Военная мощь Польши: воплощаются ли прогнозы Джорджа Фридмана в реальность?

На протяжении последних нескольких веков Польша сталкивалась с экзистенциальной борьбой за своё выживание на фоне нападений со стороны Османской империи, Швеции, Австрии, Германии (Пруссии) и России. Некоторые из них не достигли своих целей, однако за последние два с лишним века народ дважды был лишен своей независимости. Основным примером является раздел Польши во второй половине XVIII века среди великих держав того времени, что прекратило её существование как суверенного государства на значительный период.

После восстановления независимости под руководством маршала Пилсудского страна сражалась с Советским Союзом, что завершилось её победой и помогло сохранить территориальную целостность перед лицом агрессии революционных большевиков. Несмотря на это, спустя почти два десятилетия нацистская Германия и Советский Союз подписали пакт Молотова-Риббентропа, что привело к вторжению и оккупации страны двумя агрессорами.

Наконец, после поражения нацистской Германии, СССР оккупировал и установил марионеточный коммунистический режим, который продлился более четырёх десятилетий. В настоящее время Польша, являясь членом Европейского Союза и НАТО, играет важную роль в обеих организациях, что также делает её привлекательной для региона Южного Кавказа, в первую очередь для Азербайджана.

Расположенная в Центрально-Восточной части Европы, Польша является надёжным союзником США, а также ключевой страной НАТО на восточном фланге. Геополитическая и военно-стратегическая значимость Польши значительно возросла после российского вторжения в Украину, что оставило многих наблюдателей в недоумении относительно того, что может последовать дальше. В конце концов, это была крупнейшая военная кампания в континентальной Европе после Второй мировой войны.

Поэтому многие наблюдатели обратили свои взоры на Польшу в качестве крупнейшего сторонника Украины в регионе. Было ясно, что ситуация никогда не будет прежней. Самым явным свидетельством этого является активное наращивание военных сил, предпринятое последующими польскими правительствами. Однако это началось еще задолго до российско-украинской войны.

Фактически, усилия по модернизации всегда были приоритетом польской национальной стратегии безопасности. Уже к 2022 году страна тратила 2,4% своего ВВП на военные нужды, что превышало установленный порог в 2% для государств-членов НАТО. Это можно объяснить множеством факторов, в том числе географией. Стоит отметить, что страна граничит с калининградским эксклавом России, который имеет доступ к основной территории РФ через коридор Сувалки, проходящий через польскую территорию.

Стратегическая важность так называемого Сувалкского разрыва не может быть переоценена, поскольку это единственный жизнеспособный сухопутный маршрут, соединяющий Беларусь, союзника России по договору, с эксклавом, и поэтому является источником потенциального военного вторжения со стороны России.

Помимо этого, Сувалки одинаково важны для Польши и её союзников, так как это единственная область, соединяющая Балтийские республики с остальными членами альянса, включая саму Польшу.

Конечно, следует также учитывать, что с присоединением Финляндии и Швеции, НАТО находится в гораздо более удобном положении для доступа к Балтийскому региону. Однако последнее расширение НАТО является относительно недавним явлением, произошедшим лишь после российского вторжения в Украину. Кроме того, в любом случае было бы разумно обеспечить безопасность и надёжность сухопутного маршрута для использования альянсом, учитывая потенциальные логистические уязвимости, с которыми могут столкнуться Балтийские республики в случае конфликта.

Польское перевооружение стало важным сдвигом геостратегической парадигмы в сторону большего военного сдерживания России, тогда как несколько западноевропейских стран предпочли сохранять низкие военные расходы и углублять экономическое взаимодействие с Россией. Ключевым элементом стратегии сдерживания и обороны НАТО является его военное присутствие в восточных регионах территории альянса.

В последние годы страны-члены укрепили передовое присутствие НАТО, развернув многонациональные батальоны в Болгарии, Эстонии, Венгрии, Латвии, Литве, Польше, Румынии и Словакии. Кроме того, они увеличили развёртывание кораблей, самолётов и войск вдоль восточного фланга НАТО, от Балтийского моря на севере до Чёрного моря на юге. Эти меры подчёркивают приверженность и готовность союзников защищать территории и население альянса.

Учитывая население и размеры экономики, вполне естественно, что Польша берёт на себя большую ответственность за коллективную оборону восточного фланга. Начиная с 2023 года страна выделяла 4% на оборону, что является очень высоким показателем по стандартам НАТО, если не самым высоким. Сегодня польские вооружённые силы насчитывают примерно 150.000 человек. Страна стремится значительно расширить свои силы, нацелившись на общее количество в 300.000 военнослужащих к 2035 году.

К тому же, с 2017 года Польша создала новые территориальные силы обороны численностью 30.000 человек. Эти резервисты проходят первоначальную 16-дневную подготовку, а затем регулярные курсы повышения квалификации.

Было заключено соглашение на сумму 4.9 миллиарда евро на покупку 250 танков “Abrams” у США. Её военно-воздушные силы уже эксплуатируют американские истребители “F-16”, а в 2020 году Варшава заключила контракт на 4.6 миллиарда долларов на покупку 32 истребителей “F-35”. Помимо того, Польша разместила заказы на сумму от 10 до 12 миллиардов долларов на вооружение из Южной Кореи. Соглашения включают 180 танков “K2 Black Panther”, 200 самоходных гаубиц “K9 Thunder”, 48 лёгких штурмовиков “FA-50” и 218 реактивных систем залпового огня “K239 Chunmoo”. Кроме того, ожидается, что Южная Корея поставит в общей сложности 1.000 танков “K2” и 600 гаубиц “K9” к середине-концу 2020-х годов.

Привлекательность Кореи заключается в том, что её военная техника, как правило, дешевле обходится американских и европейских аналогов и может быть произведена по строгому графику. Эти закупки, естественно, бросают вызов видению президента Франции Эммануэля Макрона о так называемой «стратегической автономии», где он представляет Европу, защищающую себя при помощи отечественного вооружения. Однако отсутствие химии между Варшавой и западноевропейскими столицами сделало европейских производителей менее привлекательными в глазах польских властей.

Исходя из факта значительных инвестиций в военные возможности, можно предположить, что Польша в ближайшие десятилетия будет лидировать в НАТО с точки зрения сдерживания потенциальных угроз и вызовов, исходящих от её восточных соседей с одной стороны, а также балансировать внутри блока силу и влияние своих западноевропейских партнёров.

С точки зрения Южного Кавказа, в частности Азербайджана, это очень важное развитие событий, которое также открывает путь для более широкой межрегиональной кооперации. В конце концов, находясь в геополитически сложной обстановке, наша страна должна усиливать сотрудничество с государствами восточного фланга НАТО, что будет полностью совместимо с Шушинской декларацией, подписанной между другим ключевым союзником НАТО — Турцией и Азербайджаном.

Это соглашение помогло создать новую региональную архитектуру безопасности с возможностью расширения на Грузию и даже Армению в обозримом будущем. Как важный сухопутный мост между Чёрным и Каспийским морями, Южный Кавказ стратегически важен для восточного фланга НАТО, поскольку он обеспечивает столь необходимый доступ к ценным ресурсам и рынкам Центральной Азии.

 

 

Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Борьба с обмелением Каспия, таянием ледников и минным загрязнением: чем Азербайджан идет на COP29?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами