Ящик Пандоры: В чем суть конфликта на границе Кыргызстана и Таджикистана

Масштабный вооруженный конфликт в апреле этого года, возникшей на границе Кыргызстана и Таджикистана - самый трагичный и кровавый за последние годы в Центральной Азии. Однако конфликт в селе Кёк-Таш около водозабора «Головной», где очень близко друг к другу проживают таджики и кыргызы – лишь симптом большой проблемы. С начала 2020 года на различных участках таджикско-кыргызской границы произошло семь вооруженных инцидентов, в другие годы их было и больше. В чем подоплека постоянных конфликтов, какие причины подогревает постоянное напряжение в этом регионе Центральной Азии? 

В ходе четырехдневного вооруженного конфликта находящемся на приграничной территории Кыргызстана и Таджикистана - Согдийской и Баткенской областей - по имеющимся данным со стороны Кыргызстана погибло 34, а всего пострадали 183 человека. СМИ Таджкистана оценивают количество погибших сограждан минимум в 8 человек, а пострадавших - не менее, чем в 90. 

По наиболее распространённой версии конфликт вспыхнул, в тот момент, когда таджикская сторона решила установить видеокамеры на водозаборе «Головной», и это вызвало негативную реакцию с киргизской стороны. В дело вмешались пограничники и военные с двух сторон, которые превратили конфликт в настоящую полномасштабную войну с участием бронетранспортёров, минометов, гранатометов, захватом блокпостов. 

Одной из известных главных проблем региона называют нерешенность четко установленной и обговоренной между сторонами линии границ, эта проблема в Средней Азии была актуальна и в Советское время.

А если кажется, что недостаток воды для взращивания твоего урожая, связана с созданием запруд, которые устроил на реке твой сосед с другой стороны границы, неважно - таджик или киргиз, повод для недовольства может появиться серьезный и основательный. 

Если взглянуть внимательно на карту границы Таджикистана и Кыргызстана, то можно заметить ряд анклавов, в основном с таджикским населением, которые располагаются на территории Кыргызстана. В некоторых селах региона таджики и киргизы проживают практически поровну: на одной стороне улицы проживают киргизские семьи, на другой - таджикские. Одним из таких мест, где время от время вспыхивают межнациональные стычки и крупные конфликты, является таджикский анклав Ворух, который связан с «материковым» Таджикистаном лишь многокилометровой автотрассой.

 

В первых числах апреля 2021 года вопрос с анклавом Ворух стал причиной политической напряженности между Кыргызстаном и Таджикистаном, стороны обменялись жесткими заявлениями, и некоторые эксперты считают его своего рода предысторией столь тяжелого вооруженного противостояния спустя несколько недель. Поселок Кёк-Таш находится неподалеку от этих мест.   

«В этом году будет 30 лет независимости стран Центральной Азии, но проблема границ между ними до сих пор остаётся открытой. Это несмотря на то, что в ряде странах региона сменилось руководство, а воз и ныне там. Отложенные проблемы, а это не только граница, время от времени обостряются, проводят к плачевным результатам. Наш враг - это бездействие!», - считает казахстанский политолог Замир Каражанов.

По его мнению, главная причина проблем - это отсутствие между государствами договоров о прохождении государственных границ. В Центральной Азии только Казахстан подписал договора с сопредельными странами о делимитации и демаркации своей границы. Другие республики до сих пор не решили эту проблему, что в свою очередь приводит к конфликтам и даже к курьёзам. 

«Например, Узбекистан в 90-ых годах просто минировал государственную границу, поскольку столкнулся с ростом террористической угрозы. Одним словом, отсутствие общепризнанных границ в регионе усиливает не только риски эскалации вооруженных конфликтов между странами, но и трансграничную преступность: нелегальный оборот оружия, наркотиков, перемещение через границу экстремистов, террористов, сепаратистов и т.д. Приграничные конфликты в Центральной Азии случались прежде и скорее всего будут происходить в будущем. Поскольку имеются благоприятные условия - отсутствие правовых документов о границах. Но спасает приемлемый уровень политического доверия в регионе, который позволяет локализовать вооруженные конфликты и решать проблему мирными способами, посредством переговоров», - отмечает казахстанский эксперт. 

По его мнению, в другой раз, «самопроизвольная реакция» на границе может спровоцировать «большой взрыв», серьезный приграничный конфликт, что негативно скажется на всей Центральной Азии. 

Центральная Азия, по мнению казахстанского эксперта, в данный момент рассматривается как часть трансевразийского транспортного коридора, который соединяет Европу и Азию. Это мегапроект, в который инвестируются большие средства, государства берут деньги в займы. В такой ситуации одно из условий транзита, - стабильность и безопасность прохождения груза, - ставится под сомнение. Напряженность в Центральной Азии также скажется на его экономике, а это отразиться на торговых отношениях с другими государствами. Кто будет вкладывать инвестиции в нестабильный регион, обсуждать долгосрочные совместные проекты? 

По мнению директора аналитического центра «Prudent Solutions», кыргызского политолога Эсена Усубалиева, главный корень конфликтов - в статусе границ. И то, что стороны используют разные подходы в определение ее конфигурации. 

«Статус границ, а именно их делимитация и демаркация, это длительный процесс, который тянется уже более 30 лет. В первые годы независимости его решение было отложено в связи с гражданской войной в Таджикистане (1992-1997) и фактически страны приступили к обсуждению пограничных проблем после 2000 гг., но без особого успеха.

Проблема усугубляется еще и тем, что каждая из сторон ссылается на разные документы, в частности, Таджикистан предлагает использовать карты 1924-1927 и 1989 гг о межнациональном размежевании, в то время как Кыргызстан ссылается на карты 1956-1958 гг, считая их более точными, нежели карты первых периодов формирования СССР. 

Тем не менее, наличие этих разных подходов не лишает стороны возможности для дипломатического решения конфликтных ситуаций, основа которых всегда - взаимный компромисс. К сожалению сейчас, уровень доверия между двумя государствами катастрофически снизился и это оказывает влияние на многовековые узы добрососедства и дружбы между народами двух стран», - отмечает Э. Усубалиев. 

На его взгляд, важная причина существующих проблем - это нерешенность статуса границ, вопросов использования водотехнических сооружений и в целом, местных проблем использования водных ресурсов. В советский период, все они строились с учетом общей системы регулирования стока воды на нужды сельского хозяйства. Приоритет в водопользовании отдавался тем районам республик, который в этом нуждались больше всего, без учета национальной принадлежности, либо фактического нахождения того или иного района союзных республик. В данном случае, нередко, водотехнические сооружения возводились за счет одной, но находились на территории другой республики и наоборот, либо полностью строились на территории одной республики за счет местного бюджета. В данном случае, говоря о гидросооружении «Головной» - это сооружение было построено силами Киргизской ССР в 1970 году и находилось на территории этой республики.

По мнению руководителя аналитического центра "Стратегия Восток-Запад", кыргызского политолога Дмитрия Орлова, в целом, ситуация с Кёк-Ташем, да и вообще конфликты на кыргызско-таджикской границе не то, чтобы могут повториться — они происходят регулярно. Только за последние 10 лет в тех местах произошло 150 конфликтов. 

«И в советское время местные жители — кыргызы и таджики — конфликтовали. Но скажем прямо: конфликты были и есть — не из-за воды и пастбищ, а по причине неэффективного пользования ими. Но в советское время всё как-то сглаживал тот факт, что Кыргызстан и Таджикистан были частями одной страны. Именно распад Союза породил все последующие проблемы, главную из которых можно назвать геополитическим эгоизмом. Все сразу и дружно начали трясти картами и документами, подтверждающими или опровергающими права таджиков и кыргызов на части некогда единой территории», - замечает Д. Орлов. 


В итоге, как отмечает политолог, до сих пор никто толком не знает, сколько же всего составляет протяжённость кыргызско-таджикской границы. По одним данным — 976 километров, по другим — 970. Есть и третьи данные (970,9 километра), и четвёртые (990,6 километров). 

Простому населению, живущему по обеим сторонам границы, от этого хуже всего. Ну а поскольку и в Душанбе, и в Бишкеке до недавнего времени, по мнению политолога, предпочитали закрывать глаза на все эти проблемы, местные жители решали их сами. Жители Кыргызстана, как отмечает политолог, например, перекрывали таджикскую трассу Ворух-Исфара. Кто бывал в тех местах, знает, что она пересекает территории Кыргызстана три раза: через сёла Кок-Терек, Таш-Тумшук и Ак-Сай. Так же — и с трассой Баткен-Исфана, которая пересекает границы Таджикистана в нескольких участках. Во время конфликтов кыргызстанцы имели обыкновение перекрывать дорогу Ворух-Исфара, а таджикистанцы — блокировали трассу Баткен — Исфана. В 2015 году, когда президентом Кыргызстана был Алмазбек Атамбаев, Бишкек обещал решить проблему спорных участков за два года. 

«Прошло шесть лет. Проблема, как видим, перешла по наследству второму с тех пор президенту», - отмечает кыргызский политолог. 

Чтобы как-то решать проблему, на его взгляд, и Бишкеку, и Душанбе необходимо в процессе переговоров вести среди населения на местах широкую разъяснительную работу, чтобы люди знали чётко, что именно, какие территории или обмен территориями, и на каких условиях передаются, либо забирается у Кыргызстана и Таджикистана. Это — первый шаг. 

Второй шаг— необходимо решить вопрос грамотного управления ресурсами: водой, например. 

Эксперт объясняет, как, примерно, происходят такие недоразумения. 

 «Сейчас Кыргызстан и Таджикистан берут воду где-то в четырёх десятках водных каналов. Часто местные жители с обеих сторон имеют «милую» привычку их перекрывать. В итоге местные жители либо бросают друг в друга камни, либо, в «мягком» варианте, перекрывают другие каналы. Взаимные претензии в этом случае похожи друг на друга, как две капли воды: вышестоящее по каналу село — таджикское, либо кыргызское, перекрывает канал, и берёт больше воды, чем положено, а вода из-за этого до людей не доходит» - отмечает кыргызский эксперт. 

По его мнению, есть и внешние силы, заинтересованные в раздувание междоусобных национальных конфликтов между Кыргызстаном и Таджикистаном. И, наивно думать, что никто не воспользуется ситуацией, которая описана выше. 

«Недавно на одном мероприятии озвучили цифру: в регионе активно работают спецслужбы 20 государств. Прибавим к ним транснациональные преступные группировки и ячейки псевдоисламских радикалов. По факту получаем этакий винегрет, образно говоря, время от времени «приправляемый» кровью солдат и мирного населения по обеим сторонам границы. Я не случайно упомянул здесь о «транснациональности» тамошнего криминала: известны случаи, когда кыргызы и таджики входили в одну банду», - отметил Д. Орлов. 

Как отмечает Орлов, надо понимать, что любые конфликты разжигают не просто так, а с определёнными целями.

Кстати сказать, устойчивая граница в тех местах невыгодна многим. В частности, тем, кто возит туда-сюда контрабанду, включая наркотики, и чиновникам, имеющим свой процент с этих «путешественников». 

Сломать этот механизм будет очень сложно. Самое главное — найти толковых и честных специалистов для решения этих проблем. Иначе, дальше будет только хуже, считает кыргызской эксперт. 

Но как отмечает Д. Орлов, сейчас власти обеих стран демонстрируют готовность к переговорам. По его словам, в Душанбе и Бишкеке давно должны были понять, что никто — ни Россия, ни США, ни ООН, ни ОБСЕ, ни ОДКБ, ни ШОС — не решит проблему границ до тех пор, пока власти обеих стран сами не захотят договариваться. 

«Апелляция ко всем этим странам и структурам, без готовности Садыра Жапарова и Эмомали Рахмона к переговорам — чистой воды обывательщина. На словах готовность к переговорам демонстрируют и Бишкек, и Душанбе. Однако здесь нужно посмотреть, каким будет результат, и станет ли он окончательным» - резюмировал кыргызский политолог. 

Продолжая мысль кыргызского эксперта, хочется отметить, что общего пессимизма в словах всех высказавшихся политологов все-таки нет – так или иначе каждый из них, подтверждает тот факт, что сегодня власти двух стран всерьез задумались о том, что действовать оперативно по вопросу определения границ надо уже сейчас, не откладывая этот жизненно важный вопрос, как всегда, в «долгий ящик». 

 

Cмогут ли Путин и Байден поделить сферы влияния на Украине?
Дефицит воды может стать причиной новых войн в Средней Азии
«Белые пятна» в истории формирования азербайджанских  национальных  дивизий  в годы советско-германской войны  1941-1945 годов
Капкан для Лукашенко : Чем задержание Романа Протасевича «аукнется» на Беларуси?
Почему США не поддержат  Украину в случае войны на Донбассе - экспертные мнения
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами