Выборы в Европарламент: конец макронизму и перспективы для Азербайджана

Парламентские выборы в ЕС, которые прошли с 6 по 9 июня свидетельствуют о существенных изменениях в политической структуре ЕС.  

В течение четырех дней, избиратели в 27 странах – от Португалии и Польши до Бельгии и Болгарии – отправились на местные избирательные участки, чтобы избрать 720 членов, составляющих Европейский парламент, законодательный орган Европейского Союза.

Несмотря на то, что это выборы на уровне одного из ключевых институтов ЕС, они по-прежнему организуются и управляются как национальные избирательные бюллетени в каждой из 27 стран-членов ЕС.

Парламент является единственным институтом ЕС, избираемым прямым голосованием. Он менее влиятельный, чем большинство национальных парламентов.

Политикой ЕС руководит Совет министров, которые являются избранными лидерами отдельных государств-членов.  В Европарламенте существует семь основных групп: от крайне правых до крайне левых. Двумя доминирующими группами являются правоцентристская консервативная Европейская народная партия (ЕНП) и левоцентристский Прогрессивный альянс социалистов и демократов (СД).

Из-за пропорционального представительства ни одна группа не имеет ничего похожего на большинство, и поэтому им приходится формировать широкие коалиции, чтобы добиться чего-либо в парламенте.

ЕНП и Социал-демократическая партия (или их предыдущие воплощения) доминировали в этой коалиции на протяжении десятилетий. Хотя изначально имелись прогнозы о том, что эти две партии по-прежнему будут крупнейшими после выборов, в процессе выборов внимание было приковано к другим основным правым группам: Европейским консерваторам и реформистам (EКР) и крайне правой популистской партии «Идентичность и демократия» (ИД). 

Как и предсказывали эксперты, крайне правые партии Европы добились значительных успехов – особенно во Франции, Германии и Италии.  

Правоцентристская Европейская народная партия (ЕНП) удержала своё лидерство на выборах в Европарламент в Австрии, Германии, Греции, Нидерландах и на Кипре, заняв 186 мест вместо прогнозируемых. На втором месте с разрывом в 51 место позиции сохраняют социал-демократы, получившие 135 мест.

Либерально-центристское объединение «Обновляя Европу» получит 79 мест. Правоконсервативная партия «Европейские консерваторы и реформисты» – 73 места. Праворадикальная партия «Идентичность и демократия» значительно усилила свои позиции, получив 58 мест.

Наибольшие потери понесут «зеленые». Следует отметить, что рост влияния крайне правых в Европейском парламенте следует аналогичной тенденции на национальном уровне в ряде основных стран-членов ЕС.

Результаты выборов в Европейский парламент демонстрируют различные тенденции в странах ЕС.

Ультраправые партии, достигшие значительных успехов на воскресных выборах в Европарламент, поколебали традиционную расстановку политических сил в Евросоюзе. Особенно унизительным поражение стало для президента Франции и его партии «Возрождение».

Успех «Национального объединения» Марин Ле Пен, с 32% голосами, это скорее всего знак протеста против политики французского президента. Были уже несколько версий, что это признаки того, что часть французского общества не принимает те реформы, проводимые Макроном.

Одной из ошибок Э. Макрона, с точки зрения французского общества, было заявление о предоставлении Евросоюзу доступа к ядерному потенциалу Франции.

Аналитики называют это нарушением французской доктрины, что стало основным "козырем" оппозиции. Провал идеи Э. Макрона о создании «международной коаллиции» против ХАМАС, является одним из самых больших потрясений Франции с момента потери колоний.

С внешней политики во внутреннюю: протесты фермеров и за последние два года приобретали массовый характер. Протестующие, в основном, проявляют недовольство из-за импорта сельскохозяйственной продукции, что послужило снижению доходов местного «зелёного бизнеса», хотя Франция обладает необходимым потенциалом для самообеспечения фермерской продукцией.

Фактическое объявление войны Исламу под предлогом «недопустимости терроризма» и «радикализации традиционалистского французского мышления», вызвало массу негодований у мусульманской общины Франции.

Если добавить протесты учителей и водителей общественного транспорта, то можно прийти к выводу, что значительная часть населения явно не поддерживает нынешнего президента.

Что по Германии, так несмотря на то, что крайне правая «Альтернатива для Германии»  подверглась критике из-за серии скандалов с участием её кандидатов, она все равно получила достаточно мест, чтобы обойти социал-демократов канцлера Олафа Шольца.

От того, каким будет политический расклад в ЕП, зависит кто занимает ключевые посты в ЕС. Этот вопрос будет обсуждаться 17 июня в Брюсселе.

Согласно проведённым опросам, ещё на предвыборном этапе устойчиво сложилось мнение того, что популистские партии добьются успеха, что способствует «встряске» между конкурирующими правыми блоками.

В первую очередь, это касается вопросов войны в Украине, безопасности, проблемы массовой миграции, климатических изменений, торговых отношений и т.д. – вопросам, имеющим значение для всего блока.

Хотя показатели нелегальной миграции ниже, чем во время миграционно кризиса 2015-2016 годов (в связи с многократным увеличением потока беженцев, нелегальных мигрантов из стран Северной Африки, Ближнего Востока и Южной Азии), это по-прежнему остается деликатной проблемой во всем ЕС, поскольку некоторые страны несут непропорционально большую долю бремени, в то время как другие не хотят вносить свой вклад.

Какие риски и перспективы для Азербайджана несут итоги выборов в Европарламент?

За последний год в отношениях между Азербайджаном и Европарламентом наблюдается разлад. Открытые угрозы и требования в адрес Азербайджана, содержащиеся в резолюциях Европарламента, а также очевидная поддержка армянских сепаратистов и попытки воскресить их, сознательное игнорирование военных провокаций Армении на условной границе, преподнесение попыток Франции по эскалации ситуации на Южном Кавказе как «поддержка реформ армии» и многие другие моменты, привели к конфронтации между сторонами. 

Победа центристов во главе Урсулой фон Дер Ляйен, означает, что Европейский Союз находится на пути к сохранению своего статус-кво во внешней политике, в частности касательно пост-советского пространства это будет себя показывать в расширении энергетической политики с Азербайджаном, и активной поддержке Украины. Это также означает, что Урсула фон дер Ляйен, нынешний президент Европейской комиссии (самая влиятельная исполнительная должность блока), скорее всего, выиграет второй срок.

Фон дер Ляйен, которая также помогает диктовать экономическую и торговую политику, является сильным партнером официального Баку и входит в число немногих председателей комиссий, посетивших Азербайджан. 

Вместе с тем, основная анти-азербайджанская игра в Европарламенте велась посредством французских парламентариев или лоббистов, поддерживаемых Парижем.  

Политологи оценивают реальную ситуацию на выборах в Европарламент, как политическое «фиаско» президента Макрона. В первом туре президентских выборов, состоявшихся два года назад, Макрон потерпел поражение от Марин Ле Пен с перевесом в 4% голосов. Спустя два года Ле Пен опережает Макрона с явным отрывом - около 50% голосов. Такова оценка французами двух лет деятельности Э. Макрона. Позиция Макрона относительно основной политической повестки мира в последние два года не встречалась однозначно.

Так например, с 2020 года, начиная с первого президентского срока, позиция, занимаемая им в отношении Азербайджана и Южного Кавказа в целом, носила репутационно-деструктивный характер. Начиная с этого периода, всё указывало на недемократический имидж французского правительства в лице Макрона, его последовательные политические поражения в международных организациях, а также тот факт, что его мнение не было «слышно» даже на заседаниях подконтрольной ему Франкофонии, свидетельствовали, о неминуемом конце "макронизму" даже в масштабах Европы.  

Активное участие в вооружении Армении, создаваемые ею препятствия на пути формирования стабильности и мира на Южном Кавказе, а параллельно с этим нарастание внутренних проблем, предпочтение бесчеловечным лозунгам и принципам, таким как исламофобия, расизм и нетерпимость, сказалось на политическом влиянии Парижа в Европе в целом.

Неоколониалистская политика Макрона и французских властей в целом проявились в агрессивном настрое по отношению к заокеанским территориям (Новая Каледония).

В вопросе разрешения сложившейся ситуации на Южном Кавказе, с учётом представительства хоть и правоцентричных партий, но из различных европейских стран, сложно сделать точный прогноз. Одно известно наверняка, чтобы вести слаженную политику в отношении Южного Кавказа, необходимо новым правящим партиям Европы прийти к консенсусу в вопросе реагирования на те, или иные вопросы.  

А увеличение количества ультраправых депутатов в Европарламенте, чья антиазербайджанская риторика ясна – не влечёт за собой позитивных изменений. Для стабилизации отношений между Европарламентом и Азербайджаном потребуется немало времени, более того, те утверждения, что с нынешним европейским правительством это невозможно – вполне понятны.

Ведь антиазербайджанская риторика Европарламента является неким «неписанным правилом», и этот вывод делается на основании того, что в некоторых случаях депутаты ЕП проводят заседания с предварительно заготовленными резолюциями, где Парламент, состоящий из 720 членов, без участия, фактически, половины представителей, принимает однобокие решения. Правда, есть и позитивные надежды.  

Конечно, мы видим, что были избраны также лица, лояльные по отношению к Азербайджану, придерживающиеся объективной политики. Однако, выдвигаемые от ведущих государств Европы (Германия, Франция, Бельгия, Италия и т.д.) они не заняли большое число позиций, в отличии от правоцентристов, которые, к сведению, приобрели и дополнительные мандаты.


Как заметил на днях депутат Бундестага  от партии "Альтернатива для Германии" (Alternative für Deutschland, AfD) Евгений Шмидт в интервью газете Каспий, при широком представительстве правых в Европарламенте, риторика этой организации в отношении Азербайджана, безусловно, претерпит изменения.

Непрозрачный и изменчивый характер политики на европейском уровне для региона Южного Кавказа означает, что многое может измениться в течение пятилетнего периода. В конце концов, всегда стоит помнить, что правящие партии Европарламента все равно должны отвечать перед своими внутренними избирателями, придерживаясь объективной позиции по отношению к нерегиональным акторам.

Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Борьба с обмелением Каспия, таянием ледников и минным загрязнением: чем Азербайджан идет на COP29?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами