Виктор Кипиани о статусе кандидата Грузии на вступление в ЕС: некоторые практические соображения и замечания

Об историческом значении решения Европейского совета от 14 декабря 2023 года было много сказано. Учитывая политико-правовую, экономическую или морально-социальную сущность статуса кандидата на вступление в Евросоюз для Грузии, это вполне объяснимо. Более того, сейчас ещё больше прибавится, что надобно будет сказать или оценить: у нашей страны все еще впереди процесс выполнения условий, выдвинутых Евросоюзом, которые должны создать предпосылки для начала переговоров о вступлении.

Здесь же, несмотря на обилие комментариев, остановимся на некоторых практических аспектах решения от 14 декабря. Считаем, что их упоминание необходимо не только для полного осознания важности поддержки Евросоюзом Грузии, как кавказской страны, в средне- и долгосрочной перспективе, но еще и то, что это решение помогает нам также полноценно охарактеризовать возможные реформы внутри Евросоюза и его экспансию на Восток.

На наш взгляд, «маркеры», соответствующие историческому решению европейских партнеров Грузии, формируются следующим образом (предложенная последовательность никоим образом не указывает на определение какого-либо приоритета среди них. Мы лишь выставляем их на обсуждение аудитории, и для нас каждый из них самостоятельно взятый в отдельности, имеет большое значение):

1. Считаем, что решение от 14 декабря 2023 года, как по части Грузии, так и Украины и Молдовы, свидетельствует о намерении Евросоюза отказаться от так называемой «глухой обороны» и в нашем сложном кавказском регионе перейти к «стратегическому контрнаступлению».

Соответственно, если вспомнить ранние высказывания ряда грузинских политиков и исследователей, которые рассматривали решение о статусе страны-кандидата в члены Евросоюза, помимо его содержательно меритократического характера, еще и в геополитическом измерении, то можно сказать, что перипетии до и после принятия решения оправдали предсказания такого «дуалистического» подхода. И во время: в современном мире слишком большое увлечение идеализмом сегодняшнего дня затрудняет восприятие реальности завтрашнего дня, не говоря уже о преодолении накопленных к тому времени вызовов.

Таким образом, вывод, сделанный с грузинской стороны о едином евроинтеграционном процессе, с высокой вероятностью, будет сформулирован следующим образом:

Указанное решение одинаково важно и для Европейского Союза, поскольку оно точно выражает его стратегическое видение в отношении Евразии, очень сложному геополитическому пространству и это означает взять под ответственность (совместно) будущее этого же пространства.

2. Решение, неоднократно упомянутое в настоящей статье, указывает на единство государств-членов ЕС при принятии более принципиальных решений. Несомненно, позиция, заявленная в отношении Грузии (а также Украины и Молдовы) особенно ценится на фоне российской агрессии в Украине, также как и в контексте текущих событий на Евразийском континенте.

Факт, что скептики предполагали появление возможной трещины в единстве, и не без оснований. Этот скептицизм до сих пор в основном «оживлял» и продолжает «оживлять» вызовы, возникшие в западной демократии в целом, также как и на основе этих вызовов, растет голос радикализма и популизма.

3. Мы считаем, что официально заявленная позиция по расширению на восток отражает стремление ЕС утвердиться в качестве самодостаточного геополитического актора. Мы думаем, что это послание Европейского Союза было заявлено в адрес не только к ревизионистским странам международного правопорядка находящихся на востоке, но и на услышание Соединенным Штатам Америки.

Здесь слово «самодостаточный» мы выбрали в результате некоторых размышлений, то есть мы хотим сказать, что такими решениями Европейский Союз пытается обрести собственный голос в отношениях, как с конкурирующими, так и с партнёрскими геополитическими акторами.

В то же время подобная попытка не должна быть (и не может быть) истолкована, как обособление Европейским Союзом в европейских делах Соединённых Штатов Америки. То, что обречённый для неудачи сойдёт индикатором, так называемой европейской автономии.

4. Непреувеличенно велика идейная или идеологическая нагрузка решения от 14 декабря 2023 года. Дело в том, что это ответ европейского политического объединения на грубое посягательство порядка, образованного после второй мировой войны: Непроницаемость же этого порядка основана, прежде всего, на неприкосновенность международно-признанных границ.

Таким образом, данное решение Евросоюза, также как и политический документ расширения 2030 года, является своего рода конституционной основой географо-политической анатомии международно-правовых норм и порядка в Европе.

Декларирование европейскими партнёрами своего «кодекса поведения» является заявленным противовесом того «кодекса поведения», который нарушая международные нормы, в том числе и по соседству, направлен на расширение геополитико-геоэкономическое Lebensraum, так называемого «жизненного пространства».

Поскольку мы уже упомянули единство евроинтеграционного процесса, то для обеспечения «двустороннего движения» в его пределах грузинская сторона должна учесть:

1. С присвоением Грузии статуса кандидата геополитический «контент» вопроса, с большой вероятностью, был окончательно исчерпан или, как минимум, резко сокращен. Соответственно, на пути к началу переговоров о вступлении страны в Евросоюз маловероятно включение «турборежима» со стороны наших европейских партнеров. На сей раз достигнутые страной успехи в значительной степени будут основаны на заслугах и будут измеряться по строгой меритократической мере. Проще говоря: то или иное изменение, необходимое для европейской интеграции, должно быть реальным, а не «вроде бы изменением», «половинным изменением», «псевдо изменением» или «квази изменением».

2. Выполнение условий, определенных Евросоюзом для начала переговоров, помимо сущности их выполнения, требует также и своевременную и налаженную коммуникационную политику: к тому же не только на уровне Евросоюза, но и в столицах стран-членов Евросоюза. Думаем, что определённый опыт в этом мы приобрели на заключительном этапе получения статуса кандидата. Однако оставалось впечатление, что эта коммуникационная линия не была полной и последовательной и более была уподоблена порыву к финишу. Подобный подход, уже на второй раз, при выполнении 9 условий, рискованно и с большой вероятностью не сработает. Поэтому правильные и системные нюансы коммуницирования с европейцами следует учитывать изначально. Учитывая колеблющийся электорат и изоляционистские политические тенденции в нескольких странах членов ЕС, это тем более актуально.

К тому же, требует отдельного выделения еще одно существенное обстоятельство:

3. Необходимо осознавать, что от получения статуса кандидата до начала переговоров о присоединении (и, ясно же, в ходе самого переговорного процесса) пространство «эмоциональной дипломатии» (например, «стоять на двух ногах» vs «стоять на одной ноге» и другие политические увертюры эпистолярного жанра) также будет ограничено.

В целом о завтрашней повестке дня грузинской дипломатии мы говорили и раньше и, с большой вероятностью, поговорим об этом ещё раз особо в ближайшем будущем. Поэтому здесь и в этот раз сбережём время и терпение читателя. Наш обобщенный призыв в этой статье – снова и снова «деромантизация» национального политического мышления и создание реалистичной грузинской политики.

С условием реализма и оговорок, также необходимо принять во внимание, что:

4. Евросоюз сам планирует реформироваться, что должно уберечь эту довольно неуклюжую структуру от превращения во второй ООН и придать ей способность решать нынешние вызовы. Здесь же следует упомянуть так называемую "Дорожную карту" реформирования Евросоюза к весне 2024 года. Излишне говорить, что мы должны не только следить за этим процессом, но и идти в ногу собственными реформами внутри страны, что в конечном итоге создаст для нас лучший способ уподобиться обновленному Европейскому Союзу и приспособиться к его писаным и неписаным («операционный кодекс») правилам.

Эти и многие другие соображения, их напоминание и озвучивание, очевидно, с целью учёта их в деле, несут практическую пользу для продолжения евроинтеграции в грузинской реальности делами, а ни продолжения словами. Естественно, что у этого процесса имеется несколько участников. Однако степень нашего соучастия является, конечно же, главным и определяющим. В этом отношении наша современность обязана прошлому и подотчётна перед будущим.

 

Грузия-Запад: предвыборная ситуация в условиях углубления кризиса в отношениях
Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами