Ведущий аналитик STEM Агиль Рустамзаде рассказал NV почему истребители F-35 сейчас Израилю не помогут

С Агилем Рустамзаде, авторитетным азербайджанским военным аналитиком, ведущим специалистом аналитического центра STEM, украинское издание NV беседует на вторые сутки разворачивания контртеррористических мер, которые предпринимает армия Израиля после набега, осуществленного на ее территории боевиками ХАМАС.

Происходящее Рустамзаде называет проявлениями ассиметричной войны, которую ХАМАС при поддержке Ирана ведет с Израилем, анализирует ошибки израильской армии и спецслужб, оценивает их дальнейшие действия.

- Утром 7 октября ХАМАС атаковал Израиль тысячами ракет, в очень короткий промежуток времени, после чего совершил большую наземную операцию. Израиль оказался неготовым к этому. На ваш взгляд, могла ли израильская армия в сложившихся обстоятельствах действовать более эффективно, допустила ли она принципиальные ошибки?

- Для того, чтобы комплексно ответить на ваш вопрос, надо разобраться в самой природе атаки. Мы имеем дело с масштабной, очень тщательно спланированной террористической атакой, которая была выполнена многопланово. То есть с воздуха, с моря, а также с суши. Однозначно, это провал всех спецслужб Израиля. Подготовку к проведению такой масштабной террористической атаки невозможно было не выявить при системной работе Израиля. Но я подозреваю, что внутриполитическая нестабильность серьезно повлияла на работоспособность спецслужб.

Другой вопрос, что Сектор Газа — это зона, которая ограничена с территории Израиля. Там есть погранзаставы, там есть опорные пункты армии обороны Израиля, которые обладают техническими средствами для вскрытия приближения даже одиночных людей к линии разграничения. И речь идет о более чем 20 опорных пунктах пограничных застав. И все они не успели среагировать. Я думаю, что тут есть провал как в военном планировании, так и в боеготовности израильской армии.

- Многие видели кадры, как достаточно укрепленный израильский военный пункт берут бегущие люди с автоматами.

- Тут есть два момента. Это очень тщательно спланированная операция, которая проводилась двумя волнами. Первая волна - это специально обученные профессиональные бойцы, которые скрытно проникали на территорию этих военных объектов. Скорее всего они выбирали моменты, когда происходила смена караулов, работали снайперы, которые бесшумно убирали часовых.

Это очень тщательно спланированная операция, всех деталей о которых мы на данный момент не знаем.

Именно первая волна позволила скрытно подойти к линии хорошо обученных профессионалов и осуществлять захваты пограничных переходов, что, в свою очередь, создало условия для проникновения второй волны. Часть террористов второй волны даже не имели огнестрельного оружия.

- Обладает ли ХАМАС настолько хорошими аналитическими способностями и ресурсами, чтобы планировать подобные масштабные операции?

-  Нет, тут мы имеем дело с координацией, в том числе и с другими прокси-боевиками Ирана по периметру границ Израиля. Скорее всего к планированию и осуществлению такой операции приложил свою руку Иран.

- То есть это такая прокси-война Ирана под видом террористической операции?

- Все указывает на это. По территории Израиля было запущено, по некоторым данным, от 2.000 до 5.000 ракет. Ракетные обстрелы продолжаются. И без помощи извне резко нарастить количество производства таких ракет проблематично. Конечно, это не ракеты большой разрушительной силы. Это аналог Града. Они не обладают большой точностью, но их очень много. Они перегружают систему ПВО Израиля, вносят хаос, панику, что мы и наблюдали в первые 12 часов террористической атаки.

- Есть ли принципиальные ошибки, допущенные армией Израиля, или об этом рано говорить?

- Еще рано об этом говорить. Мы не знаем, как боевики ХАМАС одновременно смогли взломать линию защиты в разных местах, все проходило хаотично. Но, однозначно, линия защиты имела свою уязвимость. Чем воспользовались террористы? Скорее всего, тут не обошлось и без применения специализированных систем радиоэлектронной борьбы, которые глушили связь израильской армии. Скорее всего, у меня фактажа нет, но напрашивается такой вывод, потому что в армии есть связь, и при атаке какого-либо пункта оповещается вся армия. Я думаю, что скорее всего это не произошло. И террористы смогли достигнуть глубины 30-40 км от линии разграничения.

- Израиль объявил о проведении наземной операции в Секторе Газа, в ответ ливанская Хезболла объявила, что также в этом случае начнет действия против Израиля, обстрелы со стороны Ливана уже фиксируют. Насколько Израиль готов к такой масштабной военной операции сразу против нескольких противников?

- Армия Израиля готова к проведению боевых действий против армии любого из приграничных государств. Но надо понимать, что асимметричная война имеет свои особенности. Израильская армия одна из самых высокотехнологичных в мире. Но взлетает истребитель последнего поколения F-35 с самыми умными, высокоточными бомбами, и кружит над Газой. Куда им нанести удар?

У Хамаса нет баз, у Хамаса нет военной инфраструктуры. Все, что есть в Cекторе Газа - это сеть туннелей, подземных коммуникаций, лабиринтов. Поэтому типичная армейская операция воздушно-ракетными ударами, а также наземная операция по Сектору Газа, не будет иметь эффекта.

Да, общество шокировано, оно требует крови. И атаки на Сектор Газа авиацией будут продолжаться. Но надо понимать, это не метод борьбы против террористов. Против террористов воюют специализированные антитеррористические подразделения, которые работают локально и высокоточными ударами наносят удары. А на такие операции требуется более продолжительное время. И я считаю, что израильская армия, если начнет проводить типовую наземную операцию, которую они проводили до этого, то это приведет к очень большим жертвам. Как среди мирного населения Сектора Газа, так и среди военнослужащих армии обороны Израиля. Планируя такую операцию, и Хамас, и другие прокси на сопредельных территориях рассчитывали именно на такой ход Израиль. Чтобы он провел наземную операцию, завяз в Газе. Еще больше разозлил всех, да. И кстати, на севере Ливана террористическая группировка Хезболла уже начала проводить беспокоящие обстрелы территорий Израиля и спорных территорий на Голанских высотах.

- Как должна выглядеть ассиметричная ответная операция сил Израиля?

- На асимметричную угрозу надо работать асимметрично. Армия предназначена для совсем других целей, не для зачистки террористов в городской черте. Будет работать группа спецназа, по конкретно выявленным целям, местам актуального скопления. Когда террористы ведут переговоры или какие-то склады хранения, вот тогда они будут уничтожаться. Но это потребует большего времени. И это не типичные армейские операции, а скорее всего спецоперации, к которым, конечно, будут привлекаться и армейские спецназы, и другие антитеррористические подразделения силового блока.

Но асимметричная война имеет свою специфику. У вас нет врага, которого вы можете обнаружить и поразить. Эти люди живут в своих домах, в своих семьях. Они не скапливаются, вся их инфраструктура децентрализована и находится глубоко под землей, у них нет баз, у них нет казарм. По кому вы будете бить? Поэтому израильским силам безопасности нужно будет тщательно готовиться и проводить локальные и высокоточные операции.

- Насколько велики риски Израиля втянуться в большую горячую войну? Или все это закончится постепенным интеллектуальным планированием операций в Газе?

 -  Израиль сейчас в роли обороняющегося, он не имеет пока инициативы.

До тех пор, пока он не сможет перехватить инициативу, ему придется играть по правилам, навязанным ему этой террористической атакой.

Но со временем, я думаю, что Израиль переформатирует вид своего отпора и придет другим способам и методам войны. А пока Израиль должен следовать в канве обороны своей территории, что подразумевает типичные армейские операции и работу всех его структур по уничтожению, выявлению групп террористов, которые проникают на его территорию. Защита своей территории от ракет, от дронов по периметру границы. После того, как Израиль сможет купировать все эти угрозы, он, скорее всего, начнет переходить в новую фазу, это выявление и уничтожение военной инфраструктуры – командиров и простых террористов, которые находятся на этих территориях.

Надо понимать, что военной операции Израиля будет очень сильно мешать наличие большого количества заложников, среди которых не только граждане Израиля. Заложники будут очень сильно мешать Израилю как планировать, так и проводить войсковые операции, нужные на этом этапе.

- Все боялись вертикальной эскалации в войне Украины с Россией, но внезапно случилась горизонтальная эскалация. На ваш взгляд, насколько нынешняя ситуация в Израиле создаст длительную нестабильность на Ближнем Востоке?

- На данный момент каких-либо предпосылок к тому, чтобы эскалация на Ближнем Востоке приложила руку Россия, у меня нет. Однозначно оттуда торчат «уши» Ирана, но «ушей» России я еще там не видел.

- Долгие войны создают условия и пространство возможностей для новых войн.

- Конечно, войны порождают войны, потому что мы имеем дело с разбалансировкой систем сдержек и балансов, что приводит к различным конфликтам. Эта война незначительно может повлиять на Украину, это может повлиять в какой-то степени из-за того, что США сейчас придется финансово и военно-технически помогать Израилю. Это может помочь в какой-то степени вам. Если в этих атаках будут замечены уши России, то да, тогда Израиль может увеличить вам помощь.

 

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами