Зураб Тодуа: Для полноценного «тюркского пояса» одного сближения Турции и Азербайджана недостаточно

Словами «мир меняется» сегодня уже никого не удивить - создаются новые военно-политические блоки, появляются старые-новые центры, которые претендуют в мире на большее.

Однако данный процесс приводит к тому, что экономическая и политическая стабильность в мире становится все меньше, а проблем и противоречий все больше. О том, какие геополитические, экономические и энергетические процессы идут в мире, рассказал в интервью STEM историк, политолог, автор книг по истории постсоветского пространства, депутат парламента Республики Молдова (2010-2014) Зураб Тодуа.

Сегодня мир находится на стадии формирования новой геополитической реальности. Цены на энергетику растут, возникает вновь острая нужда в борьбе за энергоресурсы. Какие главные геополитические сдвиги вы видите и куда развивается тенденция?

Мир находится в переходном состоянии уже второй десяток лет. Все радужные надежды на то, что повсеместно начнет утверждаться демократия, либерализм и свободный рынок в их западном понимании оказались опрокинуты реальностью. Колоссальный удар по либеральному проекту нанес провал операции НАТО в Афганистане и спешное бегство из этой страны войск международной коалиции.

Кризис в энергетической сфере во многом обусловлен неудачей в деле продвижения так называемой «зеленой» энергетики. Выяснилось, что, как и предсказывали специалисты, на ближайшие 40-50 лет альтернативы традиционным источникам энергии, таким, как газ и нефть, не существует. Энергетики, основанной на ядерной реакции многие боятся. Политикам хотелось ускорить процесс замены. Однако ни ветряные конструкции, ни солнечная энергия, ни другие варианты пока не способны заменить газ, нефть, и атом. Попытка забежать вперед вынудила некоторые страны даже расконсервировать угольные шахты.  

На сегодня я вижу следующие факторы, которые оказывают влияние на геополитический расклад в мире:

  1.Продолжение процесса снижения влияния США на мировые процессы.  

2. Возрастание противоречий внутри ЕС между его «старыми» и «новыми» (Польша, Венгрия) членами.

3. Энергетический кризис.

4. Очевидная беспомощность властей разных стран в деле борьбы с пандемией коронавируса.

5. Возрастание роли России и Китая в мировых делах.

Интересы Европы, США и Британии разошлись. Можно сказать уже нет в реальности такого понятия как "коллективный запад". Но что приходит на смену?

Вы правы, все чаще мы говорим об интересах США, ЕС, Германии, государств Восточной Европы. И все чаще эти интересы не совпадают. Я бы особо отметил увеличение политического веса Германии и появление перспектив для повышения её самостоятельности. Это закономерный процесс. В этом плане можно обратить внимание на то, как Германия отстаивает "Северный поток-2", вопреки позиции США и ЕС. Германия давно является главным экономическим двигателем и финансистом Европейского Союза. Между тем политическое влияние страны длительное время преднамеренно сдерживалось и даже принижалось.  Я давно говорил о том, что позиции Германии в мировой политике будут усиливаться. И теперь мы наблюдаем, как это происходит.

Тем временем кризисные проявления в различных областях в Европейском Союзе продолжатся. Во-первых, из-за ошибочной миграционной политики. Во-вторых, из-за противоречий с новыми членами ЕС. При чём, некоторые из этих противоречий носят неразрешимый характер, в частности из-за стремления европейской бюрократии навязать всем странам ЕС новые «ценности». Помимо прочего ЕС повторяет многие ошибки СССР и теперь вряд ли сумеет поправить дела.

Весьма интересно чем завершится кризис в отношениях Брюсселя с Варшавой и Будапештом. Как известно, ЕС постановил взыскивать с Польши по 1 млн. долларов ежедневно в виде штрафа за отказ вывести судебную систему из подчинения исполнительным органам власти. Пока, как мы видим, никто уступать не хочет. Между тем, вопрос принципиальный.

Сейчас в СМИ модно говорить о "тюркском поясе". Такие центры как Россия, Иран и Китай в этом видят угрозу для себя. Но против кого или вопреки чему строится т.н. "туранский пояс"?

О «туранском поясе» говорят с 90-х годов, когда многие предполагали, что Турция возьмет покровительство над бывшими республиками СССР - Азербайджаном, Узбекистаном, Казахстаном, Киргизией, Туркменистаном. Очень скоро от этого «покровительства» почти все новые независимые государства отказались. Они выпроводили различные турецкие НПО, прикрыли медресе, в которых проповедовались радикальные трактовки ислама, резко ограничили число студентов, обучающихся в Турции.   

В 90-е годы у Турции не было достаточной экономической базы для поддержания амбициозных идей. Сегодня такая база есть. За последние 10-15 лет Турция заметно окрепла в экономическом плане. Снова о перспективах «Великого Турана» заговорили после удачной военной операции Азербайджана в Нагорном Карабахе. Однако для полноценного «туранского пояса» одного сближения Турции и Азербайджана недостаточно. Это даже не «полупояс», а пока только близкое и перспективное сотрудничество двух государств.

В Центральной Азии позиции Москвы по-прежнему сильны. Они укрепились после неудачи США и НАТО в Афганистане. На Южном Кавказе, рассуждая о таком поясе следует помнить о том, что в настоящее время военное присутствие России де факто сохраняется во всех трех государствах региона – в Грузии (В Абхазии и Южной Осетии), в Армении и в Азербайджане (миротворческий контингент в Нагорном Карабахе). Пока для России, Китая и Ирана угроза «туранского пояса» - это из области туманных теоретических рассуждений. Ведь в последние 10-15 лет эти страны тоже не стояли на месте, а интенсивно развивались.

Украина заявила, что желает вступить наблюдателем в Тюркском Совете. Очевидно, что Анкара укрепляет свои позиции на постсоветском пространстве, где доминация Москвы уменьшается. В перспективе интересы Анкары и Москвы сталкиваются и могут обрести геополитические окраски с боевыми действиями?

В основе отношений России и Турции лежат прежде всего экономические интересы. Я с середины 90-х годов наблюдаю за тем, как развивается Турция. В своих статьях и книгах предсказывал сближение двух государств как раз примерно до того уровня, который наблюдается в последние годы. Турция больше, чем Россия заинтересована в сотрудничестве. Без русского газа бурный экономический рост Турции был бы невозможен. Не случайно развитие последовало как раз после введения в строй в 2005 году газопровода «Голубой поток». В необходимых объемах газ Турция может получить только из России. Все попытки Анкары найти альтернативные источнику к успеху не привели.

 Поэтому какими бы ни были противоречия между Россией и Турцией, они в своем развитии упираются в определенные границы. Именно в этих границах и будет развиваться политическая и военная активность Турции на других направлениях. Конфликты могут быть на периферии, на территории других стран, как например в Сирии. Но до открытого и прямого столкновения не дойдет. Прежде всего, потому что Анкаре это не выгодно.

 

Трёхсторонняя встреча в Сочи - очередной фальшь Пашиняна или победа дипломатической линии Баку?
Транзит власти в Казахстане: Почему Елбасы передал руководство правящей партией Токаеву
Почему Россия свозит военную технику на границу с Украиной? - отвечают эксперты
Два сценария развития событий в армяно - азербайджанском конфликте
Мозговые центры России и Казахстана о последней эскалации на границе Азербайджана и Армении – причины и прогнозы
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами