностранных инвестиций из Китая в настоящее время составляет почти 20% ВВП. Объявленная в 2013 году глобальная инициатива  «Пояса и Пути» упростила задачу Пекина по созданию единой экономической экосистемы и фактически позволила поместить под один «зонтик» все экономические и инфраструктурные проекты Китая в регионе. Но времена меняются и модель многостороннего формата сотрудничества также постепенно приобретает иную форму.

Трансформация модели сотрудничества Китай-ЦА. Куда ведут тенденции? 

Доктор экономических наук, профессор государственного экономического университета Эльшад Мамедов считает, что влияние Китая на регион ЦА продолжит идти по нарастающей, но формат сотрудничества все же изменится. По мнению экспертов, основное влияние на стратегию Китая по ЦА окажут следующие факторы:

- Инвестиции: Китай будет наращивать объемы инвестиций, с целью реализации проекта по абсорбции долларовой массы, получаемой от экспорта. Это позволит избежать излишнего перегрева внутри Китайской экономики и снизить темпы инфляции.

- Политическое влияние: Китай продолжит попытки по наращиванию политического влияния в странах Центральной Азии. Достигаться эта цель будет в основном за счет активизации инициативы «Пояса пути» и наращиванию конкурентного преимущества этого проекта. Это также включает в себя рост объема инвестиций, наращивание торговли и укрепления связей между частными секторами.

- Конкуренция за влияние: США и Россия также пытаются нарастить свое политическое влияние в ЦА. Но если интересы Москвы и Пекина не пересекаются, то с Вашингтоном может возникнуть конкуренция по ряду направлений, в том числе и в стратегически важных для Китая. В целом эксперты считают США важным соперником для КНР, но не в регионе Центральной Азии.

- Транзит: Ожидается, что Китай продолжит наращивать свой торговый оборот с миром. Это положительно скажется на транзитном потенциале и дальнейшей трансформации транспортной инфраструктуры ЦА. 

- Переориентации китайской экономики: Переориентации китайской экономики с модели роста за счет инвестиций на модель роста стимулируемого потреблением. Это, во-первых, замедлит рост инвестиций в инфраструктуру и строительство, что обусловит снижение спроса на металлы. Во-вторых, новая модель роста является менее энергоемкой и предполагает, что темпы роста потребления энергии могут снизиться, хотя по-прежнему будут выражаться положительной величиной.

- Сдвиг производственных мощностей: Ожидаемый рост импорта потребительских товаров в Китай может обусловить вывод некоторых производственных мощностей в Кыргызстан и Таджикистан, в первую очередь из-за низких затрат на оплату труда и близость этих стран к Китаю.

 

Однако политическая нестабильность в Кыргызстане и Таджикистане может стать препятствием для прямых иностранных инвестиций. Четвертая промышленная революция в форме автоматизации рабочих мест также может быть фактором, сдерживающим вывод производственных мощностей, поскольку она снижает значение различий в уровнях оплаты труда.

- Энергетическое сотрудничество: В стратегии декарбонизации Китая, которая была объявлена в сентябре 2020 г., поставлена масштабная цель — добиться углеродной нейтральности к 2060 г. Для достижения этой цели китайское правительство планирует более активно использовать возобновляемые источники энергии, а также сократить использование угля, заменяя его газом. Поэтому, хотя темпы роста потребления энергии могут снижаться в среднесрочной перспективе, объем импорта и производства голубого топлива продолжит увеличиваться. Это обстоятельство может оказать благоприятное влияние на экономику стран, имеющих значительные запасы газа и расположенных недалеко от Китая, в частности на экономику Туркменистана и в меньшей степени — Казахстана и Узбекистана, которые входят в число стран с крупнейшими в мире запасами газа.

Итог

В целом страны Центральной Азии много выиграли от интеграции в мировую экономику и налаживания экономических отношений с Китаем. Однако смена экономической модели Китая, наращивание регионального влияния США и планы по декарбонизации могут оказать как позитивное, так и негативное влияние на страны ЦА. Способность быстро адаптироваться к меняющемуся миру и сотрудничество как внутри региона, так и за его пределами, будет иметь решающее значение для стран Центральной Азии в ближайшие десятилетия.

 

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами