Затишье перед бурей: Георгий Бадридзе рассказал, что ждет Грузию в ближайшие месяцы

 

С апреля этого года в Грузии вспыхнула волна массовых протестов после того, как лидер парламентского большинства Грузинская мечта Мамука Мдинарадзе заявил, что его партия во второй раз внесет в парламент законопроект об «иностранных агентах».

Парламент Грузии принял законопроект в первом чтении 17 апреля. Во втором чтении закон приняли 1 мая.

25 апреля Европейский парламент принял резолюцию по грузинскому законопроекту о прозрачности иностранного влияния. Документ ставит под вопрос переговоры о вступлении Грузии в Европейский Союз, пока этот закон будет действовать.

2 июня спикер парламента Грузии Шалва Папуашвили подписал скандальный закон о «иноагентах». Он вступил в силу сразу после подписания.

Позже посол Евросоюза в Грузии Павел Герчинский заявил, что евроинтеграция Грузии практически остановилась из-за принятия закона о «иноагентах».

Активная протетсная волна в Грузии несколько поутихла,  однако ситуация далека от стабильности и все больше походит на затишье перед бурей, отголоски которой веротяно себя покажут  в октябре, когда в стране пройдут парламентские выборы. Грузия становится центром геополитической борьбы между большими державами. 

Центр STEM поговорил с  бывшим послом Грузии в Великобритании, ныне старшим научным сотрудником Фонда Рондели (GFSIS) Георгиием Бадридзе о внутриполитической ситуации в Грузии, а также геополитической обстановки в регионе Южного Кавказа. 

Снизилась ли протестная накаленность в Грузии между правительством и обществом/оппозицией? Можно ли утверждать, что правительство вышло «победителями» из обстановки, так как наблюдается спад в посещаемости протестов? С чем связано то, что «Грузинская Мечта» так упорно настаивала на своей позиции? 

-- Если принятие закона об «иноагентах», который теперь называется законом «о прозрачности иностранного влияния», называть «победой» правительства – то это «Пиррова победа», поскольку до этого политическая ситуация не предвещала особых перемен на октябрьских выборах. У оппозиции особых надежд на победу не было, а этим законом правительство Иванишвили сумело консолидировать даже ту часть общества, которая раннее его поддерживало. Так что, я никак не считаю это особым успехом. Протесты были ответом на попытку принятия и предупреждением правительству, выражением волеизъявления народа. Закон принят, так что, особого повода для того, чтобы продолжать массовые протесты в Грузии до начала активной предвыборной кампании, нет. Поэтому, судить по спаду протестов, о том, что настроения в обществе изменились не стоит. Я думаю, что у нас будет очень жаркая осень, как и предвыборный период, так и в период, следующий сразу за выборами.

Как Вы видите взаимоотношения с США, в условиях, когда Вашингтон  вводит санкции против Грузии? Можно ли сказать, что это конец прозападного ориентира Грузии?

-- Нет, это можно назвать «долгожданным, но естественным откровением» правительства, связанного с Иванишвили, его режим никогда искренне прозападным не был, а говорить о Грузии в целом, мы не можем, так как  все видят, как настроено общество.

Абсолютное большинство грузин, которые могут не соглашаться о многом – они едины в том, что Грузия должна быть европейской демократией, членом Евросоюза и НАТО, и союзником США.

Это выбор Иванишвили, а не Грузии. То, что США пришлось заговорить о санкциях, кстати, о запоздалых, это не выбор США. Это реакция на то, что на протяжении последних двух лет, мы регулярно слышали прямые нападки на главного стратегического союзника Грузии со стороны Иванишвили и его режима, обвинения в неслыханных и несуществующих «грехах», разговоры о «глобальной партии войны», о том, что США и его союзники пытаются ввергнуть Грузию в войну и всякие бессмыслицы. Я был удивлён, что реакция США запоздала. Но это было реакцией не на оскорбление, не на обвинение, а на официальный разворот правительства Иванишвили от демократического курса. Он никогда не был, как я сказал, искренне демократическим, но теперь появились внешние признаки, совершенно чёткие, особенно, принятием закона об «иноагентах».

Имеет ли взаимоотношение между Вашингтоном и Ереваном связь с тем, что происходит в Грузии? Означает ли то, что смена внешнеполитического вектора Грузии, привело к еще большему сближению между Ереваном и Вашингтоном?

-- Конечно, это будет иметь последствия для Армении, и для долгосрочных интересов Азербайджана.  Я бы предостерёг любого человека в Азербайджане, который может испытывать не очень тёплые чувства ко многим западным странам, которые последние 30 лет игнорировали оккупацию терриорий страны, этнические чистки и т.д. Понимаю, что могут быть в Азербайджане многие люди, которые «обижены» на западные страны, и до сих пор считают их отношение «несбалансированным», но я знаю одно точно, что разрыв со стороны Грузии стратегических отношений с Западом и формирование открыто про-российского режима в Грузии, очень сильно повлияет, в том числе, на интересы Азербайджана.

В январе текущего года Грузия и Армения подняли уровень своего взаимодействия до стратегического уровня. На фоне того, что у Грузии ухудшаются отношения с Западом, а у Армении – наоборот, улучшаются связи с западным блоком, как можно охарактеризовать эти стратегические отношения между Тбилиси и Ереваном? 

-- На месте правительства Армении, я бы не полагал особых надежд на этот документ стратегического характера, подписанный с этим правительством Грузии. Как минимум, до того, как Грузия не будет иметь правительство с демократическим мандатом, который будет отражать волю грузинского народа зафиксированной нашей конституцией, о том, что Грузия должна быть членом Евросоюза и НАТО, любые договора с Арменией и с другими странами – особо «надёжными» быть не могут. Я считаю, что все схемы и форматы сотрудничества в Грузии, прояснятся только после выборов в октябре.

Грузия получила статус кандидатства в Европейский Союз, но насколько нынешние обстоятельства могут повлиять на то, что Грузия в итоге останется вне ЕС? Будут ли изменения в Конституции Грузии? Ведь в Конституции Грузии говорится о том, что путь к будущему Грузии лежит через Евроинтеграцию? Как Вы считается, как в итоге сложится внешнеполитический курс Грузии?  Как юридически изменится ориентация Грузии по отношению к ЕС?

-- Конституция конкретно обязывает все виды властей Грузии делать всё необходимое для вступления Грузии в Евросоюз и НАТО. Там очень конкретно сказано об этом.

То, что происходит сейчас в Грузии – это конституционный переворот.

Это антиконституционные действия со стороны правительства. Я считаю, что будущие выборы должны стать референдумом. На этих выборах будет решаться не просто «кто будет управлять Грузией следующие 5 лет», а то, что определит судьбу Грузии на очень долгое время. То, что сделало правительство Иванишвили – это является де-факто разворотом от европейского и западного пути. Поскольку было сказано очень чётко (если они сами этого не понимали, но я не думаю, чтобы не понимали, но всё же) со стороны Евросоюза, а затем со стороны США, что: «этот закон напрямую противоречит демократическому и западному курсу Грузии, а конкретно – интеграции Грузии и в ЕС, и в НАТО. В том числе и двустороннему стратегическому сотрудничеству с США». Так что, шаг со стороны правительства сделан. Теперь дело за ответом со стороны грузинского общества. Я очень надеюсь путём демократического и мирного изъявления на октябрьских выборах.

Как мы видим, в Армении размещается на данный момент наблюдательная миссия ЕС, были разговоры о сотрудничестве с Ираном, более того, даже на нынешних отношениях между Ереваном и Москвой, там находится внушительный контингент российской армии. Армения так же обращается к Франции и Индии за дополнительным вооружением. Чувствуете ли вы, что регион становится «перенаселённым»? Может ли это привести к геополитической катастрофе?

-- Я бы лично приветствовал вытеснение российского военного присутствия из Армении. Это и в интересах в интересах общего будущего Южного Кавказа. Присутствие европейских наблюдателей не является военным фактором, оно не может (и не будет) влиять на расклад и баланс сил на Южном Кавказе. Так что, я бы не ставил равенство между 5 тысячным военным присутствием России и присутствием наблюдателей из Евросоюза. Любой механизм, который бы способствовал сохранению мира и привёл бы к долгосрочному мирному соглашению и сотрудничеству между Азербайджаном и Арменией – Грузия будет приветствовать. Я думаю, что и Азербайджан, и Армения должны сделать максимум для того, чтобы прийти к долгосрочному мирному соглашению. Это сделает военное присутствие России неактуальным.

Где на нынешнем внешнеполитическом поле находится Китай в Грузии?

-- Китай особо «резких» движений делать в Грузии не будет. Он рассматривает Грузию, как и большинство постсоветского пространства, в качестве сферы влияния своего союзника – России. Так что, Китай «замещать» Запад не будет без координации с Россией, и, в том числе, это касается порта Анаклиа.

Порт Анаклиа ушёл под китайские компании, насколько это усилит влияние Пекина в Грузии? Может ли это привести к геополитическому конфликту интересов больших игроков за регион, между официальными Москвой, Вашингтоном, Брюсселем и Пекином?

-- Если до этого порт Анаклиа рассматривался как «общий мост между Западом и Востоком» (кстати, в партнёрстве с Азербайджаном), то в случае осуществления Китайского проекта в Анаклиа, они будут «вратами Китая и России», которые, соответственно, будут открываться и закрываться, в зависимости от их воли. Я напомню, что успех Азербайджанского государства был результатом того, что Баку приобрёл возможность экспортировать свои энергоресурсы, быть связанным со своим главным стратегическим партнёром – Турцией, вне контроля России. А если общий контроль России и Китая вернётся на территорию Грузии, то это будет сказываться не только на будущем Грузии, но и на интересах Азербайджана и Армении, и, в том числе, центрально-азиатских стран. Со 100% вероятностью уверен, что Китай и Россия будут координировать свои действия в Грузии.

Насколько реально и, в частности, как Вы оцениваете создание «Кавказского Дома» на Южном Кавказе, после подписания мирного договра между Арменией и Азербайджаном? Возможна ли кооперационная деятельность трёх южнокавказских республик в рамках «Кавказского Дома», каковы его перспективы?

-- У Грузии были теснейшие отношения, стратегическое партнёрство с Азербайджаном с начала 90-х годов прошлого века. С Арменией совершенно нормальные отношения, единственным препятствием для Кавказского регионального сотрудничества был конфликт между Арменией и Азербайджаном. Если эти две страны будут готовы к взаимному сотрудничеству, Грузия будет не просто приветствовать этот процесс, а будет способствовать региональному трёхстороннему сотрудничеству. Мы глубоко заинтересованы в этом формате, именно в трёхстороннем.

Рост цен на бензин и перспективы реструктуризации авторынка
Армения на пороге конституционных реформ?
Форум лидеров ОТГ в Шуше предвещает новую архитектуру безопасности для тюркской географии
Геополитика транспортных коридоров: Азербайджан как ключевой игрок
Борьба с обмелением Каспия, таянием ледников и минным загрязнением: чем Азербайджан идет на COP29?
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами