Горбачев Амбарцумяну: "43 процента жителей Еревана были азербайджанцы" - Об этноциде азербайджанцев Армении- часть вторая

Одним из главных планов новоиспеченной армянской республики в 1918 году было в кратчайшие сроки арменизировать город Ереван, который еще в начале ХХ века сохранял свою тюрко-мусульманскую идентичность. С превращением Еревана в столицу армянского государства, процесс освобождения города от первоначальных владельцев - азербайджанских тюрок усилился.  Для этого переехавшему в Ереван архитектору Александру Таманяну поручили подготовить генеральный план, который был утвержден в 1924 году. С этого начинается процесс уничтожения топонимов и архитектурных памятников Еревана, принадлежащих азербайджанскому народу. Новая архитектура города была подчинена армянской национальной идеологии, где культурные и исторические памятники, образовательные центры азербайджанцев просто подвергались разрушению и ликвидации.  

В результате вмешательства облик города был подвергнут серьезным изменениям. О том, как происходил процесс миграции армян в Ереван, менялся этничекий состав города и как на первых этапах переселяли азербайджанцев из Армении можно узнать в первой части статьи. Мы же публикуем вторую часть, где автор историк Ильгар Нифталиев приводит исторические факты об этнических чистках против азербайджанцев Еревана и рассказывает о преступной политике руководства Советского Союза, которое не обратило должного внимания этой проблеме, что в итоге привело кровопролитонй войне в начале 90-х гг. прошлого века.   

 

- Интересно, что в конце 1940-х годов объектом переселения стало не только азербайджанское население Армении, но и азербайджанское отделение Ереванского педагогического института и Азербайджанский педагогический техникум. Вновь обратимся к работе М.Шагинян, которая писала об этом так : «В 30-е и 40-е годы здесь издавались на азербайджанском языке республиканская и районные газеты. Армения посылала азербайджанцев депутатами в республиканский Верховный Совет и в Верховный Совет СССР. Ереванский педагогический институт имел азербайджанский сектор с тремя факультетами; кроме него, в Ереване находились азербайджанский сельскохозяйственный техникум, педагогическое училище, две средние школы; и в Центральной библиотеке, и в детской, и в городской есть азербайджанские отделения. О районах говорить нечего, — везде были свои средние школы. С переселением части азербайджанцев на родину, в соседний Советский Азербайджан, эти данные несколько снизились в количественном отношении». Здесь необходимо исправить армянскую писательницу, которая преднамеренно искажая историческую правду, рассматривает депортацию азербайджанцев в Азербайджанскую ССР, как переселение на родину. В действительности же азербайджанцы вынуждены были покинуть свои исторические земли с территории ныне называемой Арменией, на которых они жили веками и  имели свои государственные образования. Однако, авторы плана переселения азербайджанских учебных заведений считали, что с полным изгнанием азербайджанцев из Армении необходимость в обучении азербайджанских учителей отпадет сама собой.
В результате 1 июля 1948 года Совет Министров Азербайджанской ССР принял специальное решение. Согласно решению, азербайджанский филиал Ереванского педагогического института должен был присоединиться к Азербайджанскому педагогическому институту (АПИ) имени В.И. Ленина.
Так, 149 азербайджанских студентов литературного, исторического и физико-математического факультетов Азербайджанского филиала Ереванского педагогического института были приняты на соответствующие факультеты и курсы Азербайджанского педагогического института.

257 азербайджанских студентов литературного, исторического и физикоматематического факультетов заочного отделения Ереванского педагогического института также были приняты на соответствующие факультеты и курсы заочного отделения АПИ.

Согласно данному решению Азербайджанский педагогический техникум, в котором обучалось 232 студента и 108 студента заочного отделения, был переведен в Азербайджанскую ССР и размещен в здании детского дома в городе Ханларе (ныне Гёйгель).

Лишь в 1954 году в Ереванском педагогическом институте вновь открылось азербайджанское отделение, которое состояло из двух факультетов (физико-математического и азербайджанского языка и литературы). По данным Министерства образования Армянской ССР, в 1981-1982 годах в 155 азербайджанских школах и 38 интернациональных школах с классами на азербайджанском языке обучалось 48812 азербайджанцев. В Ереване, в одной восьмилетней и одной средней азербайджанской школе обучалось в общей сложности 176 азербайджанцев. 36 из них учились в восьмилетней школе имени М.Азизбекова и 140 - в средней школе имени М.Ф. Ахундова. 

Азербайджанский государственный драматический театр имени Дж. Джаббарлы, действовавший в Ереване с 1928 года, в 1949 году остановил свою деятельность. Возобновивший после длительного перерыва свою деятельность в 1967 году, театр был окончательно закрыт в 1988 году в период массовой депортации азербайджанцев из Армении.

В то время, как во второй половине 1950-х годов активная фаза иммиграции армян замедлилась, с начала 1960-х годов в Армении на повестку дня стал вопрос о обосновании этого процесса с исторической точки зрения. В результате 1965 году в Ереване были проведены мероприятия, посвященные годовщине так называемого геноцида армян. В 1967 году в центре Еревана, в местечке Цицернакаберт был открыт мемориальный комплекс, посвященный этим событиям.

Однако искусственная затяжка процесса миграции зарубежных армян до начала 1970-х годов, постепенно привело к обратному процессу: бывшие иммигранты и их дети уже начали возвращаться.

Почти одновременно с основанием новых районов армянских иммигрантов вокруг Еревана, в Армении началась кампания по переименованию тюркских топонимов на армянский лад. Цели, преследуемые при этом, достаточно очевидны: вместе с выживанием коренного азербайджанского населения и уничтожения памятников его материальной культуры, стереть саму память об исконных жителях территории, которое ныне называлось Арменией. Процесс массового переименования топонимов в Армении берет начало с образования в мае 1918 года первого армянского государства на Южном Кавказе –Араратской Республики. В период с 1919 по 1935 год на территории Армении было переименовано названия более 190 тюркских населенных пунктов.  В 1933 году при армянском отделении Закавказского филиала Академии наук СССР была создана специальная Географическая комиссия, которая должна была определить перечень топонимов на территории республики, которые подлежали переименованию. В дальнейшем этот список рассматривался на Президиуме отделения и передавался для окончательного
утверждения в Законодательный орган власти республики. Постановлением Центрального Исполнительного Комитета ССР Армении от 3 января 1935 года на официальном уровне был дан старт компании по массовому переименованию тюркских топонимов на вымышленные армянские, которая продолжалась с разной интенсивностью вплоть до начала 90-х годов прошлого века.

В постановлении нашло отражение официальная версия причин переименования, которая сводилась к тому, что "названия многих мест отражали религиозные, феодально-собственнические пережитки прошлого, а также большинство имели неустойчивое и подрывающее значение".

Одним из первых было решение о переименовании в 1936 году города Эривана в Ереван. Во время раскопок на холме Ганлы тепе на юго-восточной окраине Еревана в 1950 году армянские археологи обнаружили клинопись, в которой царь Урарту Аргишти I сообщал о строительстве в 782 году до нашей эры крепости под названием Эребуни. Обнаружение этого артефакта дало
армянам повод отпраздновать в сентябре 1968 года 2750-летие «одного из древнейших городов мира» Эребуни-Еревана, и заявить на весь мир, что якобы Ереван на тридцать лет старше Рима. На самом же деле обнаруженные на холме Ганлы тепе остатки крепости не имели ничего общего ни с историей города Еревана, ни тем более армян, а проведенные мероприятия по случаю «годовщины» Еревана являлись частью развернувшейся после 1965 года в Армении антитурецкой кампании.  В послевоенные годы процесс переименования тюркских исторических
названий на территории Советской Армении принял тотальный характер и чаще совпадал с периодами активизации антитурецких и антиазербайджанских настроений.

Начало нового этапа переименования тюркских топонимов совпало с ухудшением в 1945 году советско-турецких отношений.

Другим социально-политическим фактором, оказавшим влияние на процесс переименования названий тюркских топонимов, была депортация более 50 тысяч азербайджанцев из Армянской ССР в Кура-Араксинскую низменность Азербайджанской ССР в 1948-1953 годы. Новая активная фаза процесса переименования тюркских топонимов относится ко второй половине 1960-х годов. Мощным импульсом этому стали проведенные в 1965 году в Ереване мероприятия, посвященные 50 летней годовщине т.н. "геноцида армян", якобы имевшего место в годы Первой мировой войны на территории Османской империи. Эти мероприятия дали мощный толчок к новому росту антитурецких и антиазербайджанских настроений в армянском обществе. В общей сложности за период 1930-1991 годов в Армении было переименовано более 600 тюркских топонимов.

Помимо этого, в период с 1918 и до середины 80-х годов ХХ века с карты Армении полностью исчезли названия 254 населенных пунктов тюркского происхождения.

 До конца 1980-х годов, не считая отдельных единичных случаев роста всплеска напряженности в армяно-азербайджанских отношениях, в основном инициированных армянским руководством, советским властям удавалось, держа руку на пульсе, не давать выходу информации об этих фактах за пределы Армении, а также на страницы союзной печати. В межнациональных отношениях Кремль действовал жестко, методом устрашения, тем самым контролируя мир, добрососедство между армянами, грузинами, азербайджанцами и многими другими народами и этносами на
протяжении десятилетий. Это обеспечивалось не только неотвратимостью наказания того, кто преступил законы сосуществования в едином советском доме. За Союзом признавалась роль объективного третейского судьи. И он эту роль худо-бедно выполнял достаточно объективно.

Однако горбачевская перестройка лишила Союз его эффективного оружия -опоры на силу, заменив ее ссылками на несуществующую демократию. А роль объективного третейского судьи Михаил Сергеевич подменил политикой равноудаленности.

В результате, получилось, что нарушитель мира и закона виноват в той же мере, что и тот, чей покой нарушен дерзкими, необоснованными претензиями на исторические земли. Эта логика и подвела к уравнению в правах и агрессора, и его жертвы.

В ходе последней фазы территориального конфликта, начавшейся во второй половине 80-х годов ХХ века, информация о нем впервые вырвалась на страницы союзной и республиканской прессы, выйдя тем самым из латентного состояния и став объектом широкого обсуждения. Впервые, начиная с 1920-х годов, не в закрытых кабинетах или в ходе застолий, а открыто на официальном уровне было выдвинуто требование изменить административно-территориальное устройство советского государства, являвшееся одной из главных истин, на которых держался "нерушимый союз". Одновременно, впервые руководство Армении, наряду с политической поддержкой сепаратистского движения в Нагорном Карабахе, предприняло конкретные юридические шаги по воссоединению НКАО с Арменией и открыто начала депортировать азербайджанцев со своих исторических земель в Армении.
 После трагических событий в Сумгаите в февраля 1988 года, спровоцированных советскими спецслужбами в тандеме с армянскими националистами, конфликт перешел в кровавую плоскость. Развернулась антиазербайджанская пропагандистская кампания в прессе уже во всесоюзном и международном масштабе с использованием умело смоделированного образа азербайджанской нации. Сумгайытские события дали повод армянским националистам для начала планомерного выживания азербайджанцев со своих земель в Армении.

Логика развития событий и нежелание обидеть какую-либо из конфликтующих сторон, неумолимо подвели Кремль к тому, чего он старался избежать: вынесение обсуждения нагорно-карабахской проблемы на высокий союзный уровень — на заседание Президиума Верховного Совета СССР.

18 июля 1988 года в Кремле состоялось специальное заседание Президиума Верховного Совета СССР, посвященное обсуждению ситуации. На этом заседании состоялся весьма любопытный диалог между М.Горбачевым и армянским академиком В.Амбарцумяном, в котором Генеральный секретарь продемонстрировал удивительную осведомленность об истории Еревана и его азербайджанского населения.

Обращаясь к В.Амбарцумяну, Горбачев прямо спросил его : «Здесь часто упор делается на то, как меняется демография, состав населения. Это подается как важный аргумент и даже как результат определенной политики. Скажите, в начале века (имеется ввиду ХХ века-И.Н.) сколько в Ереване составляло азербайджанское население?». Армянский академик растерялся и не мог назвать точную цифру. Тогда М.Горбачев уточнил : «Вы обязаны знать. Я вам напомню – 43 процента азербайджанцев было в Ереване в начале века. Сейчас какой процент азербайджанцев?».

Подобная осведомленность Генерального секретаря вынудило Амбарцумяна признать, что в настоящий момент в столице Армении остался всего 1 процент азербайджанцев. В.Амбарцумян не был далек от истины. Город Ереван, имевший до начала нагорно-карабахского конфликта азербайджанское население в несколько тысяч человек [по переписи 1979 года - 2341 человек или 0,2% населения города, в 1988 году полностью был очищен от наших соотечественников.   

Конец ноября - декабрь 1988 года в сложнейшей многовековой истории армяно-азербайджанских отношений занял особое место как заключительный этап полного и теперь окончательного изгнания азербайджанцев из Армении.
Начинавшийся в феврале с массовых выступлений в Армении и Нагорном Карабахе под лозунгами "воссоединения", 1988 год завершался тотальной этнической чисткой азербайджанского населения Армении. Был претворен в жизнь вожделенный лозунг "Армения для армян". С этого момента, в течение целого ряда лет феномен беженцев становится неустранимым фактором политической и социальной жизни республики, активно включенным в деструктивные процессы. По данным Госкомстата Азербайджанской ССР, к началу февраля 1990 г. из Армении в Азербайджан бежали 186 тыс. азербайджанцев.  С исходом азербайджанцев из Армении возросли масштабы армяно-азербайджанского конфликта, в его воронку оказалась вовлечена еще большая масса людей, значительно расширилась география пространства конфликта. Вслед за депортацией азербайджанцев из Армении межобщинные столкновения приобрели тенденцию военных столкновений с применением огнестрельного оружия, орудий массового уничтожения. Таким образом, конфликт постепенно перерастал в войну между двумя некогда союзными республиками.
В завершении хотелось бы отметить, что переход армяноазербайджанского конфликта после распада СССР в активную военную фазу, последовавшие за этим геноцид азербайджанского населения в Ходжалы, оккупация 20 % территорий Азербайджанской Республики вооруженными силами Армении вызвали большой интерес у отечественных историков к изучению исторического прошлого и материально-культурного наследия азербайджанцев - исконных жителей тех территорий, на которых сегодня создана республика Армения. Важный толчок этому процессу придали указы Президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева от 18 декабря 1997 года о депортации азербайджанцев из Армении и от 26 марта 1998 года
о геноциде азербайджанцев. Безусловно, важной вехой в этом процессе стало обращение Гейдара Алиева к азербайджанским историкам на заседании комиссии по проведению 75 годовщины образования Нахчыванской Автономной Республики 9 февраля 1999 года : «И в дальнейшем надо создавать такие произведения, чтобы они постоянно, в последовательной форме доказывали принадлежность Азербайджану земель, где ныне расположена Армения. Мы должны сделать это. Мы должны открыть дорогу будущим поколениям. Мы просто должны отобразить эту действительность в произведениях. Однако что и когда произойдет, - это покажет история». 

Азербайджан и Словакия договариваются на перспективу
В центре STEM прошла встреча с аналитиками Польского института международных отношений PİSM
Гянджа, Гаджикабул, Габала: развитие регионов как прерогатива социально-экономической политики
Брюссельские мечты Никола Пашиняна и сложности региональной политики
«Грузинская мечта» и грузинская реальность
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Ведущий аналитик STEM украинскому изданию NV: F-16 может кардинальным образом увеличить боевые возможности украинской армии
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе

Следите за нами