Решение Карабахского конфликта дало надежду урегулировать застарелые конфликты на постсоветском пространстве

Возвращая в соответствии с договором от 10 ноября без единого выстрела последние три района вне Нагорного Карабаха (Агдам, Лачин и Кельбаджар) и вынужденных переселенцев в регион, находившийся под армянской оккупацией, Азербайджан распутал 30-летний карабахский гордиев узел военно-дипломатическим путем.

Не дипломатическим “как единственно возможным” в чем официальный Баку уверяли и пытались внушить сильные мира сего в лице со-председателей Минской группы ОБСЕ, а именно военно-дипломатическим. Воистину немыслимо! Будто нагорно-карабахский конфликт имел внеземное происхождение, и разрешить его силой было априори невозможно. Будто банальная истина “когда дипломаты молчат, пушки говорят”, которая работала как часы с момента появления государств на планете Земля, в нагорно-карабахском конфликте дала бы сбой.

Это соглашение не только фиксирует военные достижения Азербайджана, но и создает правовые предпосылки для будущей юридической ответственности государства Армения за все ее деяния в Карабахе в течение 30 лет, ибо под ним стоит подпись армянского лидера и этим Азербайджан непременно воспользуется на юридическом поле битвы.

 

Время собирать камни

Нагорно-карабахских конфликт был, даже не вериться, что употребляю прошедшее время, первым межэтническим конфликтом на территории бывшего СССР, и он же стал первым, разрешенным на постсоветском пространстве. О том, что он канул в лету, высказались лидеры Азербайджана, Турции, России. Молчание армянского лидера на высказывания коллег скорее подтвердили его согласие. Как же Азербайджану это удалось? Как говориться: сколько людей, столько и мнений. Вкратце выскажу свое. По пунктам. А их четыре т.е. четыре элемента формулы успеха. И если первые три зависели от официального Баку, то последний является целиком и полностью заслугой армянских властей:

- сильная, профессиональная, укомплектованная современным оружием, техникой и оборудованием армия.

 Тут слова излишне. Достаточно просмотреть многочисленные видео с уничтожением военной техники и живой силы противника в течение 1.5 месяца боевых действий.

- высокий боевой дух населения 

Речь идет о тотальном “общественном заказе” последних 30 лет, требования к властям вернуть земли любой ценой.

-правильно выстроенная международная, в особенности региональная политика по отношению к соседям, методичное продвижение своей позиции на всех международных площадках

Ярчайший пример как эта политика “выстрелила” в нужный момент - это блокирование обсуждений непостоянными членами Совбеза ООН ангажированной (!) резолюции, которую предложили сопредседатели все той же Минской группы ОБСЕ Франция и Россия (!). Семь из десяти непостоянных членов оказались участниками Движения Неприсоединения, внушительного клуба из 120 государств, где председательствует сейчас президент Азербайджана.

-торпедирование всего спектра армяно-российских отношений с апреля 2018 года

Именно в это время в Армении сменяется власть и у руля государства появляется прозападная политическая элита.

Прецедент или нет?

Первый разрешенный конфликт на постсоветском пространстве стал своего рода прецедентом. Для международного сообщества все конфликты, возникшие накануне и после распада СССР, были по сути однородными. Неспроста же их все называли “замороженными” (frozen), а потом “затяжными” (protracted). Но правда в том, что конфликт, как и всякое сложное и живое явление развивается и видоизменяется. И если в начале эти конфликты были похожи и однородны, то по мере неразрешенности в последующие десятилетия они стали специфическими. И насколько карабахский прецедент можно экстраполировать на конфликты в Грузии, Украине, Молдове ответить сложно, потому как есть схожие и различающиеся аспекты: отношение властей и простых людей, выводы и результаты, новая роль России в Карабахе и тд.

 

Грузия

Власти соседней страны соблюдали строгий нейтралитет, как на словах, так и на деле. Во время конфликта он выразился во временном запрещении транзита через свою территорию грузов военного назначения, направляющихся в воюющие страны, а также возможности предоставления воюющим сторонам площадки для ведения переговоров. После подписания же соглашения глава МИД Грузии выразил надежду, что оно приведет “к полному разрешению конфликта”, а президент провозгласила о начале “новой эры на Кавказе”.

 

По мнению грузинских экспертов, главная причина грузинского нейтралитета - это проживающие на территории Грузии представители многочисленной азербайджанской и армянской общины, являющиеся гражданами Грузии. Журналист Георгий Лориа считает, что “главным делом для нас было сохранить мир между этническими армянами и азербайджанцами, которые живут у нас бок о бок. И наши граждане-этнические армяне и азербайджанцы хорошо понимали ситуацию”.

И хотя никаких столкновений между представителями общин не было, каждая сторона проводила митинги в поддержку своих соплеменников: азербайджанцы перед посольством Азербайджана в Тбилиси, а армяне – в регионе Джавахетия, где компактно проживает армянское меньшинство Грузии. Кстати, по информации местной газеты Jnews, 18 грузинских армян отправились в Карабах и погибли в боях. Что касается отношения титульной нации страны, то симпатии этнических грузин, по мнению политического исследователя Торнике Зурабашвили, были больше на стороне Азербайджана:

”У нас схожая ситуация с вынужденно переселенными лицами и отколовшимися оккупированными регионами, поэтому это естественно что населению легче симпатизировать Азербайджану”. Оба эксперта сходятся во мнение, что главный результат - это наступление мира и увеличение влияния России в регионе.

“Мы беспокоимся возрастающим присутствием России в регионе. Она и так была здесь, но сам факт того, что у Москвы появился более сильный рычаг влияния на Баку вынуждает беспокоиться о результатах”, - говорит Торнике Зурабашвили. По мнению же Георгия Лориа, появился и другой новый-старый игрок в лице Турции, у которого свои интересы в регионе и “как Россия справится с Турцией и ее амбициями в регионе совсем другой вопрос”.

Торнике Зурабашвили полагает, что война в Карабахе не окажет мгновенного влияния на оккупированные регионы Грузии, а потенциальная война в Грузии в ближайшее время маловероятна: “Обстоятельства очень сильно отличаются. К тому же, Грузия в одностороннем порядке обещала не использовать силу. А это исключает возможность выбора официальным Тбилиси военного решения конфликта”.

Георгий Лориа же призывает не доверять стремлениям России на Кавказе. “Без участия России решить наши процессы с нашими братьями-абхазами и южными осетинами в принципе невозможно, но и участие России показывает, вместо решения проблемы получаешь новую”, - говорит он.

 

Молдова

Молдова, которой тоже достался в наследство военный конфликт в Приднестровье, в дни карабахского конфликта готовилась к президентским выборам. Наверно, этим можно и объяснить, судя по словам молдавского журналиста Андрея Гилана, почему новости о войне в Карабахе прошли мимо большинства жителей Молдовы. Молдаване традиционно выбирали между будущей пророссийской и прозападной властью. Но вот слова нового президента наводят на мысль, что хоть и косвенно, но результаты войны в Карабахе не остались незамеченными. К этому мы еще вернемся. В дни войны же власти старались никак не комментировать эти события, ограничившись лишь дежурными фразами о поддержке мира на Кавказе и о мирном диалоге в рамках мирового права.

Например, в своем поздравлении с Днем независимости Азербайджана, направленном азербайджанскому коллеге, а было это 18 октября, т.е. почти месяц после начала боевых действий, глава МИД Молдовы поддержал территориальную целостность нашей страны и высказался за мирное урегулирование конфликта, проведя параллель с ситуацией в приднестровском регионе и отметил, что “Молдова лучше всех знает, что такое замороженный конфликт на своей территории”.

Ситуация в Молдове совершенно иная, нежели на Кавказе, считает Андрея Гилан.

“В Молдове к Приднестровью многие жители республики относятся с равнодушием. На правом берегу уже давно не звучат призывы вернуть родную землю. Многим попросту все равно”, - говорит он, добавляя: “Некоторые горячие головы заявляют, что от Приднестровья нужно и вовсе отказаться, так как оно не дает возможности Молдове двигаться в сторону Запада”.

Вернемся к cловам новоизбранного президента прозападных взглядов. Она ни много, ни мало заявила о необходимости полного вывода российских миротворцев из Приднестровья для урегулирования конфликта. А это 402 российских военнослужащих. Помимо них на левом берегу Днестра, именно там находится отколовшийся регион, задействованы 492 приднестровских (читай сепаратистских), 355 молдавских и десять военных наблюдателя от Украины.

Выступающая за мирное решение конфликта, новый президент отвергла всякую модель урегулирования, при которой Молдова станет федерацией. А именно это стояло и стоит во главе угла в предлагаемых Россией вариантах решения, в частности в “Меморандуме Козака”, разработанным в 2003 году первым заместителем руководителя администрации Президента России Дмитрием Козаком. В ответ на заявление молдавского президента российские политики предупредили, что если будет развиваться желанный ею сценарий, “то там может начаться новая горячая стадия конфликта, от которого не будет приятно никому”.

По мнению А.Гилана “Россия охладела к Приднестровью и с каждым годом к Приднестровью все больше относятся как к чемодану без ручек: нести тяжело, а бросить жалко.

Приднестровье с каждым годом уже все меньше выступает в роли российского форпоста, а все больше представляет собой боярское имение холдинга “Шериф” (имеется в виду властвующий в отколовшемся регионе холдинг приднестровских частных компаний) со своими холопами и крепостными”, - рассказал он. “Не думаю, что эта ситуация устраивает Россию. Не удивлюсь, если однажды Россия, остерегаясь дискредитации “Республикой Шериф”, окончательно подтолкнет Приднестровье в объятья родной Молдовы”.

 

Украина

Наиболее внимательно за ходом боевых действий и последующими событиями в Карабахе следили и следят в Украине, в постсоветской стране, которая позже всех столкнулась с сепаратизмом. Не удивительно, что президент Украины безоговорочно поддержал территориальную целостность, что вызвало недовольство, как среди армянских политиков, так и рядовых граждан Армении.

“Азербайджан в ответ всегда поддерживал суверенитет и целостность нашей страны. Конечно же, в обществе были разные взгляды. Люди могли, не углубляясь в суть конфликта говорить, что поддерживают Армению, потому что у них там живут родственники. Но все же, в большинстве украинцы и страна в целом говорила о том, кому законно принадлежать земли, за которые идет война”, - говорит военный корреспондент Евгения Китаева, которая вместе с коллегами через два дня после начала военных действий прилетела в Азербайджан, чтобы освещать события в Карабахе.

Украина начала делать выводы еще в самый разгар боевых действий. Так, во время своего визита в Турцию президенты двух стан подписали соглашения о сотрудничестве в оборонной отрасли. Поэтому после подписания трехстороннего соглашения от 10 ноября военные эксперты в Украине заговорили об уроках и первым и очевидным называли использование беспилотников.

“В нашей войне на востоке Украины беспилотники используются только в качестве разведки. Но результат ударных беспилотников, которые использовали азербайджанские военные, естественно потрясли. 44 дня войны в Карабахе показали и дали понимание того, что некоторые вопросы относительно суверенитета государства, в отношении обороны могут решаться военным путем”, - считает Евгения Китаева.

По мнению журналиста, в войнах на востоке Украины и в Карабахе присутствует Россия и ее танки. Вместе с этим в Украине, считает Евгения Китаева, не верят в миротворчество российских войск, потому что те же миротворцы воевали на Донбассе, в Грузии и Приднестровье. Однако победа Азербайджана в войне прояснила одно, добавляет она:

“Стало понятно, что она (Россия) может бить слабых, но когда видит сильного соперника и еще сильнее союзника у соперника, прячет голову в песок. Для нас, имея такого врага, как Россия, важно приложить максимум усилий и создать сильную армию”, - уверена Евгения Китаева.

Афганская угроза для Средней Азии: кто поможет странам региона ей противостоять?
 Молдова выбирает свое будущее -  политолог рассказал каковы ожидания от парламентских выборов
Ахмет Ярлыкапов: Активизация талибов несет угрозу терроризма на пост-советском пространстве
Запад не оставляет Лукашенко выбора: новые санкции  подталкивают Минск к интеграции с Россией
Готова ли Украина отказаться от Донбасса? -  По следам заявления Зеленского
Культурный геноцид: Попытки арменизации албанского монастыря Кельбаджара – Дадиванк /Хутаванк
Армянская дилемма России: от Конституционных поправок Путина до Товузских событий
Армянский национализм трещит по швам перед азербайджанской мечтой в Карабахе
Роберт Мобили о том, как на протяжении всей истории армянская григорянская церковь присваивала наследие Кавказской Албании
Истоки карабахского конфликта: Как большевики на землях Азербайджана искусственно создавали автономию для армян

Следите за нами